4.2. Разложение родового строя и возникновение государства

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Основополагающие идеи, характеризующие возникнове­ние государства и права, следующие: государство и право не навязаны обществу извне; государство и право есть результат развития самого общества, они порождены обществом; госу­дарственная власть и ее органы выросли из власти и органов родового строя, право -- из его обычаев. Советская наука в вопросах происхождения государства придерживалась марк­систских взглядов. Эти взгляды обычно представлялись в виде линейной схемы: совершенствование орудий труда — разде­ление труда — повышение производительности труда — по­явление избыточного продукта — имущественное неравенст­во — возникновение частной собственности, классов и, как следствие, возникновение государства. Такие выводы выте­кали из работ основоположников марксизма и В. И. Ленина, и прежде всего из работы Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», которая бес­спорно основывалась на научных данных того времени. Од­нако при этом не учитывались в достаточной мере другие его работы, например «Анти-Дюринг», в которых важное значе­ние в классообразовании и возникновении государства при­давалось самой догосударственной власти и ее носителям. Кроме того, современная наука накопила и новые знания, которые следует учитывать, хотя в истории развития челове­чества остаются еще темные пятна и спорные вопросы.

Процессы развития родового строя, которые в конечном счете привели к возникновению государства, многообразны и протекали параллельно, но взаимосвязанно, влияли друг на друга. Но все они так или иначе были связаны с трудом, с производством. Здесь можно выделить несколько линий. Во-первых, это производство материальных благ. Во-вторых, производство самого человека. В-третьих, связанное с произ­водством и в целом с жизнью общества усложнение общест­венных управленческих функций. В-четвертых, развитие нор­мативной, регулятивной системы общества, своеобразной

53

 

идеологии (табу, мифы, ритуалы), которые обслуживали и ос­вящали вес стороны жизни общества.

В сфере производства материальных благ следует отметить совершенствование орудий (каменные орудия, изобретение железа и производство железных изделий, мотыжное, а затем пашенное земледелие и т.д.), что вело к повышению произ­водительности труда. Этому способствовали специализация и • разделение труда. В первобытном обшествс сначала су­ществовало лишь естественное разделение труда между муж­чиной и женщиной. Мужчина изготавливал орудия труда, за­нимался охотой, рыболовством, женщина вела домашнее хо­зяйство, готовила пищу, из гота вл и вал а одежду и т. д.

Первым крупным общественным разделением труда было выделение пастушеских племен. Начав с приручения диких животных, племена перешли к разведению скота и уходу за ним. Пастушеские племена не только производили больше, но и производимый продукт был другим, не только исполь­зовался для потребления, но и давал сырье для производства (шкуры, шерсть)'. Это делало возможным регулярный обмен и возникновение новых видов производства (ткачества, изго­товления кожаных, меховых изделий). Земледелию это дало тягловую силу, возможность перехода к пашенной обработке земли.

Более совершенное производство, накопленный опыт по­зволяли заниматься производством и небольшой обособлен­ной от рода группе — семье. Это вело и к обособленному вла­дению имуществом, а потом и к обособленной частной соб­ственности. Обособленный труд, обособленная собствен­ность создают предпосылки к имущественному неравенству, появлению частных интересов семьи, семейной общины, от­личных от интересов общества.

С развитием производства труд человека стал давать боль­ше, чем это было необходимо для поддержания его жизни. Появляется, следовательно, некий избыточный продукт. Это дает возможность привлекать дополнительную рабочую силу и присваивать прибавочный продукт. Такую рабочую силу да­вала война. Если раньше военнопленных убивали, съедали или принимали в члены рода в качестве второсортных членов, то теперь их превращают в рабов. Первоначально рабство про­являлось в довольно мягких формах, рабы использовались для домашнего хозяйства. Жесткое рабство установилось, когда

54

 

те или иные производства стали полностью основываться на рабском труде.

Вторым крупным" общественным разделением труда было отделение ремесла от земледелия, что вело не только к совер­шенствованию орудий труда и производства, но и к совер­шенствованию оружия и повысило ценность человеческой ра­бочей силы, и теперь рабов гонят десятками в мастерские, на рудники и на поля.

Третье крупное общественное разделение труда, связан­ное с обменом, появлением металлических денег, выразилось в выделении купечества. Появилась новая возможность кон­центрации имущества в руках немногочисленного класса.

Развитие ремесла, торговли ведет к подвижности населе­ния, к перемене места жительства, к возникновению городов. Теперь уже на одной территории проживают члены разных родов, чужестранцы, рабы. Члены родов оказались разрознен­ными, не могли собираться для решения своих дел. Место родовой организации власти неизбежно должна бьыа занять новая организация — государство.

Всякое производство предполагает производство и восп­роизводство самого работника, которое осуществляется в оп­ределенных общественных формах. Здесь также наблюдаются существенные изменения: беспорядочные половые связи упо­рядочиваются; исключается инцест (половые связи между родственниками); из полового общения исключаются роди­тели и дети, затем родные братья и сестры, что ведет к улуч­шению человеческой природы. Складывается так называемая семья пулануа, когда все мужчины одного рода являются мужьями всех женщин другого рода. Затем появляется парная, временная, неустойчивая семья, потом достаточно прочная моногамная. Укреплению семьи способствует и развитие про­изводства, возможность трудиться отдельной семьей. Мужчи­на — владелец богатства в виде стад скота и прочего имуще­ства — заинтересован в передаче наследства своим детям. Ук­репляется его власть в семье, появляется институт наследова­ния. Семья, выделяясь из рода, противопоставляет себя роду, способствует его разложению, появляются богатые аристок­ратические, купеческие и т- п. семьи.

Обособленная собственность отдельных семей постепен­но превращается в частную собственность как средство экс­плуатации соплеменников и чужаков. Общество, впитавшее

55

 

с молоком матери эгалитаризм (равенство в имущественном положении, распределении материальных благ), упорно со­противляется все более крепнущему имущественному нера­венству Большие богатства рассматриваются как ненормаль­ные. Поэтому в период развитой родовой организации наблю­даются насильственное перераспределение накопленных богатств, их «добровольные» раздачи соплеменникам, факти­ческая ликвидация богатства в случае смерти его владельца путем раздачи участникам ритуала похорон. Однако неумо­лимый ход истории, развитие производительных сил все более укрепляют отношения частной собственности.

Общественное производство и воспроизводство человека нуждаются в определенных общественных функциях по уп­равлению общественными делами и упорядочиванию отно­шений. .Эти функции все больше переходят от старейшин, военачальников, лиц религиозного культа и др. в руки отдель­ных аристократических семей. Исполнение общественных функций, в частности распределение общественных работ, общественного добра, дает новый источник обогащения. Оно все больше приобретает характер наследования. Это ведет к выделению определенного слоя людей, существование кото­рых основывается на разделении труда, выделении управлен­ческого труда.

Все эти процессы, приводящие к имущественному нера­венству, ведут в конечном счете к формированию частной соб­ственности и классов. Общественные функции все более при­обретают характер государственных функций, которые осу­ществляются уже особыми людьми, и прежде всего теми, кто в силу богатства имеет время для их выполнения.

По мысли Ф.Энгельса, между государством и негосудар­ственной формой организации общества имеется переходный период военной демократии.

Военная демократия возникает на стадии разложения ро­дового строя, когда появляются союзы племен. Этот период характеризуется постоянными грабительскими войнами, ко­торые дают возможность быстрого обогащения, прежде всего военной верхушке.

В этот период на первое место выдвигается фигура воен­ного вождя, окруженного приближенными, он опирается на постоянную военную дружину, которая постепенно превра­щается в привилегированную группу. В необходимых случаях

56

 

собирается ополчение. Военачальник избирается. Важные ре­шения принимаются собранием вооруженных людей. Посте­пенно роль собрания снижается, и оно лишь одобряет реше­ния военной верхушки. Постепенно складывается обычай из­брания военачальника и других общественных должностей из определенных аристократических семей (вспомним местни­чество на Руси).

Наконец это избрание превращается в пустую формаль­ность, и должность становится наследственной. Всякая на­следственная власть по сути дела — это власть королевская, государственная.

Современные авторы утверждают, что военная демокра­тия не переходила непосредственно в политическую (государ­ственную) организацию. За ней следовали военно-иерархиче­ские структуры, для которых характерно наличие дружины, создававшейся вне рамок племенной традиции, характеризо­вавшейся заинтересованностью в грабеже, преданностью удачливому военному предводителю. Дружина формирова­лась из разных слоев, дружинником мог стать любой чужак и даже раб.

Дружина — это уже зачаток постоянного войска, харак­терного для государства. Наряду с этим наблюдается сужение круга лиц, имевших доступ к военным акциям и оружию, в конечном счете народ был лишен оружия, что укрепляло на­рождающуюся политическую власть.

Одни из современных авторов считают военную демокра­тию универсальной для всех народов. Другие же рассматри­вают ее лишь как один из вариантов формирования предго-сударственных структур. В качестве иных вариантов выступа­ют аристократический (институциализация наследственной власти родоплеменной верхушки), плутократический (ненас­ледственное лидерство богачей — «больших людей» в Юго-Восточной Азии).

Одним из вариантов институциализации зарождающейся новой власти, отделения ее от общества была сакрализация вождя. Вождь наделяется особыми, сверхъестественными ка­чествами, от которых зависит и благополучие соплеменников. Вождь как бы представляет соплеменников перед сверхъесте­ственным миром. Зачастую сакральный вождь одновременно выполняет и жреческие функции. Наследование власти вождя способствует все большему ее отделению от народа, ее само-

57

 

стоятельности. Традиционные подношения вождю вес более принимают характер постоянных податей, постепенно пре­вращающихся в налоги. Подати и дань с покоренных народов укрепляют эту власть и экономически. Появляется возмож­ность содержания определенного аппарата, в том числе при­нудительного, для осуществления власти.

Однако какой бы вариант ни взять, главное заключается в том, что государственная власть вырастает из власти, обще­ственных функций родового строя. Хотя государственная власть становится властью экономически господствующего класса, она продолжает осуществлять функции, вытекающие из природы самого общества.

Рассмотренный процесс возникновения государства но­сит схематический характер. Здесь не затронуты многие фак­торы, способствующие возникновению государства.

Между тем происхождение государства в ряде регионов и стран имеет свои особенности. Ф.Энгельс в вышеназванной работе анализирует возникновение государства у греков, у древних римлян и у германцев.

Классической формой было возникновение Афинского государства. Возникновение этого государства не было отяго­щено какими-то внешними факторами. Оно образовалось в силу внутренних причин и процессов развития самого обще­ства: развития производства, разделения труда, торговли, по­явления денег, частной собственности. Характерным было долговое рабство (продажа должником в рабство своих детей, самого себя).

Развитие торговли, ремесла, мореплавания вело к тому, что в одном округе стали проживать представители разных племен. Органы родовой организации были уже не в состоя­нии управлять общественными делами.

По реформе, приписываемой Тесею, в Афинах было уч­реждено центральное управление (Совет). Народ был разде­лен на эвпатридов (благородных), геоморов (земледельцев), демиургов (ремесленников). Только первые могли занимать общественные должности.

Реформы Солона и Клисфена вели к дальнейшему рас­слоению общества, к расшатыванию родоплеменной органи­зации, к замене ее новой формой управления. Солон разделил граждан на четыре класса уже по имущественному признаку (размеру землевладения). Высшие должности могли занимать

58

 

представители только первого класса (крупные землевладель­цы). Четвертый класс мог только голосовать. Клисфен в своих реформах вообще игнорировал старую племенную организа­цию, разделив население на территориальные единицы (де-мы). Жители дема избирали демарха, казначея, судей. Фак­тически вместо органов племенной организации появились новые органы. Во главе был избранный уже от территориаль­ных племен совет пятисот. Последней инстанцией было на­родное собрание, где пользовался правом голоса каждый . афинский гражданин. Рабы,, составлявшие большинство, ес­тественно, были бесправны. Создается полицейская служба, которая формировалась из рабов. Свободный афинянин счи­тал унизительным осуществлять полицейские функции. Так постепенно родовая организация разрушалась, ее органы за­менялись новыми, уже образованными по территориальному принципу.

У греков государство возникло в силу исключительно внутренних причин и процессов развития общества (развитие производства, появления частной собственности, классов, разрыва родовых связей и т. п.).

В Древнем Риме возникновение государства было уско­рено борьбой патрициев (членов римских родов) и плебеев (пришлого населения).

К римскому народу, проживавшему на территории Древ­него Рима, относились только члены римских родов. Десять родов объединялись в курию, десять курий составляли племя. Три племени составляли римский народ (роршик готапиз). Во главе рода стоял старейшина, избираемый из одной и той же семьи. Старейшины трехсот родов составляли сенат, который решал многие дела. Сохранилось народное собрание (собра­ние курий). Собрание принимало законы, избирало царя и других должностных лиц. Должность царя не была наследст­венной. Здесь наблюдается по сути дела переходный к госу­дарству период военной демократии.

Наряду с членами римских родов на территории Древнего Рима проживало население, которое не входило в эти роды. Это население — плебс. Это были лично свободные люди, они владели собственностью, в том числе землей, платили налоги, отбывали воинскую службу, но не могли занимать никаких должностей, участвовать в собраниях курий и т.д. Обладая собственностью, оружием, имея военную выучку, плебс пред-

59

 

ставлял грозную силу. Находясь вне римских родов, плебс стремился уравняться в правах с патрициями, вел постоянную борьбу с ними. Эта борьба увенчалась успехом. По реформе, приписываемой царю Сервию Туллию, было образовано но­вое народное собрание, в котором участвовали вес, несущие воинскую службу, в том числе и плебс. Все население было разделено на шесть классов — в зависимости от степени бо­гатства, Шестой класс — малоимущее население, свободное от налогов и несения военной службы. В новом народном собрании голосование осуществлялось по центуриям. Каждая центурия имела один голос. Но первый класс выставлял 80 центурий, а последний — одну.

Таким образом, на месте племенного собрания возникло новое, ничего общего не имеющее с родовой организацией. Фактическая власть стала принадлежать первым богатым классам, т. е. меньшинству общества.

Согласно реформам Сервия Туллия плебеи были уравне­ны с членами римских родов, допущены к участию в управ­лении общественными делами. Органы родовой организации древних римлян превратились в государственные органы.

Возникновение государства у древних германцев связано с завоеванием территории Римской империи. Господство над захваченными территориями было несовместимо с родовым строем. Германцы к этому времени находились на стадии раз­ложения родового строя, военной демократии (крупные сою­зы племен, значительная роль военного предводителя).

Германские племена, завоевав римские провинции, должны были организовать свою власть над провинциями. Родовой строй не мог впитать в себя массы римлян, посред­ством родовой организации невозможно было осуществлять власть над завоеванными территориями. Органы родовой ор­ганизации должны были преобразоваться в государственные органы. Крупный военачальник превращается в короля. Место ополчения свободных крестьян занимает постоянное войско. Народное собрание превращается в собрание низ­ших военачальников, а затем они становятся постоянными приближенными короля. Во главе областей вместо родовых старейшин становятся графы, стремящиеся сделать свои должности наследственными. Таким образом, постепенно органы племенной организации превратились в государст­венные.

60

 

Развитие племенного устройства древних славян в госу­дарственное также было предопределено внутренними и внешними условиями их развития: рост производства, тор­говли, городов, возникновение территориальной общины, объединявшей разноплеменников, в отличие от родовой, ко­тонизация обширных прилегающих земель и т. д. требовали новой организации вместо племенной, .К этому подталкивала гакже необходимость обороны своих территорий от кочевни­ков. И здесь мы наблюдаем ту же картину — преобразование органов родовой организации в государственные.

Относительно образования государства у восточных сла­вян длительное время господствовала норманнская теория возникновения государства. Согласно этой теории государст­во образовалось под воздействием норманнского влияния, в результате призыва на русские земли князей-варягов (Рю­рика, Аскольда и Дира). Согласно летописи новгородцы, что­бы избежать раздоров и неурядиц, послали варягам пригла­шение: «Земля наша велика и обильна, а наряда (порядка) в ней нету, пойдите княжить и владеть нами», и пришел к ним «Рюрик и два брата его с роды свои». По версии В.Чивили­хина, Рюрик был внуком славянского князя Гостомысла, у которого в боях погибли три сына, а дочь была замужем за князем из прибалтийских славян. Хотя данная версия недо­статочно обоснованна, однако следует отметить, что само по себе прибытие варягов (норманнов) не сыграло и не могло сыграть существенной роли в образовании государства у сла­вян. Для этого необходимы внутренние условия обществен­ной жизни славян. Напротив, следует отметить, что сами ва­ряги быстро ославянились.

К этому времени племенная организация славян уже пре­терпела существенные изменения. Как сказано, родовая об­щина заменилась территориальной, образовались волости, го­рода. Во многих городах действовало вече — народное собра­ние, отличное от родового племенного собрания.

Здесь имеет место весьма распространенная практика призыва наемных дружин во главе с предводителем на службу разных государств. Например, тех же варягов приглашали на службу Византии, бритты приглашали на службу англосаксов, причем в тех же словах, что и в вышеприведенных, взятых из летописи-

 

Но несомненно, что варяги — отличные воины, они ока­зали влияние на развитие и укрепление государства у славян. Князь Олег сделал весьма много для расширения Киевского княжества, для защиты его от кочевников.

Отмечаются особенности возникновения государства у народов Азии, Древнего Востока. Здесь значительную роль сыграл фактор осуществления общественных функций, свя­занных с необходимостью ирригационных работ, который в значительной мере послужил и возникновению частной соб­ственности и образованию классов.

1