11.2. Основные черты правового государства

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Коротко выразить суть правового государства можно так:

правовое государство — это государство, деятельность кото­рого осуществляется на основе и в рамках законов и которое признает, уважает и охраняет права и свободы граждан.

Основные характеристики правового государства касают­ся принципов, на которых строятся отношения в треугольни­ке, состоящем из таких субъектов, как личность, общество и государство.

Основной ценностью в правовом государстве признается личность с ее правами и свободами. Права и свободы личнос­ти могут быть обеспечены при условии подчинения государ­ства обществу и связанности государства правом. Этому спо­собствует устройство государства на принципах народного су­веренитета, демократизма, верховенства закона, разделения властей, взаимной ответственности государства и личности, политического и идеологического плюрализма, гласности в деятельности государственного аппарата и информирован­ности граждан, наличие демократического правосудия и су­дебных форм защиты прав и свобод граждан, режима закон-

ИЧ

 

ности. Рассмотрим подробнее основные черты правового го­сударства.

1. Основной ценностью правового государства признаются человеческая личность, ее достоинство, права и свободы. Госу­дарства, считающие себя правовыми, данное положение за­крепляют в конституциях прямо или косвенно и декларируют права и свободы личности в качестве неотчуждаемых и непо­средственно действующих. В Конституции РФ эти положе­ния зафиксированы в вышеприведенной ст. 2, а также в ст. 17

и 18.

В правовом закреплении и регламентировании прав и свобод граждан в рассматриваемых государствах признается примат международного права. Конституции правовых госу­дарств и законодательство должны учитывать и реализовы­вать международные правовые стандарты о нравах и свобо­дах человека, зафиксированные в международно-правовых документах. В их числе прежде всего следует назвать Всеоб­щую декларацию прав человека, принятую ООН 10 декабря 1948 г. (эта дата отмечается как День прав человека), Между­народный пакт об экономических, социальных и культурных правах. Международный пакт о гражданских и политических правах (оба пакта приняты ООН 16 декабря 1966 г., ратифи­цированы СССР 18 сентября 1973 г.), ряд конвенций, приня­тых ООН (о предупреждении геноцида, апартеида, о полити­ческих нравах женщин и др.), конвенций МОТ (Междуна­родной организации по труду).

В п. 1 ст. 17 Конституции РФ сказано, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы че­ловека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоя­щей Конституцией. В случае противоречия норм внутригосу­дарственного права в сфере прав и свобод международным документам государственные органы, и прежде всего суды, должны руководствоваться последними.

Естественноправовые теории рассматривают права чело­века как прирожденные, вечные, неизменные, неотчуждае­мые. Либеральная концепция прав и свобод более раннего периода, основываясь на указанной теории, исходила из при­оритета прав и интересов личности над интересами общества и государства. Эта концепция крайнего индивидуализма в сфере прав и свобод была и остается иллюзорной. Хотя госу-

153

 

дарства, считающие себя правовыми, провозглашают неот­чуждаемость прав и свобод человека, а Конституция РФ рас­сматривает их в качестве высшей ценности, однако ни одно государство фактически не признает их абсолютными.

Права и интересы человека, гражданина фактически не ставятся выше интересов общества. Это вытекает из консти­туций самих правовых государств. Осуществление прав и сво­бод каждого отдельного человека ограничивается в первую очередь правами другого человека. Их осуществление, как сказано, например, в п. 3 ст. 17 Конституции РФ, не должно нарушать права и свободы других лиц.

Кроме того, конституции рассматриваемых государств предусматривают случаи ограничения прав и свобод человека. Такая возможность зафиксирована и в указанных выше меж­дународно-правовых документах. В ст. 29 Всеобщей деклара­ции прав человека сказано, что при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться, во-первых, только таким ограничениям, какие установлены законом, и, во-вторых, исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе. В Меж­дународном пакте о гражданских и политических правах предусмотрена возможность ограничения прав и свобод также в интересах охраны государственной безопасности и здоровья населения.

Такая возможность ограничения прав и свобод преду­смотрена в ст. 55 Конституции РФ в целях защиты конститу­ционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и без­опасности государства. Ограничения предусмотрены и на слу­чай введения чрезвычайного положения в стране. В п. 3 ст. 56 Конституции РФ предусмотрены права, которые не могут быть ограничены (на жизнь, достоинство личности, непри­косновенность частной жизни, свободу совести, жилище и др.). В числе прав, которые нс могут быть ограничены, не значатся права на свободу и личную неприкосновенность, не­прикосновенность жилища, свободу передвижения, на объ­единение, свободу слова и др. Возможность ограничения прав в целях обеспечения общественных интересов предусмотрена и в других государствах, относящих себя к правовым.

Н4

 

Таким образом, современные государства рассматривают права и свободы в качестве одной из основных ценностей, но отнюдь не высших, как сказано в Конституции РФ (ст. 2). Ни одна конституция государств Европейского союза не содер­жит статьи, аналогичной ст. 2 Конституции РФ. Есть, оказы­вается, ценности высшего порядка (нравственное и физиче­ское здоровье населения, общественный порядок, государст­венная безопасность и др.), нежели права и свободы индиви­да. Это и естественно, ибо человек сверхкорыстен, дорога к совпадению интересов личности и общества длинна и тернис­та, а эгоизм человеческий беспределен.

Конституции правовых государств, в том числе и Россий­ской Федерации (ст. 18), рассматривают основные права в ка­честве непосредственно действующих. Это означает, что они определяют не только смысл и содержание законов, но и де­ятельность органов государства. На их основе могут прини­маться индивидуальные решения, в том числе и судами, даже если отсутствуют конкретизирующие нормативные акты или последние противоречат этим правам.

Правовое государство предполагает не только признание и закрепление в законах основных прав человека, но и пра­вовую безопасность личности, ее жизни, здоровья, свободы, защищенность ее прав не только от иных лиц и организаций, но и от самого государства, его должностных лиц, незаконно посягающих на достоинство и права личности. Следователь­но, здесь должна быть система юридических гарантий прав личности, о чем сказано в главе о законности.

2. Правовое государство и общество. Личность — первич­ная, атомарная частица общественного организма, общества. Ее благополучие, правовая и социальная защищенность за­висят от состояния общества, его соотношения с государст­вом. В тоталитарном государстве общество как определенный социальный организм поглощено государством, лишено должной самостоятельности, целиком зависит от государства, в такой же зависимости находится и личность. В правовом государстве формируется гражданское общество, состоящее из независимых от государства субъектов, действующих в рамках закона (самостоятельные, отделенные от государства предприниматели, партии, общественные объединения, дви­жения и иные негосударственные организации, развитые от­ношения негосударственных форм собственности, обеспечи-

155

 

вающие самостоятельность указанных субъектов, независи­мые средства массовой информации и т. и.). Соотношение гражданского общества и государства здесь иное: государство подчинено обществу Государство осуществляет лишь те функции, которые вытекают из природы самого общества, служит обществу.

Подчинение государства обществу осуществляется прежде всего с помощью законов и главенствующего закона ~ Конс­титуции. С помощью их ставятся рамки деятельности госу­дарства, определяются формы, методы и цели этой деятель­ности.

Очевидно, что такая ситуация возможна лишь в демокра­тическом обществе, где государственный суверенитет являет­ся формой народного суверенитета, законы принимаются де­мократически избранным представительным органом и вы­ражают общественные интересы, а не интересы лишь власт­вующей элиты.

Следовательно, для правового государства обязательно наличие институтов представительной и непосредственной демократии: демократической избирательной системы, пред­ставительных органов, которым принадлежит исключитель­ное право в законотворчестве, которые обладают правом контроля за исполнением законов исполнительным аппара­том и в свою очередь сами подвержены контролю со стороны общества, и т. д.

3- Важным принципом организации и деятельности пра­вового государства является принцип верховенства закона как акта, принятого высшим законодательным и представитель­ным органом, но отношению ко всем другим юридическим актам, в том числе и нормативным. С другой стороны, этот принцип предполагает верховенство Конституции по отно­шению ко всем иным законам.

Данный принцип требует, чтобы система государственных органов определялась только Конституцией, все органы фор­мировались только способами, предусмотренными законом, действовали согласно процедуре, предусмотренной законами, решения нормативного и индивидуального характера прини­мались на основе закона и т. д.

Рассматриваемый принцип закреплен в ст. 15 Конститу­ции Российской Федерации.

156

 

4. Непременным принципом правового государства явля­ется ответственность государства перед личностью в случае нарушения государством прав и свобод личности.

Иногда этот принцип формулируется иначе: ответствен­ность личности перед государством, а государства —- перед личностью. И это, конечно, тоже верно. Однако отметим, что ответственность личности перед государством существует во всех государствах. Спецификой правового государства явля­ется именно вторая часть принципа.

В Российской Федерации этот принцип зафиксирован в ст. 53 Конституции, где сказано: «каждый имеет право на воз­мещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Очевидно, что вред личности причиняется тогда, когда нарушены его свобода, права и за­конные интересы. Рассматриваемый принцип, как и преды­дущий, является конституционным принципом и конкрети­зирован в текущем законодательстве, осуществляется путем обжалования действий и решений должностных лиц государ­ства в суд, который выносит решения об отмене указанных решений о возмещении причиненного вреда.

5. Одним из важных принципов правового государства яв­ляется разделение властей. Зачатки этого принципа мы видим уже в античном мире в демократических Афинах, в респуб­ликанском Риме. Обстоятельно этот принцип обосновали Д. Локк, Ш. Монтескье. Последний в своем сочинении «О духе законов^ писал о том, что в каждом государстве есть три власти: законодательная, исполнительная, судебная. Если все власти соединятся в одном лице, никакой свободы не бу­дет, установится деспотия. Чтобы избежать злоупотребления властью, необходимо, чтобы власти сдерживали друг друга.

Разделение властей заключается не просто в специализа­ции органов государства, в разделении их на законодатель­ные, исполнительные и судебные, каждый из которых осу­ществляет соответствующий вид деятельности. Такую специ­ализацию и разделение функций между органами мы видим в любом государстве, даже относительно неразвитом. Разде­ление властей — это, безусловно, и разделение функций меж­ду государственными органами, но оно предполагает наличие у основных ветвей власти специальных полномочий, которые выражаются в так называемой системе сдержек и противове-

I <-7

 

сов. Эти полномочия одной ветви власти преследуют цель поставить преграды, ограничения стремлениям другой ветви власти выйти за круг своих полномочий, незаконно расши­рить сферу своей власти, проникнуть во властную сферу дру­гой ветви власти, в конечном счете узурпировать власть, пос­тавить ее выше власти общества.

Разделение властей призвано обеспечить верховенство за­кона, а следовательно, подчинение государства обществу и обеспечить реальность прав и свобод личности.

Наибольшую возможность узурпации власти имеет, ко­нечно, исполнительная, правительственная власть, которая в президентской республике возглавляется президентом. Это объяснимо, ибо основные материальные, финансовые ресур­сы, силовые структуры (армия, полиция, разведка) также на­ходятся в непосредственном подчинении правительства, пре­зидента.

В отношении исполнительной власти законодательная ветвь власти (парламент) обладает следующими рычагами (полномочиями): определяет через принятие конституции и иных законов структуру и компетенцию органов исполни­тельной власти, утверждает бюджет, определяющий источни­ки доходов и расходов на государственные нужды, формирует правительство (в парламентской республике) или дает согла­сие президенту на занятие тех или иных должностей в прави­тельстве (в президентской республике), выражает недоверие правительству с последующей отставкой, преодолевает вето президента согласно законодательной процедуре, может при определенных условиях отстранить президента от власти на условиях, предусмотренных конституцией, установить запрет на совмещение работы в государственном аппарате и пред­ставительном органе.

Конституционный суд может признать акты исполнитель­ной власти неконституционными, а иные суды — акты, нару­шающие права физических и юридических лиц, незаконны­ми, а следовательно, не имеющими юридической силы.

В отношении законодательной власти президент имеет право отлагательного вето на законодательные акты, роспуска законодательного органа, назначения новых выборов. Конс­титуционный суд может признать законодательные акты не­конституционными и, следовательно, не имеющими юриди­ческой силы.

158

 

Судебная ветвь власти ставится в рамки, предусмотренные Конституцией и процессуальным законодательством. В этих рамках суды независимы от других ветвей власти. Судьи могут быть отстранены от должности только при совершении пре­ступления. Влияние других ветвей власти проявляется лишь при избрании или назначении судей.

6. Политический и идеологический плюрализм предполагает наличие неограниченного количества партий и политических движений в обществе, отсутствие единой господствующей, официальной идеологии, допущение различных идеологий, связанных с определенным мировоззрением.

Тот и другой плюрализм вытекает из того, что в обществе существуют разные классы и социальные группы. Наряду с общими интересами каждая социальная группа имеет свои специфические интересы. Плюрализм интересов порождает плюрализм политический и идеологический. Каждый соци­альный слой, класс, группа для выражения и защиты своих интересов создают свои организации, с их помощью пытают­ся воздействовать на государство в целях принятия последни­ми решений в свою пользу. Политический плюрализм — это определенная форма самоорганизации гражданского общест-иа и средство его воздействия на государство, непременное условие демократии и один из важных принципов правового государства. Это закреплено в ст. 13 Конституции Российской Федерации.

Следует, однако, отметить, что политический и идеологи­ческий плюрализм имеет свои пределы. Допускается сущест­вование не любых партий и идеологий. В той же ст. 13 Конс-гитуции РФ записано: «Запрещаются создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых на­правлены на насильственное изменение основ конституцион­ного строя и нарушение целостности Российской Федерации подрыв безопасности государства, создание вооруженны> формирований, разжигание социальной, расовой, националь­ной и религиозной розни»,

7. Важным принципом существования и функционирова­ния правового государства является гласность, открытость <• деятельности государства, свобода средств массовой информа­ции, отсутствие цензуры. Без этого невозможен контроль об­щества над государством, невозможна демократия, призрач­ной становится и связанность государства правом. Информа-

\У.

 

ция ~ это власть. Кто обладает информацией, обладает и властью. Не зря средства массовой информации называют четвертой властью. Тайна, закрытость деятельности госаппа­рата, наличие цензуры противопоказаны правовому государ­ству.

Рассматриваемый принцип закреплен в ст. 29 Конститу­ции Российской Федерации, в законах о печати, средствах массовой информации. Вместе с тем законодательство России в этой сфере нуждается в дальнейшем развитии и совершен­ствовании.

В указанной статье Конституции РФ отмечено, что каж­дый имеет право свободно искать, получать, передавать, про­изводить и распространять информацию любым законным способом. Между тем ряд законов ограничивает этот прин­цип, оперируя понятиями государственной, служебной, след­ственной, коммерческой, банковской, налоговой тайны. За­частую эти понятия строго не определены. Например, под служебной тайной можно понимать многие виды информа­ции и тем самым лишить граждан права на информацию, ог­раничить гласность и открытость деятельности государствен­ного аппарата. Необходим, следовательно, специальный за­кон о праве граждан на информацию.

8. Демократическое независимое правосудие — необходи­мый элемент правового государства. Оно является средством обеспечения верховенства законов и суверенитета народа, прав и свобод гражданам. Только посредством суда можно обеспечить ответственность государства перед личностью. Де­мократическое правосудие возможно при независимости суда и подчинении его только закону. Демократические принципы организации и деятельности суда закрепляются в конститу­циях и процессуальном законодательстве (см. гл. 7 Консти­туции РФ).

9. Режим строгой законности и прочного, стабильного пра­вопорядка с развернутой системой юридических гарантий — это еще один важный атрибут правового государства. Только при наличии законности можно говорить о связанности госу­дарства правом, о прочных, законодательно установленных рамках его деятельности.

В правовом государстве все граждане в равной степени должны быть законопослушными и дисциплинированными, строго соблюдать законы. Эта сторона взаимоотношений лич-

160

 

ности и государства подчеркивается и обеспечивается любым государством. В правовом государстве требование законопос­лушности должно быть обращено прежде всего к государству, его чиновникам. Все государственные органы должны дейст­вовать в рамках законов, не выходить за пределы своей ком­петенции, не использовать в своей деятельности недозволен­ных методов. Принцип «всё, что не запрещено, дозволено» не должен относиться к деятельности государственного аппа­рата. Здесь должен действовать иной принцип: «дозволено только то, что прямо разрешено и предписано законом».

Итак, правовое государство — это государство демократи­ческое, действующее в рамках права, связанное им, признаю­щее в качестве основной ценности достоинство личности, ее права и свободы.

С этим, очевидно, согласны все сторонники правового государства. Расхождение состоит лишь в понимании права. Связанность государства тем, что называют естественным правом, — это не более чем очередной миф. Естественное право — это не что иное, как представления о справедливости, как определенные идеи, на которые должен ориентироваться законодатель, но представления об этих идеях могут расхо­диться, как и представления о справедливости. Какими же из них руководствоваться? Можно ли признать крупную частную собственность, образующуюся за счет присвоения' собствен­ности, созданной не одним поколением народа, естественным правом? Является ли право государственной собственности на объекты производителей-монополистов (связь, транспорт и т. п.), на землю, водные ресурсы, земные недра естествен­ным правом? Что больше соответствует естественному праву при определении наказания за убийство: смертная казнь или длительный срок лишения свободы, парламентское или пре­зидентское правление? Кто, какая сила может обеспечить примат естественного права над государством вопреки его во­ле? Вопросы подобного рода бесконечны, и ни один сторон­ник естественного права однозначного ответа на них не дает.

Прагматический и реальный подход к решению данной проблемы состоит в том, что государство может быть ограни­чено и связано лишь позитивным правом при наличии демо­кратического режима, при подчинении государства обществу посредством демократических институтов, при условии, что право имеет не только тетичсское (исходит от определенного

6 Теория государства и права                                                          1 <,]

 

авторитета — государства), но и аксиологическое обоснова- . ние — ориентировано на определенную систему ценностей, признанную в обществе. И эта система ценностей может сов­падать с тем, что называется естественным правом (свобода, справедливость, плюрализм форм собственности, обществен­ный порядок, правовая и социальная защищенность личности и т. д.).

1