1.6. Правовой механизм и пределы удовлетворения интересов

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 

Вопрос об удовлетворении интересов, опосредствованных субъективными правами необходимо рассматривать с учетом того, что необходимым условием существования любого субъективного юридического права является наличие корреспондирующей ему субъективной юридической обязанности, которая представляет собой вторую часть содержания правоотношения.

Как бы ни различались правоотношения, обязанности во всех случаях опосредствуют меру должного поведения одного лица перед другими лицами, в интересах которых устанавливаются данные правоотношения. Кроме того, обязанности - тот участок механизма юридического воздействия, через который правовой инструментарий, в том числе правоотношение, связывается с государственным принуждением, с юридическими санкциями, поскольку реально государственное принуждение в области права применяется за неисполнение той или иной обязанности. Потому-то и невозможно рассматривать субъективное право вне его связи с обязанностями: именно эта связь и раскрывает юридический, государственно-властный характер субъективного права.

В то же время обязанности имеют неодинаковое содержание и в соответствии с этим выполняют различные функции в зависимости от вида правоотношений (регулятивные активного типа, регулятивные пассивного типа, охранительные).

В правоотношениях активного типа (например, обязательственных) совершение положительных действий обязанным лицом непосредственно приводит к удовлетворению интересов управомоченного.

В правоотношениях пассивного типа (например, вещных) юридические обязанности играют оградительную роль. На лиц возлагается обязанность воздерживаться от определенных действий и это создает необходимые условия для того, чтобы управомоченное лицо могло совершать дозволенные ему положительные действия и тем самым удовлетворять свои интересы.

В охранительных правоотношениях претерпевание правонарушителем применяемых к нему мер государственно-принудительного воздействия (санкций), которое по сути рассматривается как обязанность, выражает тот непосредственный юридический эффект, который в данной области отношений соответствует интересам общества и государства в обеспечении исполнения своих обязанностей всеми лицами.

В процессуальных правоотношениях, в которых, как будет сказано ниже, реализуется публичный интерес и которые строятся на разрешительном типе правового регулирования, удовлетворение общественных и государственных (публичных) интересов осуществляется за счет исполнения обязанностей участниками процесса.

Удовлетворение интересов, не опосредствованных субъективными правами, при общедозволительном типе правового регулирования производится за счет положительных действий в рамках общих дозволений.

Наиболее интересным с этой точки зрения является вопрос о страховании имущественного интереса. Страховой интерес прежде всего существует как явление сознания страхователя, которое характеризуется избирательностью и волевой направленностью на получение определенного блага. Однако, застраховать можно только тот интерес, который соответствует интересам, признанным законодателем социально значимыми через выражение в нормах права. Поэтому как объект страхования и соответственно как объект правовой охраны рассматривается уже объективный интерес. Тем самым вряд ли можно согласится с мнением, что в данном случае страховая защита предоставляется субъективным интересам конкретных лиц.

Помимо этого необходимо отметить, что через законы государство стимулирует не только осознание интересов, которые признаны им общественно важными, и устанавливает механизм их удовлетворения, но и вводит пределы для такого удовлетворения, а также для проявления таких субъективных интересов, которые противоречат объективным интересам общества.

При общедозволительном типе правового регулирования пределы для удовлетворения интересов вводятся за счет установления запретов. Запрет, препятствуя удовлетворению интересов управомоченного лица, направлен на охрану интересов иных лиц. Например, ст. 575 Гражданского кодекса РФ запрещает дарение между коммерческими организациями, ст.928 Гражданского кодекса РФ определяет круг интересов, страхование которых не допускается.

При разрешительном типе правового регулирования этот запрет носит общий характер, пределы удовлетворения интересов здесь задаются через объем прав управомоченного лица.

В целях придания стабильности отношениям могут также вводится временные границы осуществления и защиты прав за счет установления различных сроков.

Пределы проявления субъективных интересов, которые противоречат объективным интересам общества, вводятся за счет установления оснований для применения мер ответственности, для признания сделок недействительными и некоторых других мер, которые будут рассмотрены позднее применительно к предпринимательской деятельности.

Так, совершаемая предприятием противозаконная сделка субъективно может расцениваться этим предприятием как благоприятствующая укреплению его имущественного положения. Объективно такая сделка нарушает общественные интересы и поэтому рассматривается как не порождающая правовых последствий (ст. ст. 168 и 169 Гражданского кодекса РФ).

Кроме того, например, в случае совершения должностными лицами государственных органов действий противоречащих объективным интересам отдельных лиц, общества и государства, это является незаконным проявлением их субъективных интересов, за что они могут привлекаться к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности. При этом охрана интересов предпринимателей осуществляется также через признание социально значимым их интереса на возмещение ущерба, причиненного подобными действиями.

Во всех перечисленных случаях основным критерием для установления пределов удовлетворения интересов определенного лица служат интересы других лиц, в том числе общественные и государственные.

Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод, что право как институционный нормативный регулятор выступает и как средство (инструмент) согласования интересов. Не случайно, известный германский юрист Р. Иеринг в книгах “Интерес и право” и “Борьба и право”, вышедших еще в конце XIX века, доказывал, что цель права заключается в уравновешивании интересов в обществе, в нахождении компромисса между ними. Именно поэтому в настоящей работе вопросы сочетания интересов рассматриваются в рамках осуществления правового регулирования, через которое оно и обеспечивается.

1