18.4. Виды толкования по субъектам

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

В качестве субъекта толкования может выступать любое лицо, однако юридическое значение толкования, его обяза­тельность для правоприменителей при этом будут неодина-

^^^

 

ковы. Они зависят от правового положения субъекта, толкую­щего норму права. По субъектам толкование подразделяется на официальное и неофициальное.

Официальное толкование дается органами, уполномочен­ными на это государством. Оно является обязательным для других субъектов.

Официальное толкование подразделяется на аутентиче­ское и делегированное.

Аутентическое толкование дается органом, издавшим тол­куемый нормативный акт. Специального полномочия на аутентическое толкование не требуется. Оно вытекает из пра-вотворческого полномочия органа. Если соответствующий го­сударственный орган наделен правом издавать нормативные акты, то отсюда следует, что он вправе давать разъяснение этим актам.

Делегированное толкование основывается на законе. В этом случае закон наделяет тот или иной орган правом да­вать толкование актам, изданным другими органами.

Официальное толкование, как аутентическое, так и ле­гальное, может быть казуальным или нормативным.

Казуальное толкование дается применительно к отдель­ному случаю (казусу). Оно формально обязательно только для конкретного дела. Например, Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев какое-либо дело в порядке надзора, отменяет решение нижестоящего суда и в своем определении дает тол­кование применительно к данному делу. Однако действитель­ное значение актов казуального толкования, даваемого выше­стоящими инстанциями, гораздо шире. Эти акты выступают для нижестоящих органов в качестве образцов понимания и применения закона. Нижестоящие инстанции всегда ориен­тируются на практику толкования и применения законов вы­шестоящими органами и обычно следуют ей.

Иногда в литературе принципиальные положения, содер­жащиеся в решениях высших судебных инстанций по конк­ретным делам, называют прецедентами. Но этот прецедент является лишь примером для подражания, для правильного понимания и применения закона. Формальной обязательнос­ти для других дел он не имеет и не является прецедентом в смысле источника права, как это имеет место в англосаксон­ских правовых системах.

Нормативное толкование дается применительно к рас­смотрению всех дел определенной категории, разрешаемых

 

на основе соответствующих норм. Толкование называется нормативным не потому, что это толкование норм. Любое толкование — это толкование норм. Нормативным оно явля­ется в силу того, что носит общий характер, формально обя­зательно при рассмотрении всех дел, разрешаемых на основе истолкованной нормы. Как уже отмечено, оно нормативно потому, что результат такого толкования выражен в виде ин­терпретационных, обязательных для других субъектов норм. Это нормы о нормах. В них предписывается» как следует по­нимать и применять другие правовые нормы.

Нормативное толкование законов дается обычно в поста­новлениях пленумов Верховного Суда РФ, Высшего Арбит­ражного Суда РФ по определенной категории дел. Правом толкования Конституции РФ, принятой путем референдума, наделен Конституционный Суд РФ.

По поводу правовой природы актов судебного норматив­ного толкования в отечественной юридической литературе нет единства взглядов. Одни авторы рассматривают их в ка­честве источников права, другие не признают за ними такого качества.

Отметим, что акты судебного нормативного толкования — это акты нормативные (содержат нормы в нормах), они фор­мально обязательны для субъектов, применяющих эти нормы. Этим они напоминают иные нормативные акты как акты пра-вотворчества. Но в отличие от последних они не должны ииеть нормативной новизны, не должны содержать ничего, чего бы не бьыо в толкуемых законах. Это как бы источники (квазиисточники) права. Сами по себе они не действуют и не могут быть положены в основу приговоров или решений су­дов. Они служат лишь аргументом, основанием в пользу того или иного понимания и применения нормы права. Следует иметь в виду, что механизм правового государства строится на принципе разделения властей. Судебная власть не может заниматься правотворчеством. Ее функция — осуществление правосудия. Это закреплено в Конституции РФ (ст. 10, 118, 120 и др.). Сами высшие судебные инстанции не рассматри­вают себя в качестве правотворческих органов. При издании актов судебного нормативного толкования верховные судеб­ные инстанции (пленумы судов) не дают оценок толкуемым законам с точки зрения их эффективности, целесообразности, справедливости и т. д., которые неизбежны в ходе правотвор-

284

 

чества. Постановления пленумов верховных судебных инс­танций основываются на анализе и оценках правопримени-гельной практики нижестоящих судов. Они принимаются, как указывается обычно в самих постановлениях, в целях пра­вильного и единообразного понимания и применения зако­нов, но не в целях поправок и дополнений к ним. Поводами для принятия этих постановлений являются обычно обобще­ния судебной практики по определенной категории дел и вскрытые при этом ошибки; или же они издаются в связи с принятием новых законов, вызывающих затруднения при их применении, в связи с возникновением у судов вопросов, тре­бующих разрешения, и т. п.

Особое место в ряду постановлений высших судебных инстанций занимают решения Конституционного Суда РФ, связанные с толкованием Конституции РФ и проверкой конституционности тех или иных нормативных актов. Конс­титуционный Суд не может давать толкование Конституции по собственной инициативе. Толкование дается только по письменному запросу субъектов, прямо перечисленных в ч. 5 ст. 125 Конституции РФ (Президент РФ, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство РФ, органы законода­тельной власти субъектов федерации), в пленарном заседа­нии решение принимается квалифицированным большинст­вом голосов членов Суда, толкование носит нормативный характер, оно обязательно для всех субъектов.

Конституционный Суд рассматривает, кроме того, дела о конституционности федеральных законов, актов Президента РФ, палат Федерального Собрания, Правительства РФ, конс­титуций и иных актов субъектов федерации, договоров орга­нов власти РФ и органов власти субъектов федерации, не вступивших в силу международных договоров РФ, а также жалобы на нарушение конституционных норм и свобод граж­дан и по запросам судов, Генерального прокурора. Уполно­моченного по правам человека; проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению. При­знание неконституционности того или иного акта сопровож­дается толкованием как Конституции РФ, так и соответст­вующего закона и их сопоставлением. Признанный неконс­титуционным акт теряет юридическую силу, перестает быть обязательным. Если учесть, что правотворчество — это не только издание новых норм права, их изменение и дополне-

285

 

ние, но и их отмена, то можно прийти к выводу, что Консти­туционный Суд РФ в этом своем качестве выступает своеоб­разным правотворческим органом с негативной (отменитель-ной) функцией, и его постановления о признании норматив­ных юридических актов неконституционными являются источниками права.

Кроме верховных судебных инстанций официальное тол­кование законов РФ могут давать и исполнительные органы, но в пределах своей компетенции и только тех законов, ко­торые они призваны осуществлять. Например, ни Президент РФ, ни Правительство РФ не могут толковать Конституцию РФ, Уголовный, Гражданский, Уголовно-процеосуальный, Семейный кодексы и др. Это — компетенция судов. Но в по­рядке исполнения законов они издают подзаконные акты с целью их конкретизации и определения порядка исполнения. В этих актах могут содержаться и истолковательные, разъяс­нительные положения, но, повторим, только тех законов, во исполнение которых они изданы. Специальных актов толко­вания законов они, как правило, не издают. Но очевидно, что эти органы могут давать аутентическое толкование своим соб­ственным актам.

То же самое относится и к подчиненным Правительству РФ министерствам, комитетам и службам. Они издают в пре­делах своей компетенции постановления, приказы и инструк­ции во исполнение законов РФ, указов Президента и поста­новлений Правительства РФ. В этих актах также могут содер­жаться положения истолковательного характера. Министер­ства, ведомства, их управления и отделы рассылают на места документы инструкционно-разъяснительного характера: ин­формационные письма, указания и т. д., в которых тоже могут содержаться разъяснения нормативных актов, указания о по­рядке их применения. Вышестоящие судебные органы рассы­лают нижестоящим обзоры практики с анализом недостатков толкования и применения законов. Подобного рода докумен­ты имеют скорее информативный, а не строго предписываю­щий характер, характер советов, рекомендаций о том, как сле­дует толковать и применять соответствующие нормативные акты. Так как эти документы исходят от вышестоящих орга­нов, то они обладают достаточной степенью авторитета и на­правляют деятельность нижестоящих инстанций в нужное русло.

286

 

Следует отметить, что на территории РФ продолжают дей­ствовать законы СССР, поскольку в РФ отсутствуют соответ­ствующие законы, действуют и соответствующие разъясне­ния, данные органами Союза ССР (в частности. Верховным Судом СССР и Государственным Арбитражем СССР). Выс­ший Арбитражный Суд РФ 15 апреля 1992 г. по этому вопросу принял специальное Постановление № 7.

Официальное толкование нормативных актов субъектов федерации определяется их законами. Здесь существуют раз­ные варианты. Например, конституции республик и уставы других субъектов федерации толкуются их конституционны­ми или уставными судами или самим законодательным орга­ном.

Неофициальное толкование осуществляется субъектами, деятельность которых в этой области не является официаль­ной. Ими являются научные учреждения, ученые, адвокаты, юрисконсульты и т. д. Неофициальное толкование необяза­тельно для других субъектов. Сила и значение такого толко­вания зависят от личного авторитета интерпретатора, от обо­снованности и аргументированности его истолковательных выводов.

Разновидностью неофициального толкования является доктринальное (от слова «доктрина» — наука), которое дела­ется учеными-юристами в монографиях, статьях, коммента­риях к закону и т. д.

Доктринальное толкование как научное нельзя противо­поставлять официальному как ненаучному. Официальное тол­кование в не меньшей мере научно, чем доктринальное. На­пример, официальное толкование, даваемое высшими судеб­ными инстанциями, основывается на всестороннем научном обсуждении практики применения толкуемых актов в науч­но-консультационных советах при этих инстанциях. В них принимают участие крупнейшие ученые-юристы страны. До­стоинство доктринального толкования заключается в том, что 11 пользу того или иного истолковательного вывода в моно­графии, статье и т. д. приводятся развернутая аргументация и рассуждения автора. В актах же официального толкования фиксируются только выводы, положения, раскрывающие смысл нормы права, а аргументация выводов отсутствует.

 

1