11.1. Возникновение и развитие учения о правовом государстве

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Основная идея теории правового государства — это идея (мысль) о связанности государства правом. Можно предпо­ложить, что эта идея зародилась вместе с возникновением го­сударства, ибо еще в условиях догосударственного развития все органы первобытной, а затем военной демократии фор­мировались и функционировали в рамках определенной нор­мативной системы -— обычаев и табу, освящались религиоз­ными ритуалами и т. д.

Всякая власть всегда стремится к расширению своих вла­стных полномочий, властного пространства, распространить свое влияние на более широкий круг субъектов и отношений. Это неизбежно ведет к ущемлению свободы и интересов под­властных, которые не мирятся с узурпацией власти, противо­действуют ей, опираясь прежде всего на существующую в об­ществе нормативную систему, ставящую власти пределы.

Уже в древности мы наблюдаем не единичные случаи, ког­да субъект, узурпирующий власть, изгоняется народом как на­рушитель вековых обычаев. Вспомним, что последний царь в Древнем Риме — Тарквиний Гордый был изгнан из Рима за узурпацию власти и заменен двумя военачальниками (консу­лами). С изгнанием князей мы встречаемся и у славян. Можно здесь вспомнить печальную судьбу князя Игоря, казненного древлянами. Можно сказать, что идея ограничения власти, правомерность борьбы против узурпаторов власти присуща любому свободолюбивому народу.

Гуго Гроций в своем сочинении «О праве войны и мира» приводит более десяти случаев, когда народ имеет право ока­зывать сопротивление властям, в том числе в случае узурпа-

148

 

ции власти, нарушения монархом закона, условий, на кото­рых вручена власть, и др.

С возникновением государства и права эти идеи получают философское, религиозное и правовое обоснование и выра­жение. Мы видим их уже в сочинениях древних мыслителей. Древнегреческий философ Платон писал: «Я вижу близкую гибель того государства, где закон не имеет силы и находится над чьей-либо властью. Там, где закон — владыка над прави-юлями ... я усматриваю спасение государства». Эти идеи вер­ховенства права, закона над властью государства мы видим в сочинениях Аристотеля, Цицерона.

Император Юстиниан в VI в. н. э. в своей конституции "О составлении Дигест» писал, что нельзя найти среди всех дел ничего столь важного, как власть законов, которая изго­няет всяческую несправедливость.

Более обстоятельно идеи связанности государства правом, идеи господства права были развиты в трудах Д. Локка, III. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и др. В частности, двумя первы­ми бьша развита идея разделения властей как одно из условий господства права.

Концепция правового государства связывалась и связы­вается, как правило, с идеями естественных неотчуждаемых прав человека. Согласно этим взглядам естественное право независимо от государства и стоит выше него. Однако среди сторонников правового государства мы видим и таких, кото­рые исходят из связанности государства позитивным законом, принятым государством. Так, Ж.-Ж. Руссо писал, что закон принимается сувереном (народом), правительство— только слуга и исполнитель закона.

Философское обоснование правового государства дал И. Кант, который рассматривал государство как объединение1 множества людей под эгидой права.

Концепции правового государства придерживались и представители юридического позитивизма. Именно предста­витель этого направления Р. фон Моль дал первый более или менее обстоятельный анализ правового государства в 1832 г., назвав в качестве высшего его принципа свободу граждан. Чтобы добиться воплощения указанного принципа, требуется связанность государства правом. Еллинек, представитель того же направления, писал о самоограничении государства пра-ном, а субъективные права граждан представлял как защи-

149

 

щенные интересы. Идея примата права над государством со­ответствовала духу либерализма, отвергавшего вмешательство государства в хозяйственную жизнь.

Нормативист Г. Кельзен — также сторонник правового го­сударства, которое, с его точки зрения, есть воплощение пра­ва, правопорядок. Идею примата права поддерживает и пред­ставитель солидаризма Л. Дюги. По его мнению, право как нормы солидарности предшествует государству, более того, стоит над государственной организацией.

С позиции психологической теории права Л. Петражиц-кого государство по отношению к понимаемому им праву как к праву интуитивному играет служебную роль, оно обязано воплощать его в законах позитивного права (о теориях права см. гл. 13).

Таким образом, идеи примата права по отношению к го­сударству присущи не только теориям естественного права, как это иногда преподносится, но и другим течениям право­вой мысли.

В России идеи связанности государства правом, правового государства получили развитие в трудах русских либералов. Первым пропагандистом либерализма была Екатерина II. Идеи либерализма нашли отражение в «Наказе», написанном ею для членов комиссии по Уложению законов.

Значительную роль сыграл М. М. Сперанский в царство­вание Александра I. Основываясь на идеях естественного пра­ва, он разработал первый проект политического устройства России, предусматривающий разделение властей. Это был по сути дела проект первой конституции, оказавшийся неосу­ществленным. Деятельность Сперанского была прекращена самим Александром I, который убоялся собственного вольно­думства.

В этом ряду следует назвать А. Н. Радищева, декабрис­тов, ученых-правоведов 60—70-х гг. прошлого столетия — Б. Н. Чичерина, К. Б. Кавелина, А. М. Унковского.

В 90-е гг. в условиях политического и идейного кризиса сформировалась волна «нового либерализма». С развитием капитализма расширилась социальная база либерализма, появились новые имена, новые идеи. Набирало силу консти­туционное направление либерализма (П. Струве, Н. И. Ми­люков, С. Л. Франк). Оно послужило ядром «Союза освобож­дения», а позднее — партии кадетов — конституционных де-

1^0

 

мократов, которые отстаивали необходимость конституцион­ного ограничения самодержавия.

«Новый либерализм» воспринял идеи естественных прав, правового государства, но развивал и идеи демократического социализма, отмежевываясь при этом от марксистского соци­ализма. Если старый либерализм стоял на точке зрения не­вмешательства государства в дела гражданского общества (государство — «ночной сторож»), то «новый либерализм» стоял на позициях активного вмешательства государства в со­циальные отношения, борьбы с монополизмом, обеспечения прав на достойное существование, гарантирован ности каждо­го от деспотизма одного лица, партии, класса и даже «само­державия» народа.

В числе сторонников этих взглядов следует назвать имена видных ученых-юристов — П. И. Новгородцева, А. Покров­ского, В. Гессена, Л. И. Петражицкого, Б. А. Кистяковского, С. Гессена.

«Новый либерализм», как уже отмечено, связывал идеи правового государства с социализмом. Социализм понимался как политика социальных реформ, всякие революции отвер­гались. Правовое государство рассматривалось как высшая форма государственного быта. Б. А. Кистяковский видел в нем плацдарм для перехода к социалистическому государству. «Новые либералы» стояли по сути дела не просто на позициях правового государства, а, как бы мы сегодня сказали, на по­зициях правового социального государства.

Как известно, большевики придерживались идей дикта­туры пролетариата — власти, не ограниченной никакими за­конами. Но взгляды этой партии (впоследствии -— КПСС) по отношению к правовому государству претерпели существен­ные изменения; иногда говорят, что это были фактически раз­ные партии: Ленина, Сталина, Хрущева и Брежнева, Горба­чева, а теперь и Зюганова.

XXII съезд КПСС пришел к выводу, что диктатура проле­тариата в нашей стране отмерла, государство превратилось в общенародное. Этот и последующие съезды постоянно под­черкивали необходимость укрепления законности. В теории государства возникла концепция государства социалистиче­ской законности. Конституция СССР 1977 г. в качестве ос­новного направления развития политической системы зафик-

151

 

сировала развитие демократии и укрепление правовой основы государственной и общественной жизни.

Состоявшаяся в июне 1988 г. Всесоюзная конференция КПСС открыла дверь реформам политической системы СССР. Одной из важных задач, поставленных конференцией, была задача формирования социалистического правового го­сударства. Ныне ни одна партия в России, за исключением праворадикальных движений, не отвергает идею правового государства. В Конституции Российской Федерации 1993 г. записано, что Россия является демократическим, федератив­ным, правовым государством, а человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ст,1, 2).

С распадом СССР цель формирования гражданского об­щества и правового государства воспринята почти всеми го­сударствами, входившими в состав СССР. Таким образом, можно заключить, что права и свободы, правовое государство ныне восприняты человечеством как общечеловеческие цен­ности.

1