Примечания

1 2 3 4 5 6 7 

 


* В работе использованы материалы, подготовленные автором в рамках проекта «Укрепление конституционной демократии в России», осуществленного Союзом юристов за безопасность в мире (США) и Институтом права и публичной политики (Россия) при поддержке Carnegie Corporation of New York (USA).

[1] Примечательно, что даже в военной сфере, где очень многое зависит от полководческого таланта, храбрости солдат или просто случая, одним из решающих факторов успеха неизменно признавались финансовые ресурсы. С давних времен существует неписаное правило: войну выигрывает тот, у кого оказывается больше денег.

[2] В России в советский период истории государственное (конституционное) право с подобными проблемами не сталкивалось, поскольку существовавшая в то время экономическая система основывалась на привилегированном положении государственной («общенародной») собственности и ставила в зависимое от нее положение все иные формы собственности. Экономика тоталитарного общества отрицает ценность частной собственности и провозглашает курс на ее ликвидацию в перспективе.

[3] Годме П.М. Финансовое право. М.: Прогресс, 1978. С. 42.

[4] Заметим, что даже И.В. Сталин в критический период Великой Отечественной войны своим решением восстановил на время практику взимания мусульманских налогов в некоторых среднеазиатских республиках.

[5] У многих еще в памяти выступление одного из бывших руководителей Министерства финансов РФ, который, представляя проект реформирования законодательства о подоходном налогообложении, ограничился предельно кратким объяснением: «Делиться надо!» Очевидно, что такое пренебрежительное отношение к так называемой налоговой идеологии не только не способствует росту публичных доходов, но, напротив, обостряет проблему собираемости налогов.

[6] Данное обстоятельство имеет особое значение для финансового права, поскольку многие расходы, которые производит современное государство, носят непроизводительный характер и являются с экономической точки зрения неэффективными.

[7] Например Указом Президента РФ от 22 декабря 1993 года № 2270 «О некоторых изменениях в налогообложении и во взаимоотношениях бюджетов различных уровней» (действовал с 1 января 1994 года по 15 ноября 1997 года) вводились следующие федеральные налоги: а) специальный налог с предприятий, учреждений и организаций для финансовой поддержки важнейших отраслей народного хозяйства Российской Федерации и обеспечения устойчивой работы предприятий этих отраслей; б) транспортный налог с предприятий, учреждений и организаций (кроме бюджетных). См.: Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 52. Ст. 5076.

[8] Неопределенность в расчете на последующую конкретизацию допускается только в отношении факультативных (необязательных) элементов налога, к числу которых относятся налоговые льготы. Такие нормы могут не иметь прямого действия и зависеть от принятия тех или иных подзаконных актов. Отсутствие последних влечет за собой невозможность применения льготного налогообложения.

[9] Например отдельные статьи Налогового кодекса РФ посвящаются различным видам бухгалтерских и товаросопроводительных документов, особенностям проведения некоторых учетных операций и т. д. Так, статья 169, состоящая из 8 пунктов, посвящена счету-фактуре и основным реквизитам этого документа.

[10] Повысить роль судебного толкования в практике налогового регулирования можно только через проведение организационных преобразований в судебно-арбитражной системе. Заслуживает поддержки предложение руководства Высшего арбитражного суда РФ о создании в арбитражных судах специализированных составов по налоговым спорам. Еще более заманчивой представляется идея о создании специализированных налоговых судов, уже давно и эффективно функционирующих в ряде стран (ФРГ, США и др.).

[11] См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 28. Ст. 3493.

[12] См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 43. Ст. 4998.

[13] См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 116. Ст. 1706.

[14] Как известно, референдум, в ходе которого избиратель осуществляет свое волеизъявление, говоря «да» или «нет» предполагаемому законопроекту, является менее «гибким» демократическим инструментом, нежели принятие закона через его обсуждение парламентом. В последнем случае возможны поиск и достижение общественно-политического компромисса и, следовательно, больше вероятность принятия конструктивного решения по финансовым вопросам.

[15] См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 42. Ст. 3921.

[16] См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 39. Ст. 4464.

[17] См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 35. С. 3506.

[18] См.: Дагестанская правда, № 206, 15.10.1996.

[19] См.: Ведомости Народного Хурала Республики Бурятия. 1996. № 14.

 

1