Notice: Undefined index: section in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 4

Notice: Undefined variable: return in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: return in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: return in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 81

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 82

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 88

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 90

Notice: Undefined variable: site_content in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 137
Глава VIII ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В СУДЕ : Гражданский процесс - ред. проф. Комарова В.В : Большая юридическая библиотека

Глава VIII ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В СУДЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 

 

1. Понятие представительства в суде

Конституция Украины закрепляет право граждан и юридических лиц на получение правовой помощи при реализации Конституционного права на судебную за­щиту (ст. 59).

В гражданском судопроизводстве правовая помощь при осуществлении защиты прав и охраняемых зако­ном интересов граждан и юридических лиц реализу­ется, в частности, в форме судебного представительст­ва. Таким образом, институт представительства в гра­жданском процессуальном праве является одним из предусмотренных законом способов реализации пра­ва на судебную защиту.

Согласно ст. 110 ГПК граждане могут вести свои де­ла в суде лично или через своих представителей. Дела юридических лиц ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им законом, уставом или положением, или их представители.

Необходимость в судебном представительстве обусловлена разными обстоятельствами: невозможностью соблюдения состязательного начала судопроизводства при рассмотрении гражданских дел, в которых участву­ют недееспособные лица (по возрастному критерию — несовершеннолетние; по медицинскому критерию — граждане, признанные недееспособными в судебном по­рядке); невозможностью юридических лиц, возглавляе­мых коллегиальными органами (например, правления­ми), непосредственно принимать участие в рассмотрении дела; желанием заинтересованных лиц получить квалифицированную юридическую помощь при рас­смотрении дела в суде и т.д.

В юридической литературе вопрос о правовой при­роде судебного представительства решается неоднознач­но. Более обоснованной, на наш взгляд, является точка зрения, согласно которой представительство в граждан­ском процессе — это самостоятельный процессуаль­ный институт, а не разновидность общегражданского представительства. В процессуальной литературе этот вывод был достаточно убедительно аргументирован.

Представительство в гражданском процессе отлича­ется от общегражданского представительства целью, ха­рактером и содержанием правоотношений, складываю­щихся между его субъектами; кругом лиц, которые мо­гут быть представителями; основаниями возникнове­ния и прекращения; характером и объемом полномо­чий, которыми наделяются представители.

Так, целью судебного представительства является предоставление гражданам и юридическим лицам правовой помощи при осуществлении ими защиты в суде своих субъективных прав и охраняемых законом интересов.

Целью общегражданского представительства, в отли­чие от процессуального представительства, является со­вершение представителем от имени представляемого сделок, которые создают, изменяют или прекращают гражданские права и обязанности последнего (ст. 62 ГК). В гражданских правоотношениях субъективные права и обязанности реализуются управомоченным или обязанным субъектом лично, либо вместо него дейст­вует представитель, полностью его замещающий. Пред­ставитель в гражданском процессе может не только за­мещать сторону, но и действовать наряду с ней, то есть непосредственное участие в процессе гражданина или органа управления юридического лица не лишает их права иметь в этом деле представителя (ст. 110 ГПК). Объем полномочий представителя в гражданском праве целиком зависит от воли доверителя и определяет­ся содержанием договора поручения (ст. 386 ГПК). Су­дебный представитель, в соответствии с законом, име­ет целый комплекс самостоятельных процессуальных прав, для осуществления которых не требуется специ­ального разрешения представляемого.

В процессуальной литературе иногда значительно расширяются пределы действия института судебного представительства. Так, например, участие представите­лей органов государственного управления и иных пере­численных в законе субъектов (ст. 121 ГПК), предста­вителей общественности (ст. 161 ГПК) рассматривает­ся как один из видов судебного представительства.

Для такого вывода, с нашей точки зрения, нет дос­таточных оснований, более того, он противоречит дей­ствующему законодательству. В соответствии со статя­ми 98, 110, 112 ГПК дела в суде через представителей могут вести не все участники процесса, а только сто­роны, и третьи лица.

Разделяя мнение ученых о необходимости расши­рительного толкования указанных норм, полагаем, что оно должно иметь определенные пределы, поскольку очевидно, что право на участие в процессе через пред­ставителей не является общим полномочием всех уча­стников гражданского судопроизводства. Это право мо­жет быть предоставлено лишь тем субъектам, реали­зация прав и обязанностей которых не требует их не­посредственного участия при осуществлении функцио­нальной деятельности в процессе. Круг таких субъек­тов должен ограничиваться лицами, имеющими личную заинтересованность в рассмотрении дела, участвующи­ми в процессе с целью защиты своих субъективных прав и охраняемых законом интересов. Таким обра­зом, вести дела в суде лично или через представителей имеют право лица, занимающие в процессе определен­ное процессуальное положение, а именно: стороны (ист­ца либо ответчика), третьего лица, заявителя или заин­тересованного лица по делам, возникающим из административно-правовых отношений, и делам особого про­изводства.

Следовательно, институтом судебного представитель­ства не охватывается участие в суде представителей ор­ганов государственного управления, профсоюзов, госу­дарственных предприятий, учреждений, организаций, участвующих в деле в порядке ст. 121 ГПК, а также участие представителей общественных организаций и трудовых коллективов в гражданском процессе, преду­смотренное ст. 161 ГПК. Участие органов государст­венного управления и других субъектов, указанных в ст. 121 ГПК, осуществляется только в случаях прямо указанных в законе с целью защиты прав и охраняе­мых законом интересов других лиц или государства, что обусловлено возложенными на них обязанностями. Целью участия представителей общественной органи­зации или трудового коллектива является изложение суду мнения этих организаций и коллективов по по­воду рассматриваемого судом дела, что способствует всестороннему исследованию и объективной оценке су­дом обстоятельств дела. Судебное представительство от­личается от участия в суде представителей органов го­сударственного управления, органов местного само­управления, профсоюзов, предприятий, учреждений, ор­ганизаций, участвующих в деле с целью защиты прав других лиц, и от участия представителей общественных организаций и трудовых коллективов в гражданском процессе также по основаниям участия, кругу лиц, имеющих право быть представителями, формам участия, объему и порядку оформления полномочий.

ГПК не дает определения гражданского процессу­ального представительства. В юридической литерату­ре существуют два подхода к этой проблеме. В соответ­ствии с одним под судебным представительством по­нимается правоотношение, в силу которого одно лицо осуществляет в пределах своих полномочий процессу­альные действия от имени и в интересах другого ли­ца. В соответствии с другим, представителем признается процессуальная деятельность, то есть совокуп­ность осуществляемых представителем процессуаль­ных действий.

На наш взгляд, точка зрения, согласно которой су­дебное представительство по своей правовой сущности является правоотношением, более убедительна. Реаль­ное поведение (деятельность) субъектов в соответствии с их правами и обязанностями является лишь одним из структурных элементов любого правоотношения. Это в полной мере касается и гражданских процессуаль­ных правоотношений. Осуществление процессуальных действий, хотя бы и от лица другого участника процес­са, невозможно вне правоотношений. Действиям представителя, которые осуществлены без надлежаще оформленных полномочий или за их пределами, не при­дается юридического значения, т.е. они не влекут за собой правовых последствий для представляемого. В гражданском праве возможно последующее одобрение таких действий доверителем (ст. 63 ЦК), а в граждан­ском процессе это не предусмотрено.

Итак, судебное представительство — это правоотно­шение, в силу которого одно лицо (представитель) осу­ществляет в суде в пределах предоставленных ему пол­номочий процессуальные действия от имени и в инте­ресах другого лица (представляемого) с целью предос­тавления юридической помощи при рассмотрении гра­жданских дел и осуществлении защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов.

Судебными представителями, соответственно, явля­ются лица, выступающие в суде от имени субъекта, за­нимающего процессуальное положение стороны, третье­го лица (исковое производство), заявителя или заинте­ресованного лица (производство по делам, возникаю­щим из административно-правовых отношений, и осо­бое производство), с целью защиты его субъективных прав и охраняемых законом интересов. Процессуаль­ное положение судебных представителей, таким обра­зом, характеризуется тем, что они, вступая в правоотношения с судом, имеют самостоятельные процессуаль­ные права и обязанности, защищают не свои интере­сы, а права и интересы других лиц и действуют в про­цессе от их имени.

С учетом изложенного можно обозначить основные признаки судебного представительства.

Во-первых, судебное представительство в граждан­ском процессе характеризуется тем, что действия пред­ставителя осуществляются в интересах лица, субъектив­ные права или охраняемые законом интересы которо­го подлежат защите в суде. Представитель, принимая участие в деле, не приобретает для себя каких-либо благ, связанных с разрешением спора или других правовых вопросов. Все правовые последствия действий предста­вителя распространяются лишь на лицо, которое он представляет.

Во-вторых, представительство осуществляется от име­ни того субъекта, субъективные права или интересы ко­торого подлежат судебной защите.

В-третьих, представителя в суде может иметь опре­деленный круг субъектов, который ограничивается лишь лицами, имеющими в деле личную заинтересо­ванность, т.е. участвующими в процессе с целью защи­ты своих субъективных прав и охраняемых законом интересов.

Наконец, судебный представитель всегда действует в пределах предоставленных ему полномочий, то есть он может осуществлять только те действия, на совер­шение которых ему дано соответствующее право (за­коном или доверителем).

Представительство в гражданском процессе воз­можно при рассмотрении любого дела, на всех стади­ях процесса, начиная с возбуждения дела, независимо от того, в каком из трех видов производств оно рас­сматривается.

Действующее гражданское процессуальное законо­дательство предусматривает довольно широкий круг лиц, имеющих право быть представителями в суде. Согласно ст.  112 ГПК судебными представителями мо­гут быть:

1) члены органов управления, работники предпри­ятий, учреждений, организаций, колхозов, других кооперативных организаций, их объединений, дру­гих общественных организаций — по делам этих предприятий, учреждений и организаций;

2) уполномоченные профессиональных союзов — по делам рабочих, служащих, членов колхозов, а так­же лиц, защита прав и интересов которых осущест­вляется профессиональными союзами;

3) уполномоченные организаций, которым их ус­тавом или положением предоставлено право пред­ставлять интересы членов этих организаций, — по делам членов этих организаций;

4) адвокаты — по делам граждан Украины, ино­странных граждан, лиц без гражданства и юриди­ческих лиц (ст. 1 Закона Украины от 19 декабря 1992 г. «Об адвокатуре»);

5) один из соучастников по поручению других со­участников (ст. 104 ГПК);

6) иные лица, допущенные судом, рассматриваю­щим дело, к представительству по данному делу. В соответствии со ст.   111 ГПК функции судебных представителей осуществляют родители, усыновители, опекуны и попечители в случае необходимости защи­ты субъективных прав и законных интересов недееспо­собных граждан, граждан, не обладающих полной дее­способностью, и граждан, признанных ограниченно дее­способными.

Представителем в суде может быть только право-субъектное лицо, то есть лицо обладающее гражданской процессуальной правоспособностью и дееспособностью. Это означает, что представителями в гражданском про­цессе могут быть граждане, достигшие совершенноле­тия, при условии надлежащего оформления полномо­чий и при отсутствии предусмотренных законом пре­пятствий для выполнения ими функций судебного представителя. В соответствии с действующим процес­суальным законодательством не могут быть судебны­ми представителями, соответственно, лица, не достигшие совершеннолетия, а также лица, над которыми установ­лена опека, попечительство (пп. 1, 2 ст. 116 ГПК). При этом совершеннолетние, над которыми установлено по­печительство в связи с тем, что они по состоянию здоро­вья не могут самостоятельно защищать свои права и вы­полнять обязанности (ст. 138 КоБС), функции судебно­го представителя осуществлять также не правомочны.

Не могут, согласно п. 3 ст. 116 ГПК, быть предста­вителями в суде адвокаты, принявшие поручение о пре­доставлении юридической помощи с нарушением пра­вил, установленных законодательством Украины об ад­вокатуре, а также лица, относительно которых приос­тановлено действие свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью или оно аннулировано в со­ответствии со ст. 16 Закона Украины от 19 декабря 1992 г. «Об адвокатуре». Кроме того, ст. 7 этого Зако­на предусматривает, что адвокат не имеет права при­нять поручение о представлении юридической помо­щи в случаях, если он в данном деле предоставляет или раньше предоставлял юридическую помощь лицам, ин­тересы которых противоречат интересам лица, обратив­шегося с просьбой о ведении дела, или принимал уча­стие как следователь, лицо, которое проводило дознание, прокурор, общественный обвинитель, судья, секретарь судебного заседания, эксперт, специалист, представи­тель потерпевшего, гражданский истец, гражданский ответчик, свидетель, переводчик, понятой, а также если в расследовании или рассмотрении дела принимает участие должностное лицо, с которым адвокат находит­ся в родственных отношениях.

Тем не менее перечисленные субъекты могут быть представителями тех организаций, где они работают (например юрисконсультом), представителями соучаст­ников по делу, если сами они являются лицами, при­нимающими участие в деле. Они также могут осуще­ствлять представительство в интересах лиц, которые находятся под их опекой или попечительством, быть представителями своих несовершеннолетних детей и усыновленных.

В соответствии с ч. 2 ст. 116 ГПК не могут быть представителями в суде судьи, следователи и прокуро­ры, кроме случаев, если они действуют как родители, опекуны, попечители или как представители соответ­ствующего суда или органа прокуратуры, являющих­ся стороной в деле.

В теории гражданского процессуального права спор­ным является вопрос о том, относятся ли к судебным представителям органы юридических лиц, ведущие их дела в суде и действующие в пределах полномочий, пре­доставленных им законом, уставом или положением.

На наш взгляд, толкование ч. 2 ст. 110 ГПК дает ос­нование утверждать, что органы юридических лиц не являются судебными представителями, совершаемые ими действия следует рассматривать как действия са­мого юридического лица, поскольку орган юридическо­го лица и само юридическое лицо представляют еди­ный субъект права.

 

2. Виды представительства

В процессуальной литературе классификация судеб­ного представительства на виды осуществляется по раз­ным критериям.

Прежде всего следует обратиться к ст. 110 ГПК, ко­торая называется «Виды представительства», но непо­средственно виды представительства, существующие в гражданском процессе, не определяет. Тем не менее анализ этой статьи дает возможность сделать вывод, что законодатель выделяет два вида представительства по субъектному критерию, то есть с учетом определенных признаков лиц, в интересах которых осуществляется представительство в суде:

а) представительство граждан (ч. 1 ст.  110 ГПК);

б) представительство юридических лиц (ч. 2 ст.  110 ГПК).

В процессуальной литературе данную классифика­цию условно называют легальной классификацией. Та­кое деление является обоснованным, поскольку каждый из указанных видов судебного представительства имеет определенные особенности, предусмотренные дейст­вующим процессуальным законодательством (ст.ст. 100-111 ГПК).

По степени обязательности и юридического значе­ния волеизъявления лиц, права и интересы которых требуют защиты, можно выделить:

а) обязательное представительство, для возникно­вения которого не требуется согласие лица, права и интересы которого защищаются в суде;

б) факультативное представительство, которое мо­жет возникнуть только при наличии на это волеизъ­явления соответствующего субъекта (доверителя). Практическое значение имеет классификация су­дебного представительства по основаниям его возник­новения. С учетом этого критерия представительство делится на договорное и законное.

Основаниями возникновения судебного представи­тельства являются юридические факты, в силу которых одно лицо правомочно осуществлять представительские функции в суде с целью защиты прав другого лица.

Договорное представительство — это представитель­ство, основанием возникновения которого является во­леизъявление представителя и доверителя, иными сло­вами в его основе лежит гражданско-правовой договор поручения (ст. 386 ЦК). Договорное представительство может осуществляться адвокатами, юрисконсультами и другими работниками предприятий, учреждений, орга­низаций, соучастниками и другими лицами, которые до­пущены судом к осуществлению процессуальных функций представителя.

На наш взгляд, в основе осуществления функций су­дебного представителя юрисконсультом лежит договор поручения, а не трудовой договор, как полагают неко­торые ученые. Трудовым договором определяется объем взаимных прав и обязанностей работника и рабо­тодателя. Для вступления в правоотношения с други­ми субъектами юрисконсульту, при исполнении им своих трудовых обязанностей, необходимо специальное оформление полномочий, предусмотренное соответст­вующим законом. Согласно действующему граждан­скому процессуальному законодательству полномочия юрисконсульта как судебного представителя должны подтверждаться надлежащим образом оформленной доверенностью, которая является письменным уполномочием, выдаваемым од­ним лицом другому лицу для представительства пе­ред третьими лицами (ст. 64 ГК).

Наиболее распространенной формой добровольного представительства в судебной практике является пред­ставительство, осуществляемое адвокатами.

Деятельность адвокатуры в Украине регулируется Законом Украины от 19 декабря 1992 г. «Об адвока­туре», другими законодательными актами, уставами ад­вокатских объединений. В соответствии со ст. 1 назван­ного Закона адвокатура — это добровольное профессио­нальное общественное объединение, призванное в со­ответствии с Конституцией Украины оказывать содей­ствие в защите прав, свобод и представлять законные интересы граждан Украины, иностранных граждан, лиц без гражданства, юридических лиц, предоставлять им другую юридическую помощь.

Законное представительство имеет место в случаях, если права и охраняемые законом интересы недееспо­собных граждан, а также граждан, которые не имеют полной дееспособности, и граждан, признанных огра­ниченно дееспособными, защищают в суде их родите­ли, усыновители, опекуны или попечители. По делам, в которых должен участвовать гражданин, признанный безвестно отсутствующим, его законным представите­лем выступает опекун, назначенный для охраны и управления имуществом безвестно отсутствующего. По делам, в которых должен принимать участие наследник лица, умершего или объявленного в установленном по­рядке умершим, если наследство еще никем не при­нято, в качестве законного представителя наследника выступает опекун, назначенный для охраны и управ­ления наследственным имуществом (ст. 111 ГПК).

Законное представительство возникает на основании закона, административного или судебного акта при на­личии таких юридических фактов, как происхождение детей от определенных родителей, усыновление, уста­новление опеки или попечительства над несовершен­нолетними, лицами, признанными недееспособными или ограниченно дееспособными, назначение опеки над имуществом безвестно отсутствующего и т.д.

Согласно ст. 131 КоБС опека устанавливается над несовершеннолетними, которые не достигли пятнадца­ти лет, и над гражданами, которые признаны судом не­дееспособными вследствие психической болезни или слабоумия. В соответствии со ст. 132 КоБС попечитель­ство устанавливается над несовершеннолетними возрас­том от пятнадцати до восемнадцати лет и над гражда­нами, признанными судом ограниченно дееспособны­ми вследствие злоупотребления спиртными напитка­ми или наркотическими средствами.

С момента приобретения несовершеннолетним гра­жданской процессуальной дееспособности, а также с мо­мента вступления решения в законную силу, которым отменено ограничение дееспособности гражданина или его дееспособность восстановлена, функции законного представительства родителей, усыновителей, опекунов или попечителей прекращаются.

Согласно общему правилу законными представите­лями, как и другими судебными представителями, мо­гут быть лишь совершеннолетние дееспособные граж­дане. Исключения касаются родителей, которые в от­ношении своих детей не только в праве, а и обязаны выполнять функции законных представителей, и в тех случаях, если они сами не достигли совершеннолетия (ст. 60 КоБС, ст. 111 ГПК).

В соответствии со ст. 132 КоБС попечительство мо­жет быть установлено также над лицами, которые по состоянию здоровья не могут самостоятельно защищать свои права и интересы. Назначаемый в этом случае по­печитель не может быть признан законным предста­вителем, поскольку одного факта попечительства недос­таточно для совершения в суде процессуальных дей­ствий от имени и в интересах совершеннолетнего дее­способного гражданина с целью защиты его субъектив­ных прав. Для ведения дела в суде он должен иметь надлежаще оформленное поручение подопечного, что является основанием возникновения договорного, а не законного представительства.

Особенностью законного представительства являет­ся то, что законные представители могут поручить ве­дение дела в суде другому лицу, которое они избрали в качестве представителя (ч. 4 ст. 111 ГПК), причем последний будет действовать в процессе как договор­ный представитель.

На основании ранее действовавшего законодатель­ства в процессуальной литературе наряду с законным и добровольным выделялся такой вид судебного пред­ставительства, как общественное. В первую очередь это было обусловлено тем, что юридическая консультация совета профсоюзов имела право предоставлять бесплат­ную юридическую помощь при реализации права на судебную защиту членам профсоюза, членам их семей и пенсионерам (пп. 1.2 Положения о юридической консультции совета профсоюзов, утвержденого Президиу­мом ВЦСПС 20 июня 1958г.).

С учетом этого позднее осуществлялось толкование положений, закрепленных ст. 244 КзоТ о праве профес­сиональных союзов представлять интересы работников в сфере производства, труда, быта и культуры, как пре­доставление профсоюзам права публичной защиты в суде субъективных прав и охраняемых законом инте­ресов рабочих и служащих, осуществления судебного представительства без согласия на это представляемого лица. Аналогично толковались и положения дейст­вующего гражданского процессуального законодатель­ства, в соответствии с которыми представителями сто­рон и третьих лиц могут быть уполномоченные проф­союзов, действующие исключительно на основании до­веренности соответствующего профсоюзного органа (п. 2 ст. 112, п. 3 ст. 113 ГПК).

Подобное толкование указанных положений закона объясняется прежде всего проведением политики мак­симального регулирования государством частно-правовой жизни граждан.

В настоящий момент с учетом осуществляемых пре­образований в правовой жизни общества проводится идея ограничения чрезмерного регулирующего вмеша­тельства государства в частную жизнь индивидуума, что в принципе исключает возможность публичной защи­ты прав граждан профсоюзами или иными обществен­ными организациями. На осуществление любого при­надлежащего субъекту права, в том числе и права на судебную защиту, необходимо его согласие, его волеизъ­явление. При этом только от самого субъекта права должно зависеть, будет он это право реализовывать лич­но или через представителя.

Неслучайно новый Закон Украины «О профессио­нальных союзах, их правах и гарантиях деятельности» от 15.09.1999 г., наделяя профсоюзы, их объединения правом представлять интересы своих членов при реа­лизации ими конституционного права на обращение за защитой субъективных прав в судебные органы, к Уполномоченному Верховной Рады по правам челове­ка, а также в международные судебные учреждения (ч. 4 ст. 19 Закона), предусматривает, что выборный орган профсоюзной организации на предприятии, в учреж­дении или организации имеет право представлять ин­тересы работников при рассмотрении трудовых инди­видуальных споров только по их поручению (п. 8 ч. 1 ст. 38 Закона).

Это, на наш взгляд, дает все основания утверждать, что представительство профсоюзов является по своей правовой природе договорным (добровольным). В осно­ве его возникновения должен лежать договор поручения между профсоюзом и лицом, права которого под­лежат защите.

В то же время следует обратить внимание на опре­деленную специфику этого представительства, в част­ности на особенности его возникновения. Они обуслов­лены закрепленными в указанном выше Законе Ук­раины положениями, в соответствии с которыми про­фессиональный союз (профсоюз) - это добровольная неприбыльная общественная организация, объединяю­щая граждан, связанных общими интересами по роду их профессиональной (трудовой) деятельности (учебы) создание которой осуществляется с целью представи­тельства и защиты трудовых, социально-экономических прав и интересов членов профсоюза (ст. ст   1- ч   1 ст  2 Закона).

При этом важно подчеркнуть, что в отличие от дей­ствующего трудового и гражданского процессуально­го законодательства (ст. 244 КзоТ, ш 2 ст 112 ГПК) предусматривающего неограниченное право профсою­зов по осуществлению представительских функций и защите прав рабочих и служащих, новый Закон пре­доставляет им такое право при рассмотрении в суде ин­дивидуальных трудовых споров исключительно в отно­шении членов соответствующей профсоюзной органи­зации (ст. 2, ч. 1 ст. 19 Закона).

Учитывая изложенное, можно сделать вывод, что ос­нованием возникновения представительства профсою­зов, при рассмотрении в суде индивидуальных трудовых споров, во-первых, является факт членства рабочего или служащего в соответствующей профсоюзной организа­ции, имеющей в соответствии с законом право предос­тавлять юридическую помощь своим членам при реа­лизации ими права на судебную защиту, и, во-вторых, на­личие поручения от лица, права которого подлежат су­дебной защите, на осуществление представительских функций соответствующей профсоюзной организацией.

Право осуществления представительства и защиты интересов рабочих и служащих независимо от их член­ства в профсоюзной организации закон предоставляет профессиональным союзам только при разрешении коллективных трудовых споров (ч. 2 ст. 19 Закона).

В соответствии с действующим законодательством подлежат рассмотрению в суде дела о признании за­бастовки незаконной (ст. 23 Закона Украины «О по­рядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)» от 03.03.1998 г. // Офиц. вести. Украины.- 1998.- № 12.- Ст. 435.- Сс. 14, 20).

Кроме этого, в случаях, предусмотренных этим за­коном, и когда рекомендации Национальной службы посредничества и примирения по разрешению коллек­тивного трудового спора (конфликта) сторонами не уч­тены, Национальная служба посредничества и прими­рения может обращаться с заявлением о разрешении коллективного трудового спора (конфликта) соответст­венно в Верховный Суд Автономной Республики Крым, областной, Киевский и Севастопольский городские су­ды (ст. 25 указанного Закона).

Помимо профсоюзов, согласно действующему граж­данскому процессуальному законодательству, предста­вительские функции в суде могут осуществлять и иные общественные организации, если их уставом или по­ложением им предоставлено право защищать права и интересы членов этих организаций (п. 3 ст. 112 ГПК). Утверждение о возможности осуществлять предста­вительские функции в суде иными общественными ор­ганизациями основывается также на расширительном толковании ст. 20 Закона Украины «Об объединениях граждан» от 16.06.1992 г., предусматривающей, что объ­единения граждан, которые признаются политической партией или общественной организацией независимо от названия (движение, конгресс, ассоциация, фонд, со­юз и др.), пользуются правом представлять и защищать законные интересы своих членов (участников) в госу­дарственных и общественных органах.

Следует отметить, что анализ уставов, на основании которых функционируют существующие в Украине об­щественные организации, позволяет сделать вывод, что правом осуществлять представительство в суде с целью защиты субъективных прав членов этих организаций они не наделены.

И это, на наш взгляд, вполне обоснованно, посколь­ку общественные организации создаются с целью удов­летворения и защиты своих законных социальных, эко­номических, творческих, возрастных, национально-куль­турных, спортивных и других общих интересов (ст. 3 Закона Украины «Об объединениях граждан»), что пред­полагает осуществление представительских функций лишь в отношениях с государственными и другими ор­ганами, в которых решаются вопросы, связанные с реа­лизацией прав и обязанностей этих организаций и их членов, обусловленных предметом и сферой их деятель­ности согласно уставу или положению.

Учитывая сказанное, полагаем, что необходимые ос­нования для осуществления общественными организа­циями, кроме профсоюзов, представительских функций в суде отсутствуют, а положение, закрепленное п. 3 ст. 112 ГПК, следует признать не отвечающим правовой природе и основным принципам института судебного представительства в гражданском судопроизводстве.

 

3. Процессуальное положение и полномочия представителя в суде

Действующее процессуальное законодательство от­носит судебного представителя к лицам, участвующим в деле (ст. 98 ГПК). Несмотря на это, некоторые авто­ры считают это решение законодателя неправильным, обосновывая свою точку зрения тем, что представите­ли действуют в защиту интересов лица, которое пред­ставляют, и только от его имени, а потому они не име­ют юридической заинтересованности в деле, их процес­суальные права обусловлены объемом прав представляемого лица, а это означает, что действия, которые они выполняют в процессе, не носят самостоятельного ха­рактера. Другие ученые на основании анализа призна­ков, характеризующих лиц, участвующих в деле, вклю­чают в их состав и представителей. Этот вывод явля­ется, на наш взгляд, более убедительным. Утверждение о том, что представители не имеют юридической заин­тересованности в деле, представляется необоснованным. У судебных представителей отсутствует личная заин­тересованность в деле, однако они заинтересованы в том, чтобы суд вынес решение в пользу представляемого ими лица. Заинтересованность представителей обуслов­лена лежащей на них обязанностью оказать правовую помощь представляемому в защите субъективных прав и охраняемых законом интересов и носит процессуаль­но-правовой характер.

В соответствии с законом судебные представители имеют комплекс самостоятельных процессуальных прав и обязанностей наряду с другими субъектами, яв­ляющимися лицами, участвующими в деле (ст. 99 ГПК). За невыполнение своих процессуальных обязан­ностей они могут быть привлечены к ответственности (ст. 117 ГПК). Например, ст. 16 Закона Украины «Об адвокатуре» предусматривает, что решением дисцип­линарной палаты квалификационно-дисциплинарной комиссии к адвокату могут быть применены такие дис­циплинарные взыскания, как административное пре­дупреждение; приостановление действия свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью на срок до одного года; аннулирование свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью.

Неубедителен и тот аргумент, что представители не могут быть отнесены к лицам, участвующим в деле, по­скольку они действуют в процессе не от своего имени, а от имени лица, интересы которого защищаются в су­де. Правовое положение любого из участников процесса имеет определенные особенности, поэтому данное об­стоятельство следует рассматривать лишь как специ­фику процессуального положения судебного представителя. Представители, несмотря на то, что действуют от имени представляемого лица, могут в своих доводах касаться правовой сути гражданского дела, высказывать мнение по любым вопросам в процессе его рассмотре­ния, а также в процессе проверки и пересмотра поста­новленных решений в предусмотренном законом по­рядке. При этом не имеет значения ни характер их юридической заинтересованности, ни то, от чьего име­ни они осуществляют необходимые процессуальные действия. Таким образом, основными признаками, оп­ределяющими процессуальное положение судебных представителей, является их юридическая заинтересо­ванность в конечном результате рассматриваемого гра­жданского дела и комплекс процессуальных прав, обес­печивающих осуществление представительских функ­ций и дающих возможность влиять на возникновение и развитие процесса.

Сказанное свидетельствует о том, что судебным пред­ставителям присущи характерные признаки лиц, уча­ствующих в деле, и, следовательно, они обоснованно от­несены гражданским процессуальным законодательст­вом Украины к этой группе участников процесса.

Осуществление функций судебных представителей в гражданском судопроизводстве возможно при усло­вии наличия соответствующих полномочий, надлежа­щим образом оформленных.

В соответствии со ст. 113 ГПК полномочия договор­ных представителей подтверждаются доверенностью. Доверенность от имени предприятий, учреждений, ор­ганизаций выдается за подписью руководителя или иного уполномоченного им должностного лица и удо­стоверяется печатью соответствующего предприятия, учреждения, организации, от имени кооперативных ор­ганизаций, их объединений, других общественных ор­ганизаций — за подписью должностных лиц, уполно­моченных уставом (положением), с печатью соответст­вующей организации. Доверенности граждан заверя­ются нотариально или на предприятии, в учреждении, организации, где они работают; в управлении домами по месту проживания; военнослужащих — в соответ­ствующей воинской части; лиц, которые живут в на­селенных пунктах, где нет нотариальных контор, — в исполнительном комитете городского, поселкового или сельского Совета народных депутатов; лиц, которые на­ходятся на лечении, — в соответствующем лечебном учреждении. Доверенности лиц, которые находятся в местах лишения свободы, могут быть удостоверены на­чальниками мест лишения свободы (ст. 114 ГПК).

Правило, согласно которому полномочия договорных представителей должны подтверждаться доверенно­стью, выданной на основании заключенного договора поручения, распространяется и на адвокатов, исполняю­щих представительские функции в гражданском су­допроизводстве. Требование гражданского процессуаль­ного законодательства о необходимости подтверждения представительских функций адвоката ордером, выдан­ным юридической консультацией (п. 4 ст. 113 ГПК), не отвечает действующему законодательству. Соглас­но Закону Украины «Об адвокатуре» от 19.12.1992 г. адвокатом может быть гражданин Украины, имеющий высшее юридическое образование, стаж работы по спе­циальности юриста или помощника адвоката не менее двух лет, сдавший квалификационные экзамены, полу­чивший свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью и принявший Присягу адвоката Украи­ны. Адвокат вправе заниматься адвокатской деятель­ностью индивидуально, открыть свое адвокатское бю­ро, объединяться с другими адвокатами в коллегии, ад­вокатские фирмы, конторы и иные адвокатские объе­динения. При осуществлении профессиональной дея­тельности адвокат имеет право представлять и защи­щать права и интересы граждан и юридических лиц по их поручению (ст.ст. 1, 4, 6 Закона), следовательно, его полномочия как судебного представителя также должны подтверждаться доверенностью.

Полномочия членов коллегиальных органов управ­ления колхозами, другими кооперативными организациями, их объединениями, другими общественными организациями подтверждаются выпиской из протокола заседания надлежащего органа управления, уполномо­чившего вести дело в суде (п. 1 ст. 113 ГПК).

В отдельных случаях полномочия судебного представителя могут быть подтверждены устным заявлением доверителя с занесением в протокол судебного заседа­ния (п. 5 ст.   113 ГПК).

Полномочия родителей и усыновителей, осуществ­ляющих представительство в интересах своих детей подтверждаются свидетельством о рождении ребенка или судебным решением об усыновлении. Опекуны и попечители должны предъявить постановление госу­дарственной администрации или соответствующего ис­полкома Совета народных депутатов о назначении их опекунами или попечителями.

Оригиналы или копии документов, подтверждаю­щие полномочия представителей, приобщаются судом к делу. В протоколе судебного заседания должна быть сделана запись о том, какой документ подтверждает полномочия представителя, кем он выдан и правиль­но ли оформлен.

Лица, которые не имеют доверенности или других документов, подтверждающих их полномочия на веде­ние дела в суде, не могут быть допущены к участию в процессе как представители. Отсутствие у предста­вителя надлежаще оформленных полномочий лиша­ет совершенные им процессуальные действия юриди­ческой силы.

При наличии надлежащим образом оформленных полномочий на ведение дела в суде представитель до­пускается к процессу и приобретает право на осуще­ствление необходимых процессуальных действий.

Полномочия представителей принято разделять на общие и специальные. К общим относятся те, которы­ми судебные представители обладают как лица, участ­вующие в деле. Согласно ст. 99 ГПК это право знако­миться с материалами дела, делать из них выписки, получать копии решений, определений, постановлений и иных документов, имеющихся в деле, принимать уча­стие в судебных заседаниях, предъявлять доказатель­ства, принимать участие в их исследовании, заявлять хо­датайства и отводы, давать устные и письменные объ­яснения суду, представлять свои доводы, соображения и возражения и т.д. Таким образом, объем общих пол­номочий представителя закон очерчивает теми процес­суальными правами, без использования которых он не может осуществлять представительские функции. Спе­циальные — это полномочия по совершению действий, направленных на распоряжение предметом спора и развитие процесса. С учетом этого к специальным пол­номочиям относятся: право передачи дела в товарище­ский или третейский суд, полного или частичного от­каза от исковых требований; признание иска, измене­ние предмета иска, заключение мирового соглашения; право передачи полномочий другому лицу (передове­рие); обжалование решения суда, предъявление испол­нительного листа ко взысканию, получение присужден­ного имущества или денег (ст.  115 ГПК). Следует об­ратить внимание на то, что право на осуществление спе­циальных полномочий договорным представителем должно быть специально оговорено в выданной ему до­веренности, а объем этих полномочий целиком зави­сит от волеизъявления доверителя.

Что касается законных представителей, то они мо­гут осуществлять в суде все те процессуальные дейст­вия, которые могло бы совершить само представляемое лицо, при наличии у него в полном объеме граждан­ской процессуальной дееспособности и при условии не­посредственного участия в процессе. Итак, законные представители вправе осуществлять самостоятельно, то есть без специальных на то полномочий, процессуаль­ные действия, перечисленные в ст. 115 ГПК.

Судебные представители в гражданском процессе обязаны добросовестно пользоваться принадлежащими им правами и исполнять соответствующие обязанности.