54. Защита чести, достоинства и частной жизни граждан

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 

Каждый человек представляет собой высшую ценность, как существо, наделенное разумом, волей и чувствами. Достоинство — признание за гражданином этой ценности независимо от того, что он о себе думает и что о нем думают другие. Осознание и признание абсолютной ценности человеческой личности — результат развития общества.

В ч. 1 ст. 21 Конституции РФ говорится о защите достоинства личности. Конституция РФ гарантирует гражданам охрану достоинства человеческой личности. Эта гарантия дается любому человеку, т. е. ставится знак равенства между человеком и личностью. Охраняется достоинство не только взрослого и дееспособного человека, но также ребенка и душевнобольного.

В ч. 1 ст. 21 Конституции РФ большую смысловую нагрузку несет слово «ничто». Ни преступление, повлекшее заточение правонарушителя в тюрьму или колонию, ни обездоленность и нищета, ни тяжкая, позорная, по общепринятым представлениям, болезнь — ничто не может служить основанием для умаления достоинства человеческой личности.

Личность, ограниченная в правах или поставленная в служебную (иную) зависимость, требует подчеркнутого уважения человеческого достоинства.

Если гражданин считает, что его честь и достоинство пострадали в результате действий других лиц, он может обратиться в суд. Вопросы судебной защиты чести и достоинства граждан регламентируются соответствующими статьями Уголовного кодекса и Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, существуют и гражданско-правовые средства защиты чести и достоинства — предъявления в суд исков о возмещении морального вреда, причиненного распространением порочащих человека сведений, и их опровержения. Следует отметить, что гражданско-правовая защита чести и достоинства возможна лишь при наличии совокупности трех условий:

—  распространения сведений о другом лице;

—  порочащего характера этих сведений;

— несоответствия распространяемых сведений действительности.

При этом бремя доказывания истинности сведений возложено на того, кто их распространил. Порочащие сведения, опубликованные в печати, в случае признания их судом недействительными опровергаются в печати. Суд произвольно определяет сумму денежной компенсации за причинение морального вреда, поскольку нет четких правовых критериев для ее исчисления.

Россия связана обязательствами, вытекающими из Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (ООН, 10 декабря 1984 г.) и других международных актов. Лицо, считающее, что оно подвергается пыткам, вправе обратиться с жалобой в суд. УК Российской Федерации в развитие ст. 21 Конституции РФ вводит уголовную ответственность за преступления, связанные с жестокостью, насилием или посягающие на честь и достоинство человеческой личности.

Таким образом, реализация возможностей уголовно-правовой и гражданско-правовой защиты в суде чести и достоинства в полной мере обеспечивает охрану прав и свобод человека в этой сфере.

В ст. 23 Конституции установлено право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну.

Частная жизнь — это функционирование человека в особой сфере семейных, бытовых, личных, интимных отношений, не подлежащих контролю со стороны государства, общественных организаций, граждан. Частная жизнь защищается судом. УК РФ устанавливает уголовную ответственность за: разглашение тайны усыновления против воли усыновителя; разглашение данных предварительного следствия и дознания; нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений граждан (ст. 138); нарушение неприкосновенности жилища: незаконный обыск, незаконное выселение и иные преступления против правовой автономии личности.

Вынужденная необходимость разглашения личных и семейных тайн, сведений о частной жизни граждан возникает в трех основных сферах:

—  в области борьбы с преступностью;

—  при защите здоровья граждан;

—  при объявлении чрезвычайного и военного положения. Конституция РФ (ч. 2, ст. 23) требует судебного решения

для всякого ограничения тайны переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений. Но российское законодательство об оперативно-розыскной деятельности12 допускает существенное вторжение органов государства в частную жизнь граждан без судебного ордера, предусматривая внепроцессуальные методы наблюдения за личностью, контроля за почтовыми отправлениями, прослушивание телефонных и иных переговоров. В законодательных актах четко не указаны круг лиц, о частной жизни которых допускается получение соответствующих сведений, и процедура их получения. В этом отношении они не соответствуют требованиям Всеобщей декларации прав человека и ст. 23 Конституции. Таким образом, законодатель должен четко ограничить ситуации, связанные с необходимостью вынужденного нарушения права неприкосновенности частной жизни, особенно не требующие получения судебного ордера. Эта проблема тесно сопряжена с проблемой соблюдения и защиты прав граждан.

Необходимо отметить также, что суд выступает как гарант неприкосновенности жилища, которая установлена ст. 25 Конституции. Запрет проникновения в жилище имеет в виду не только недопустимость вхождения в него вопреки воле проживающих в нем лиц, но и иные формы получения сведений о том, что происходит в жилище. Законное проникновение в жилище возможно в двух ситуациях:

—  при непредвиденных чрезвычайных ситуациях;

—  при защите правопорядка.

Интересно, что ст. 25 Конституции не установила, в каких именно случаях должно быть получено судебное решение. А по действующему законодательству (отраслевому) судебного решения для проникновения в жилище вообще не требуется. Между тем совершенно необходимо судебное решение в ситуациях, когда следователь, прокурор, оперативный работник намерены проникнуть в жилище.

12 Об оперативно-розыскной деятельности. Федеральный закон от 12 августа!995 г. // Собрание законодательства РФ. 1995. № 33. Ст. 3349.

Если соответствующие органы государства незаконно проникли в жилище, то их действия могут быть обжалованы гражданином в суд как неправомерные.

В рамках данного вопроса был рассмотрен механизм защиты прав граждан по суду. Поскольку законодателем в последние годы были существенно расширены возможности судебной защиты прав и свобод, то, разумеется, существенно увеличилась и практика судов по делам такого рода. Защита прав и свобод граждан стала одной из важнейших задач судебной власти в России, где она выступает как гарант защиты и восстановления самых различных нарушенных прав и свобод. Особенно это важно в уголовно-правовой сфере, где речь зачастую идет о судьбе человека и даже о его жизни. Однако путь реформ необратим, и при умелом, взвешенном и грамотном реформировании судебная власть может и обязана стать надежным гарантом защиты прав человека.

Активная и успешная правовая самозащита личности немыслима без опоры на органы прокурорского надзора. Речь идет прежде всего об обращениях к прокурору, который в рамках осуществления надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина рассматривает и проверяет заявления, жалобы и иные сообщения об их нарушении; разъясняет пострадавшим порядок защиты их прав и свобод; принимает меры по предупреждению и пресечению нарушений прав и свобод человека и гражданина; привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон, и возмещению причиненного ущерба13.

В случае нарушения прав и свобод человека и гражданина, защищаемых в порядке гражданского судопроизводства, когда пострадавший по состоянию здоровья, возрасту или иным причинам не может лично отстаивать в суде или арбитражном суде свои права и свободы или когда нарушены права и свободы значительного числа граждан либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное звучание, прокурор предъявляет и поддерживает в суде или арбитражном суде иск в интересах пострадавших14.

13 См.: Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации». Официальное издание. М.: Юрид. лит., 1996. С. 17 (ст. 27, п. 1).

14 Там же. С. 17-18 (ст. 27, п. 4).

'159.

tfl

Наглядным свидетельством того, что эти положения законодательства о прокуратуре являются довольно эффективным подспорьем для граждан, защищающих свои права и свободы, служит динамика роста обращений жителей Дона в органы прокуратуры Ростовской области, в которые за 1997 г. поступило почти 34 тысячи обращений, что на 8,3% больше, чем в 1996 г. На личном приеме в прокуратуре области, районных и городских прокуратурах побывало 24 300 человек, что на 10% превышает аналогичный показатель 1996 г. При этом в 1997 г. была удовлетворена каждая четвертая жалоба. Рост удовлетворенных обращений в горрайпрокуратурах области составил в 1996 году 21,2%15.

По выявленным в 1998 г. нарушениям трудового законодательства (1843 случая) было вынесено 860 представлений: 367 должностных лиц, виновных в этих нарушениях, были привлечены к ответственности, возбужден ряд уголовных дел, прокурорами предъявлены иски в защиту нарушенных трудовых прав граждан. В 1999 г. прокурорами области предъявлено свыше трех тысяч исков о взыскании задолженности по заработной плате на общую сумму десять миллиардов неденоминированных рублей; из них две тысячи исков рассмотрены судами, взыскавшими более пяти миллиардов рублей. В том же году отменены и изменены по жалобам физических лиц приговоры в отношении 374 человек (в 3,6 раза больше, чем в 1998 г.).

Вместе с тем, по нашему мнению, при всей значимости прокурорского надзора в реализации правовой самозащиты личности приоритет следует отдать судебному порядку осуществления таковой. Как справедливо отмечала М.Н. Малеина (применительно к защите личных неимущественных прав), судебный порядок защиты прав, основанный на гласности разбирательства, независимости судей и их подчинении только закону, имеет преимущество перед административным способом зашиты16.

Она же предложила своеобразную классификацию личных неимущественных прав, защита которых обеспечивает право-

13 Здесь и далее приводятся сведения по открытым данным прокуратуры Ростовской области, полученным автором. — М. С.

16 См.: Малеина М. Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан. М.: Знание, 1991. С. 19.

1604

вую автономию личности в обществе, а именно: право на неприкосновенность документов личного характера, право на неприкосновенность жилища; право на тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений; право на тайну усыновления, на врачебную тайну, банковскую тайну, тайну нотариальных действий; право на адвокатскую тайну и другие17. Вкупе с защитой прав, обеспечивающих физическое благополучие (право на жизнь, здоровье и его охрану, на благоприятную окружающую среду и др.) и формирующих индивидуальность личности (право на имя, индивидуальный облик, на честь и достоинство, изменение пола и другие), указанные выше права, обеспеченные соответствующей юридической самозащитой, позволяют говорить о комплексном гарантировании человеку его бытия в качестве «юридического типа личности», иначе говоря «Homo luris».

Правовая самозащита личности генетически связана с проблемами ее юридической ответственности и является одним из принципов последней. Фактически та совокупность прав лица, привлеченного к ответственности, которая дает ему возможность участвовать в исследовании обстоятельств дела и отстаивать свои законные интересы, и является конкретным воплощением его права на самозащиту. Речь идет прежде всего о закрепленных законом процессуальных нормах, обеспечивающих личности возможность знать, в чем именно состоит обвинение, оспаривать его, участвовать в анализе и рассмотрении обстоятельств дела, пользоваться помощью адвоката, обжаловать применение мер пресечения и другие акты, предшествующие принятию решения, обжаловать само решение и порядок его исполнения и др18. Как верно отмечено О.Э. Лейстом, с правом на защиту связан ряд дополнительных принципов ответственности, к числу которых относится «недопустимость изменения к худшему» (reformalio inpejus), т. е. ухудшения правового положения лица, обжалующего решения, например, применение

17 См.: Малеина М. N. Защита личных неимущественных прав советских граждан. С. 73—98.

18 Подробнее об этом см.: Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах. Том 2. Теория права / Под ред. М.Н. Марченко. —М.: Изд-во «Зерцало». 1998. С. 618-619.

6. Конституционное право России 100 э/о

высшей судебной инстанцией более строгой санкции по делу, которое рассматривается ею по жалобе осужденного, а равно усиления административного или дисциплинарного взыскания при обжаловании".

Весьма примечательно, что после официальной ратификации Россией Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, наше государство взяло на себя обязательство гарантировать на своей территории каждому человеку, чьи права и свободы, изложенные в Конвенции, нарушены, наличие эффективных средств правовой защиты перед государственными органами даже, если такое нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве (ст. 13 Конвенции)20.

Учитывая, что конституционные предпосылки для соблюдения этих требований в Российской Федерации имеются (ст. 45 Конституции Российской Федерации провозглашает, что государственная зашита прав и свобод человека и гражданина гарантируется и что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом), это означает, что человек, исходя из принципа непосредственного действия конституционных норм о правах и свободах (ст. 18), вправе сам защищать их, опираясь на Конституцию как базовый закон государства.

19 Обшая теория государства и права. С. 619.

20 См.: Бондарь Н. С. Права человека и Конституция России: трудный путь к свободе. Ростов н/Д. Изд-во Рост, ун-та. 1996. С. 47.

1