Будущее олигархов

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 

Мы рассмотрели олигархов в нескольких политологических контекстах. Если взять их в контексте власти и господства, то ясно, что власть олигархов должна в перспективе уменьшаться, и сами олигархи как явление должны перестать существовать в ходе экономической, политической, правовой стабилизации государственной власти.

Если подходить к будущему олигархов с позиций сценарной методологии, то это будет, скорее всего, оптимистический сценарий, предполагающий, что, перестав существовать как явление, они станут полноправными субъектами здоровой конкурентной рыночной экономики. При этом, разумеется, олигархи будут бороться за свои интересы и политическими средствами, как это полагается в развитой парламентской демократии. Но они не смогут этого делать любыми средствами, в частности, путем использования личных отношений, что активно практикуется в нашей нынешней византийской демократии.

Ранее мы уже попытались определить, к каким классификационным группам элит можно отнести олигархов. Очевидно, что они не относятся к закрытым, так называемым олигархическим элитам, прежде всего потому, что не образуют сколько-нибудь целостной группы, которая сама для себя устанавливает правила рекрутации новых членов. В то же время их можно причислить к функциональной, в данном случае, экономической и финансовой элите, которая выдвигается из широких слоев общества, складывается постепенно и, в конечном счете, явочным порядком принимает на себя исполнение важных функций в социальной системе. С этой точки зрения наличие олигархов знак новой роли бизнеса и финансов в российском обществе.

Однако олигархов можно классифицировать и как группу в составе властной элиты. В этом случае открывается возможность развития нового олигархического сценария, который я склонен считать пессимистическим с точки зрения общественных интересов. Речь идет о сценарии развития России как корпоративного государства. Механизм такого развития это механизм формирования монополий или олигополии в разных сферах государственной жизни.

Собственно, основания такого развития уже заложены. Монополии в газовой, железнодорожной, электрической отраслях промышленности со всей их гигантской социальной бахромой, складывающиеся олигополии в масс-медиа, нефтяной и алюминиевой промышленности делают вполне вероятным развитие по корпоратистскому сценарию. Разумеется, промышленные монополии это не монополии распоряжения целыми секторами социальной жизни. Но происходящее ныне формирование новой партии власти на основе движения Единство с его намеками на необходимость учесть то положительное, что было в опыте КПСС, вполне может привести к возникновению полноценных корпоратистских структур. Если мы к этому придем, слова олигархия и олигархи вполне можно будет использовать и без кавычек.

Разумеется, обозначая эти сценарии как оптимистический и пессимистический, я осознаю всю условность и субъективность такого подхода. Оптимизм и пессимизм зависят от того, какие последствия считать полезными и какие вредными для развития России.

Что сулит корпоратистский путь развития? Во-первых, порядок: четкую выстроенность управленческих структур во всех сферах социальной жизни, четкость и единообразие в проведении политической линии государства на всех уровнях функционирования власти, консолидацию общества на основе социального партнерства, т. е. социальный мир. К этому нужно добавить возросшую роль государства в экономике, наличие целостной и последовательной экономической политики и т. д. Все это, безусловно, позитивные ценности.

Но обратной стороной корпоратизма оказывается государственный патернализм, снижение роли общественных союзов и объединений, которые становятся не столько самодеятельными союзами, сколько приводными ремнями государственной политики в соответствующих сферах жизни общества. Кроме того, придется иметь дело с огосударствлением союзов и объединений, а в нашей стране, еще не полностью изжившей свое советское прошлое, это будет слишком напоминать черты советской эпохи. Придется, пожалуй, перечитывать К дискуссии о профсоюзах В. Ленина. С моей точки зрения это, действительно, пессимистический сценарий. Все это может произойти, если олигархи в кавычках станут олигархами без кавычек.

Оптимистический сценарий много порядка не привнесет. Он предполагает свободную игру социальных сил, равных с точки зрения шансов доступа к власти и влияния на власть, и полноценную конкурентную среду не только в экономике, но и в любой сфере жизни общества. Олигархи здесь вообще должны исчезнуть как явление, а возникающие олигархические тенденции будут подавляться правовыми средствами.

Это, действительно, оптимистический сценарий, если, конечно, у него есть шансы сбыться. На практике такой идеальный сценарий никогда не может быть реализован. Лоббистская деятельность, всякого рода закулисные картели и сговоры, личная уния бизнеса и бюрократии всегда приводят к возникновению новых и новых экономических и социальных монополий и олигополии. Этому учит опыт даже самых образцовых западных демократий. Так что немножко олигархии есть везде и есть всегда.

Все дело в мере. У нас олигархии пока что чересчур много, или, скорее, она не по-европейски слишком наглядна и груба. Это последнее суждение, скорее, эстетическое, чем политологическое. Но тем-то и замечательна тема олигархов и олигархии в России, что она порождает в гражданах глубоко личностное отношение. Многие воспринимают слово олигарх как оценочное, глубоко негативное, чуть ли не как ругательство. Иногда это слово определяется почти как синоним слова преступник, казнокрад или что-нибудь еще в этом роде.

Хотя всего сказанного выше, пожалуй, достаточно, но следует все же еще раз подчеркнуть, что российские олигархи, вопреки расхожему мнению, не криминальное, а политическое явление, даже если в деятельности многих из них и есть криминальные элементы. Явление олигархов в России явление переходного времени, момента формирования системы представительства интересов и, соответственно, системы власти, наиболее соответствующих традициям и особенностям нашей страны.

* * *

Книга Я. Паппэ, пожалуй, одна из первых в России, посвящена феномену российских олигархов. Правда, все политические страсти, как и вообще политические постановки проблем, в ней отсутствуют. Автор выступает как беспристрастный хронист, представивший историко-экономическую летопись начального периода жизни российских олигархов в новой России. В ней не много социально-исторической динамики. Она лишь угадывается за скупыми экономическими фактами. Но на самом деле все эти описания подъемов и падений, делений и поглощений, сделок с государством, вхождений во власть и уходов из нее полны внутреннего драматизма. Ни в коем случае нельзя его проглядеть. Ведь то, что сегодня происходит с олигархами и вокруг них, в значительной мере определяет завтрашний день страны.

Л.Г. Ионин

 

 

 

1