Notice: Undefined index: section in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 4

Notice: Undefined variable: return in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: return in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: return in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 81

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 82

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 88

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 90

Notice: Undefined variable: site_content in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 137
§ 2. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора : ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕС - М. Л. Викут : Большая юридическая библиотека

§ 2. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

 

Другой вид участия третьего лица в гражданском судопроизводстве предусмотрен ст. 43 ГПК. В соответствии с указанной статьей третьи лица могут вступить в уже возникший процесс, если решение по делу способно повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон. Эти права и обязанности составляют юридический интерес третьего лица в чужом процессе. Например, в случае пропажи плаща в гардеробе театра гардеробщик заинтересован в участии в процессе по иску зрителя — собственника плаща — к театру о возмещении стоимо­сти пропавшего имущества. Заинтересованность гардеробщика осно­вана на том, что при удовлетворении иска театр может предъявить к нему регрессный иск и взыскать ту сумму (или часть ее), которую при­шлось по решению суда выплатить собственнику пропавшего плаща.

В приведенном примере гардеробщик (третье лицо) в процессе по спору между зрителем (истцом) и театром (ответчиком) никаких тре­бований не заявляет. Ему также не может быть предъявлено требова­ние о возмещении стоимости плаща, так как предметом спора между сторонами является договор хранения, участником которого гардероб­щик не является. Но, участвуя в чужом процессе и доказав отсутствие своей вины в пропаже вещи, гардеробщик (третье лицо) обеспечит за­щиту своих прав на будущее: в удовлетворении регрессного иска к нему будет отказано.

Следовательно, заинтересованность третьего лица в чужом процес­се в подобных ситуациях иная, чем заинтересованность третьего лица, вступающего в процесс в порядке ст. 42 ГПК.

Такие третьи лица называются третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований относительно предмета спора, и могут участвовать на стороне истца или ответчика. Участвуя в чужом процес­се, третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, помогает истцу или ответчику, на стороне которого оно выступает, добиться вы­несения решения в его пользу, но тем самым защищает свои интересы: предотвращает для себя возможность регрессной ответственности пе­ред стороной (или наступление иных неблагоприятных последствий) либо обеспечивает себе возможность предъявления требования к сто­роне в будущем.

Заинтересованность третьего лица, не заявляющего самостоятель­ных требований в чужом процессе, должна иметь объективный харак­тер. Это означает, что интерес должен быть основан на связи третьего лица по предполагаемому материальному правоотношению с одной из сторон.

В теории гражданского процессуального права высказана мысль о том, что правоотношение третьего лица со стороной производно и за­висимо от первоначального спорного правоотношения между истцом и ответчиком, составляющим предмет основного иска. Такая характери­стика материального правоотношения, которым сторона связана с третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований, не соответствует действительному положению вещей.

Скорее можно говорить о том, что существование третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, производно от существо­вания сторон. Вне процесса по спору между истцом и ответчиком не может появиться и существовать третье лицо. Но сами материальные правоотношения между одной из сторон и третьим лицом совершенно самостоятельны.

В приведенном примере с участием гардеробщика в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, основа­нием для привлечения его в процесс послужило правоотношение, по­рожденное трудовым договором между ним и театром, а спорное пра­воотношение между истцом и ответчиком основано на договоре хране­ния. Каждое из этих правоотношений возникло и существует само­стоятельно и не зависит друг от друга.

Характер юридической заинтересованности третьего лица, не заяв­ляющего самостоятельных требований на предмет спора, определяется следующей формулировкой: третьи лица могут вступить в дело, если решение по делу может повлиять на их права или обязанности по отно­шению к одной из сторон (ст. 43 ГПК).

В ГПК РСФСР 1923г. (ст. 167-169) юридический интерес третье­го лица был выражен иначе: вступление или привлечение третьих лиц возможно, если решение по делу может создать у них права и обязан­ности по отношению к одной из сторон. В правоведении такая форму­лировка закона признавалась неудачной, поскольку подавляющее большинство представителей теории гражданского процессуального права исходили из того, что решением суда никакие права и обязанно­сти не создаются. В частности, не признавалось правильным встречаю­щееся в практике указание в резолютивной части решения о предостав­лении стороне права регресса, поскольку это право предоставлено за­коном, а не судом.

Вопрос о том, может ли судебное решение создавать какие-либо права и обязанности, следует решать с позиции действующего законодательства. ГК, придавая судебному решению значение юридического факта, называет его в перечне оснований возникновения гражданских прав (ст. 8, 12).

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, могут вступить в дело по собственной инициативе, а также быть привлечены к участию в деле по ходатайству сторон, прокурора или по инициативе суда (ст. 43 ГПК).

Вступление или привлечение третьего лица допускается до поста­новления судом решения. Если третье лицо вступает в процесс по сво­ей инициативе, оно должно подать в суд заявление, которое государст­венной пошлиной не оплачивается.

Допуск в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, оформляется путем вынесении судом со­ответствующего определения.

Статья 43 ГПК устанавливает, что третьи лица, не заявляющие са­мостоятельных требований на предмет спора, пользуются процессу­альными правами и несут процессуальные обязанности сторон. Подоб­но сторонам они могут давать суду объяснения, представлять доказа­тельства, ходатайствовать о назначении экспертизы, участвовать в ис­следовании доказательств и в судебных прениях, совершать другие процессуальные действия, право на совершение которых предоставле­но сторонам законом. Но процессуальное положение третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, не совпадает полностью с процессуальным положением истца, ответчика, соучастников.

Отличие состоит в следующем. Стороны являются субъектами ос­новного спорного материального правоотношения. Сколько бы ни было лиц (соучастников) на стороне истца или (и) ответчика, все они — субъекты спора о праве, рассматриваемого и разрешаемого су­дом. Каждый из соистцов связан правоотношением с ответчиком, каж­дый из соответчиков связан правоотношением с истцом.

Связь соучастников по правоотношению с другой стороной означа­ет, что они обладают взаимными субъективными правами и юридиче­скими обязанностями.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относи­тельно предмета спора, находится за пределами основного спорною материального правоотношения и не является его субъектом.

Если третье лицо участвует на стороне ответчика, оно не связано правоотношением с истцом и не обладает по отношению к последнему правами и не несет обязанности.

Если же третье лицо выступает на стороне истца, у него нет субъек­тивных прав и юридических обязанностей по отношению к ответчику, так как нет с последним связи по правоотношению.

Именно потому что третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, не является субъектом основного спорного правоотноше­ния, законодатель не наделил его рядом процессуальных прав, принад­лежащих сторонам. Так, третье лицо не имеет права на изменение осно­вания и предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, а также на отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, на предъявление встречного иска и требование принудительного исполнения судебного решения. Права, в которых ограничено третье лицо, являются распорядительными, т.е. направле­ны на распоряжение предметом спора. Не будучи субъектом основного спорного правоотношения между сторонами, третье лицо не может со­вершать процессуальные действия, направленные на распоряжение предметом этого правоотношения.

То обстоятельство, что третьи лица, участвующие в процессе в по­рядке ст. 43 ГПК, наделены, по существу, всеми процессуальными пра­вами и процессуальными обязанностями сторон, за небольшим, но важным изъятием, является одной из причин смешения третьих лиц этого вида с соучастниками.

Обращая внимание судов на необходимость различать стороны и третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, Гражданская кассационная коллегия Верховного Суда РСФСР еще в 1926г. указала, что привлечение третьих лиц на свою сторону истцом или ответчиком не создает для третьих лиц положе­ния стороны.

В процессе с участием третьего лица, не заявляющего самостоя­тельных требований на предмет спора, как правило, имеется один иск истца к ответчику, а не несколько параллельных исков, как при процес­суальном соучастии.

В сфере своих прав третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, действует самостоятельно, т.е. не зависит от того, согласо­ваны ли его процессуальные действия со стороной, рядом с которой оно выступает.

Поскольку третье лицо не является субъектом спорного правоотно­шения, в процессе по спору между первоначальными сторонами ничего не может быть присуждено в пользу третьего лица и с него ничего не может быть взыскано. Взаимоотношения между первоначальной сто­роной и третьим лицом, по общему правилу, рассматриваются и разрешаются в самостоятельном судопроизводстве (например, по регресс­ному иску). Однако решение суда по спору между первоначальными сторонами имеет преюдициальное (предрешающее) значение для третьего лица, если в будущем возникнет такое судопроизводство по спору между первоначальной стороной и третьим лицом, где один из них займет положение истца, а другой — ответчика.

Сопоставление сторон и третьих лиц, как заявляющих самостоя­тельные требования на предмет спора, так и не заявляющих таковых, показывает, что и те и другие имеют общие черты. Объединяет стороны и третьих лиц субъективная (личная) заинтересованность в процессе.

В то же время анализ процессуального положения третьих лиц обо­их видов дает основания для вывода о том, что они существенно разли­чаются, в связи с чем законодательством предусмотрены два самостоя­тельных вида третьих лиц. Статья 42 ГПК предусматривает участие в судопроизводстве третьих лиц, заявляющих самостоятельные требова­ния на предмет спора, а ст. 43 ГПК — участие в судопроизводстве треть­их лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора.

Различия в характере юридической заинтересованности в чужом деле и в процессуальном положении исключают возможность сформу­лировать общее определение понятия третьих лиц, которым можно было бы охватить хотя бы основные черты каждого из видов третьих лиц.