18.2. Способы толкования

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Отметим, что юридическая наука не достигла единства пзглядов на количество способов толкования. Среди способов называются: языковой (или грамматический), исторический (у некоторых авторов — историко-политический), системати-

269

 

ческий, логический, телеологический (целевой), специаль­но-юридический, функциональный. Общепризнанными яв­ляются три первых. Что же касается остальных, то о них или умалчивается, или приводятся какие-либо аргументы против. Не вдаваясь в полемику о признании или непризнании тех или иных способов толкования, мы возьмем за основу клас­сификации внешние формы «жизни» норм права, их связи и опосредования. Отметим, что способом толкования при этом будем называть совокупность однородных приемов и правил толкования, базирующихся на однородных средствах и аргу­ментах.

Языковой способ толкования основывается на знании языка, на котором сформулированы нормы права, на исполь­зовании правил синтаксиса, морфологии, словоупотребления.

При определении значения терминов и слов следует учи­тывать многозначность слов и выражений. Законодатель из многих значений слова выбирает одно, самим текстом при­давая ему определенное значение. Поэтому одно из основных правил языкового способа толкования состоит в том, чтобы определить значение слов в контексте статьи или норматив­ного акта.

При толковании используются, конечно, все правила язы­ка, но особенно важно обращать внимание на употребление соединительных и разделительных союзов, а также на совер­шенную и несовершенную формы глаголов и причастий. Со­вершенная форма употребляется тогда, когда законодатель связывает наступление юридических последствий не только с фактом совершения определенных действий, но и с фактом наступления определенного результата. Например, согласно ч. 4 ст. 33 УК РФ подстрекателем является лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, под­купа, угрозы и другим способом. Следовательно, лицо, скло­нявшее кого-либо к совершению преступления, но не добив­шееся результата, не будет подстрекателем. При использова­нии несовершенной формы глагола законодатель не связыва­ет юридические последствия с каким-то обязательно наступившим результатом действий, достаточно самих дейст­вий определенного рода. Например, в ст. 2—7 УК РФ сказано:

«Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах, если это могло повлечь смерть человека или иные тяжкие последствия...»

270

 

Юридической наукой выработан ряд правил языкового юлкования. Перечислим некоторые из них.

1. Словам и выражениям следует придавать то значение, которое они имеют в соответствующем литературном языке, гели нет оснований для иной их интерпретации. В междуна­родном праве это правило называется «золотым правилом юлкования». Придание словам иного значения, отличного от общеупотребительного, должно быть обосновано, доказано с помощью иных способов толкования или вытекать из легаль­ных дефиниций.

2. Если законодатель с помощью легальной дефиниции (определения, данного в законе) или иным путем определил шачение термина, то именно в этом смысле и следует его употреблять.

3. Значение термина, установленное законодателем для цанной отрасли права, нельзя без достаточных оснований рас­пространять на другие отрасли.

4. Если в законе не определено значение термина, то сле-цует-ему придавать тот смысл, в котором он употребляется в юридической науке и практике.

5. Идентичным формулировкам одного и того же закона нельзя придавать разное значение, если это не следует из са­мою закона.

6. Нельзя придавать без достаточных оснований разным юрминам одно значение.

7. Недопустимо такое толкование, при котором отдельные снова закона трактовались бы как лишние.

Систематический способ толкования необходимо вытека­ет из такого свойства правовых норм, как системность. Он предполагает установление смысла норм права на основе ис­пользования знаний о логических связях с другими нормами.

В ходе систематического толкования, во-первых, опреде-ияегся место нормы в системе права, в отрасли права, в инс-I итуте права. Далее устанавливаются нормы, логически свя-шпные с толкуемой. Знания об их содержании используются Ш1Я уточнения смысла толкуемой нормы.

При систематическом толковании важен учет наиболее | иничных функциональных связей норм права, оказывающих влияние на смысл толкуемой нормы. К числу таких связей относятся:

•"»-7 1

 

а) связь толкуемой нормы с нормой, тем или иным спо­собом раскрывающей смысл термина, который использован в толкуемой норме;

б) связи общих и специальных норм. Специальные нормы • ограничивают сферу действия общей нормы, делают изъятие из нее. При наличии специальной нормы общая норма не применяется. В юридической науке и практике сложилось правило: 1ех 5рес1аИ5 аего§а1.1е@1 еепегаИ (специальный закон отменяет действие общего закона применительно к фактам, предусмотренным специальным законом). Например, ч. 1 ст. 105 УК РФ предусматривает ответственность за убийство, т. е. умышленное причинение смерти другому человеку. Если эту статью толковать изолированно от других статей гл. 16 УК РФ, то неизбежен вывод, что любое убийство охватыва­ется ст. 105 УК РФ. Если же привлечь для толкования статьи, предусматривающие специальные составы убийства (в состо­янии сильного, внезапно возникшего душевного волнения — ст. 107, при превышении пределов необходимой обороны — ст. 108 УК РФ), то неизбежен другой вывод: не каждое убий­ство охватывается ст. 105 УК РФ. Ст. 107 и 108 являются спе­циальными и ограничивают сферу действия ст. 105;

в) свйзи отсылочных статей. Из самой отсылочной статьи видно, что норма в ней сформулирована не полностью. Чтобы уяснить норму, содержащуюся в отсылочной статье, необхо­димо привлечь ту статью, к которой делается отсылка;

г) связи близких по содержанию, одновидовых норм, не находящихся в соотношении общей и специальной нормы. В этом случае используется метод сравнения, сопоставления двух близких по содержанию норм, что позволяет с большей четкостью отграничить их, выявить у каждой из них призна­ки, по которым они различаются. Например, толкование ст. 129 (клевета) и ст. 130 (оскорбление) УК РФ дается в сравне­нии их между собой. Такое же сравнение необходимо при толковании ст. 330 УК РФ об уголовно наказуемом самоуп­равстве и ст. 166 КоАП, которая устанавливает администра­тивную ответственность за самоуправство.

Логический способ толкования — такой мыслительный процесс, в ходе которого интерпретатор с помощью логиче­ских приемов оперирует материалом самой нормы права, не обращаясь к другим средствам толкования. В результате таких операций общее, абстрактное содержание правовой нормы

272

 

приобретает более конкретный, развернутый характер, при­ближенный к конкретным жизненным ситуациям.

При логическом способе толкования применяются раз­личные логические приемы: логическое преобразование, ло­гический анализ понятий, умозаключения степени (а ГогиогО, иыводы по аналогии, выводы от противного (аг§итеп1ит а соп1гапо), доведение до абсурда (гейиспо ас1 аЬхигйит) и др.

Норма права — общее и абстрактное правило поведения. Такой характер ей придает использование общих и абстракт­ных понятий. Для применения нормы к конкретным ситу­ациям, к конкретным субъектам необходимо ее конкретизи­ровать, детализировать. Это достигается путем логического анализа понятий. Каждое понятие имеет свое содержание (со­вокупность признаков и объем, класс предметов» мыслимых с помощью понятия). При анализе понятия вычленяются его признаки, определяется его объем— устанавливается круг предметов, мыслимых с его помощью. Объем понятия может быть подвергнут делению. В результате содержание и объем понятия будут выражены в совокупности суждений более конкретного характера, приближенные к конкретным жиз­ненным ситуациям. Следует отметить, что логический анализ понятия является одной из наиболее распространенных и сложных операций в толковании.

Например, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г. дается анализ понятия огнестрельного оружия: «Применительно к ст. 218 и 219 УК РФ под огне­стрельным оружием следует понимать все виды боевого, слу­жебного и гражданского оружия, в том числе самодельного изготовления (кроме охотничьего длинноствольного гладко­ствольного оружия), конструктивно предназначенного для механического поражения цели на расстоянии снарядом, по­лучающим направление движения за счет энергии порохового или иного заряда». Во второй части предложения перечисле­ны признаки понятия огнестрельного оружия. Далее в поста­новлении раскрывается объем указанного понятия путем пе­речисления видов огнестрельного оружия: «к Ним относятся винтовки, карабины, пистолеты и револьверы, автоматы и пу­леметы, минометы, гранатометы, пушки, иные виды огне­стрельного оружия независимо от калибра».

Умозаключение степени (а Гогиоп) складывается из двух правил: кто управомочен или обязан к большему, тот управо-

273

 

мочен или обязан к меньшему (аг@итеп1ит а та)оп ао. ттш);

кому воспрещено меньшее, тому воспрещено большее (агеитепШт а ттоп аа таща). Очевидно, что сравниваемые предметы, действия (большее и меньшее) должны принадле­жать к одному и тому же виду, быть однородными. Если, на­пример, какой-либо государственный орган уполномочен из­давать нормативные акты (большее полномочие), то тем са­мым уполномочен и давать разъяснения своим актам, если он прямо законом не лишен такого полномочия.

Выводы по аналогии как логический прием толкования (апа1о§1а т1га 1е@ет) следует отличать от аналогии как способа восполнения (преодоления) пробелов в праве (апа1о§1а ехп"а 1е§ет). Рассмотрим один из случаев использования этого приема при толковании правовых норм с незаконченным пе­речнем. В этом случае законодатель, перечисляя какие-то об­стоятельства, дает лишь приблизительный их перечень, упот­ребляя обороты «и другие», «и в других случаях», «и тому по­добное». Тем самым законодатель уполномочивает лицо, при­меняющее и толкующее норму права, расширить этот перечень за счет других обстоятельств, аналогичных перечис­ленным.

Например, в ст. 1079 ГК РФ сказано: «Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого на­пряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильно действующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной связанной с ней деятельности и др.), обязаны возмес­тить вред, причиненный источником повышенной опаснос­ти...» В данном случае по аналогии перечень используемых видов энергии может быть продолжен и названы такие ее ви­ды, как паровая, солнечная, ветровая, морских приливов.

Исторический способ толкования имеет цель установить смысл нормы права, исходя из условий, обстоятельств их воз­никновения При этом интерпретатор опирается на знания о конкретно-исторических условиях, об обстановке, причинах и поводах, вызвавших принятие толкуемого акта для опреде­ления целей и задач, которые преследовал законодатель, из­давая его.

Источники, из которых можно получить данные об ука­занных факторах, могут быть различные. Наибольшее значе­

 

ние имеют источники, относящиеся к правотворческому про-I ц-ссу: проекты нормативных актов, объяснительные записки к проектам, протоколы заседаний органов, занимавшихся их подготовкой, доклады, содоклады и выступления по проектам и правотворческом органе и т. д. Данные, полученные из этих 11ГТОЧ ников, используются как аргументы для подтверждения или опровержения тезисов, выдвинутых в ходе толкования и (•«скрывающих смысл нормы.

Следует подчеркнуть, что знания исторического характера шчастую недостаточны для детального раскрытия содержания норм права. Они могут раскрыть лишь общий характер нор-|,| | ивных актов, объяснить причины и цели их издания.

Необходимо также иметь в виду, что одни и те же причины " цели могут вызвать к жизни акты далеко не одинакового ' ' 1дсржания, ибо одни и те же цели могут быть достигнуты с 'пмощью разных правовых средств. Какие выбрать правовые 1'едства, во многом зависит от оценок этих средств законо-|. нолем.

Однако в ходе исторического толкования можно устано-111П ь, что норма акта не действует, так как исчезли отношения, ||.| которые она была рассчитана; не действует определенное положение нормы в силу тех же причин; данная норма, как изданная в иных условиях, не отвечает целям и задачам пра-1КШОГО регулирования на момент толкования, а потому тре-(>уст определенной корректировки.

Наибольшее практическое значение при историческом юлковании имеет сравнительный прием, в ходе которого мо-| vi сравниваться аналогичные нормы: с одной стороны, тол­куемая норма, с другой — аналогичная норма, содержащаяся || старом нормативном акте или в проекте нормативного акта. 1 лкое сравнение особенно важно на первых этапах примене­ния нового законодательства. Оно дает возможность интер­претатору освободиться от старых представлений о содержа­нии того или иного института, нормы права, более четко вы-н нить различия между старой и новой нормами. Сравнение формулировок принятого акта с его проектами позволяет по­казать, в каком направлении двигалась мысль законодателя, к чему он стремился, внося изменения в первоначальные фор­мулы проекта, расширить или сузить круг прав и обязаннос-юй, смягчить или усилить ответственность, расширить ее или »| раничить и т. д.

275

 

I

Функциональный способ толкования опирается на знание | факторов и условий, в которых функционирует, действует, | применяется толкуемая норма права. При функциональном 1 толковании используются оценки и аргументы, относящиеся к сфере политики, правосознания, морали и т. д.

Роль функционального способа толкования различна в за­висимости от того, какой подход, статический или динами­ческий, преобладает в практике толкования. Если превалиру­ет динамический подход, роль функционального толкования повышается, если статический — снижается. Поэтому широ­кое применение, рассматриваемый способ находит в период становления новой правовой системы (социалистического права или права в условиях рыночной экономики), когда про­должают действовать устаревшие законы. Корректировка, приспособление этих законов к новым условиям жизни на основе принципов новой политики, правосознания, морали, на основе учета конкретно-исторической обстановки стано­вятся неизбежными. Так, согласно Декрету о суде № 1 совет­ские суды могли руководствоваться законами свергнутых пра­вительств, если они не отменены революцией и не противо­речат революционной совести, революционному правосозна­нию, политике рабоче-крестьянского правительства. Декрет, следовательно, прямо ставил применение этих законов в за­висимость от их оценки с точки зрения революционной мо­рали и революционного правосознания и предусматривал воз­можность их исправления на основе принципов пролетарской морали и правосознания.

Более широко используется функциональный способ при отстаивании законодательства от развивающихся условий жизни. В условиях стабильного развития общества, укрепле­ния правопорядка при наличии развитого и обновленного за­конодательства различного рода аргументы политического, морального и идеологического характера не противопостав­ляются закону в ходе его толкования и применения, ибо ос­новные политические, экономические, идеологические инте­ресы личности и общества находят в нем отражение. Функ­циональный способ толкования в этих условиях используется главным образом при установлении содержания правовых норм, включающих оценочные термины.

С помощью оценочных терминов обозначаются самые различные явления: ситуации и состояния (неблагоприятные

77Й

 

| ловия — ст. 152 СК РФ), действия (позорящие — ст. 129 УК 1'Ф, добросовестные — ст. 10 ГК РФ), результаты действий 'крупный размер— ст. 174 УК РФ, исключительность "истоятельств — ст. 64 УК РФ), мотивы и побуждения (коры-^ шые — ст. 126 УК РФ, хулиганские — ст. 105 УК РФ), причины — уважительные, неуважительные, предметы, вещи || их свойства (благоустроенное жилое помещение — ст. 91 'К К РСФСР) и т.д.

Оценочные термины права используются для обозначе­ния широкой совокупности эмпирических свойств явлений и предметов. Это термины, относительно неопределенные по ' поему содержанию. Например, термин «нарушение охраняе­мых законом интересов общества и государства», содержа­щийся в формулировке ст. 293 УК РФ (халатность), обозна-|.|ст явления, имеющие различные эмпирические свойства в |.1иисимости от отрасли хозяйства и управления, должност­ною положения субъекта, характера его противоправных дей-| | пий и т. д. Такого рода термины не могут быть истолкованы •к-) использования критериев, находящихся за пределами пра-и.1, если сам законодатель не дал им разъяснения. В качестве | .1ких критериев выступают критерии морали, правосознания, 'щенки, сложившиеся в той или иной сфере деятельности. Например, при толковании терминов и выражений «нравст-нгпные качества опекуна» (ст. 146 СК РФ), «неприличная форма унижения чести и достоинства» (ст. 130 УК РФ) ис­пользуются оценки и аргументы морального характера.

Оценочные термины типа «крупный ущерб», «тяжкие по­следствия», «существенный вред» и др. истолковываются на основе «привязки» их к конкретным ситуациям и нахождения общего стандарта (образца) оценки этих ситуаций.

Такие стандарты, характеризующие явления, предметы, ситуации, складываются применительно к определенному их ниду, в определенное время и с течением времени могут из­меняться. Следовательно, может изменяться в известной мере и содержание оценочных терминов. Например, стандарт как основание оценки в качестве необходимых средств, которыми располагают внуки для содержания своих нетрудоспособных, нуждающихся в помощи деда и бабушки (ст. 95 СК РФ), скла­дывается, исходя не из конкретного состояния средств конк­ретных внуков, а на основе многих социальных и материаль­ных условий жизни граждан общества в определенный отре-

777

 

зок времени. То же можно сказать и о толковании термина «нуждающиеся в помощи».

В выработке этих стандартов большая роль принадлежи! судебной практике. Вышестоящие судебные инстанции обоб­щают практику и на ее основе более четко формулируют кри­терии оценки ситуаций, обозначенных оценочными терми­нами.

Следует сказать, что в новейшем законодательстве РФ на­блюдается широкое использование легальных дефиниций (де­финитивных норм) терминов. Например, в новом УК РФ е виде примечаний к статьям содержится свыше двадцати ле­гальных определений, в том числе и оценочных терминов (крупный ущерб, крупный размер, значительный размер и др.). В таких случаях проблема толкования оценочных терми­нов упрощается, они должны пониматься в смысле, опреде­ленном легальными дефинициями.

Как отмечено выше, некоторые авторы в качестве само­стоятельного выдвигают телеологический (целевой) способ толкования. Бесспорно, что интерпретатор в ходе толкования оперирует целями института и определенной нормы. Но они устанавливаются путем использования разных способов тол­кования (языкового, систематического, исторического и т. д.). А цель — это результат, который достигается действием, функционированием института или отдельной нормы. В це­лях проявляются их функции. Использование цели в ходе тол­кования можно отнести к функциональному толкованию. В ходе толкования должны быть достигнуты такой результат толкования, такое понимание смысла нормы, которые наи­более соответствовали бы ее функции, целям самой нормы, института, отрасли. В случае если возможны разные понима­ния (результаты толкования), то интерпретатор должен вы­брать тот, который больше соответствует функциям (целям) толкуемой нормы, и отвергнуть противоположный.

Такую же роль в толковании имеют аргументы морали, правосознания, в том числе представления о справедливости. В случае неоднозначного толкования следует отдавать пред­почтение тому варианту, который больше соответствует об­щепризнанным принципам морали, правосознания, справед­ливости.

Отметим, что толкование конкретной нормы начинается с языкового способа, далее, в зависимости от конкретной ис-

278

 

толковательной ситуации, решающее место может занять ка- . кой-то другой способ толкования либо используется вся их совокупность.

1