§ 2. Принцип демократии

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 

 

 1. Принцип демократии наиболее упрощенно может трактоваться как принцип большинства, т.е. как демократический процесс принятия решений *(156).

 Система принятия решений большинством голосов - это один из императивов конституционного принципа демократии. По мнению Е.В. Бекеферде, "демократия как форма государства и способ правления превращается... в организационный принцип обладания государственной властью и ее осуществление. Содержание этого принципа раскрывается в ряде принципиальных положений, характеризующих структурные элементы демократии" *(157).

 Прав Андраш Шайо, утверждающий, что вместе с тем принцип большинства (а особенно господство права большинства) нельзя отождествлять с демократией (даже если свести демократию к принятию решений): в демократическом процессе принятия решений могут сложиться ситуации, не разрешимые на основе принципа большинства *(158).

 Сама суть конституционной демократии сводится к тому, что отдельные вопросы изымаются из круга вопросов, принимаемых на основе большинства голосов. В решении Верховного Суда США по делу West Virginia State Board of Education v.Barnette (319 V.S. 624, 638) содержится следующее разъяснение: "Подлинная цель Билля о правах (первых десяти поправок к американской Конституции. - Г.Г.) состояла в том, чтобы изъять определенные темы из замкнутого круга политических дебатов, чтобы исключить их из круга вопросов, решаемых путем большинства, и таким образом закрепить их в качестве таких правовых принципов, которые применяются судами... Нельзя проводить голосование по вопросу основных прав и свобод, они не зависят от исхода каких бы то ни было выборов" *(159).

 Конституционный принцип демократии требует, чтобы суд обладал определенными дискреционными правами, составляющими суть судебной деятельности.

 Именно поэтому, исходя из конституционных принципов демократии и самостоятельности судебной власти, Конституционный Суд РФ, анализируя норму п. 7 ст. 21 Федерального закона "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации", сформулировал в Постановлении от 25 июля 2001 г. N 12-П (см.  § 2 гл. 1) очень важную правовую позицию, затрагивающую взаимоотношения законодательной и судебной власти: "...В силу принципа самостоятельности судебной власти (статья 10 Конституции Российской Федерации) законодатель не вправе лишать суд присущих исключительно ему полномочий - иное противоречило бы статье 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации".

 Соотношение судейского усмотрения и принципа демократии глубоко исследовал Аарон Барак. Он откровенно признает: судейское усмотрение означает, что судья творит право ("Это делается как бы малыми правотворческими актами; это законодательство между строк") *(160).

 Более того, судейское законодательство означает установление политики и выбор между одним частным правом и другим частным правом.

 Отвечая на вопрос, как должно осуществляться судейское усмотрение, чтобы оно оставалось совместимым с потребностями демократического общества, основанного на разделении властей, А. Барак утверждает, что "формально судейское творчество выводит свою законность от самого парламента. Законодательствование - это переход к толкованию; ...судейское творчество выводит свою силу из основных принципов самой демократии. Эти принципы уравновешивают господство большинства с господством основных ценностей народа. Судья, который, осуществляя свое усмотрение, выражает это равновесие, действует в рамках демократической концепции общества" *(161).

 2. Принцип демократии проявляется в форме отраслевого (гражданско-правового) принципа корпоративной демократии.

 В качестве примера применения данного принципа в акционерном законодательстве могут послужить нормы ст. 49 Закона об АО. Пункт 2 данной статьи устанавливает, что решение общего собрания акционеров по вопросу, поставленному на голосование, принимается большинством голосов акционеров - владельцев голосующих акций общества, участвующих в собрании, если для принятия решения Законом об АО не предусмотрено иное (в редакции от 7 августа 2001 г.) *(162).

 Акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований, установленных Законом об АО, иных правовых актов РФ, Устава общества, в случае, если он не принимал участие в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и указанным решением нарушены его права и интересы (п. 8 ст. 49 Закона об АО).

 Данная норма представляет собой юридическую гарантию и направлена на обеспечение акционерам их конституционного права на судебную защиту.

 Акционер вправе обжаловать в суд решение общего собрания при наличии трех следующих условий:

 решением нарушены нормы действующего законодательства либо положения устава;

 решением нарушены права и законные интересы акционера;

 акционер голосовал против решения или вообще не принимал участия в общем собрании *(163).

 Суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков данному акционеру (п. 8 ст. 49 Закона об АО).

 Является ли эта норма ограничением конституционного права акционера на судебную защиту? Закон не исключает судебного разбирательства по иску акционера, следовательно, право на судебную защиту не может считаться нарушенным. Конституционный Суд РФ ясно выразил свою правовую позицию по вопросу о возможности ограничения права на судебную защиту. В Постановлении от 3 мая 1995 г. N 4-П *(164) провозглашено, что "согласно Конституции Российской Федерации это право не может быть ограничено. Допустимые ограничения конституционных прав в соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации могут быть введены законодателем только в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Право на судебную защиту ни в каком случае не может вступить в противоречие с данными целями и, следовательно, не подлежит ограничению. Именно поэтому право на судебную защиту отнесено согласно статье 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации к таким правам и свободам, которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах".

 Не ограничивая конституционное право акционера защитить в судебном порядке свои права, норма п. 8 ст. 49 Закона об АО (второе предложение) при наличии определенных условий предоставляет суду возможность оставить в силе обжалуемое решение. Очевидно, что конституционно-правовой основой для конструирования этой нормы послужил конституционный принцип демократии.

 Федеральный закон "О реструктуризации кредитных организаций" предусматривает, что в целях реструктуризации кредитная организация и ее кредиторы вправе заключить мировое соглашение. От имени кредиторов решение о заключении мирового соглашения принимается объединением кредиторов большинством голосов от общего числа кредиторов и считается принятым при условии, если за него проголосовали все кредиторы по обязательствам, обеспеченным залогом имущества кредитной организации (п. 1 и 2 названного Закона).

 Участниками объединения кредиторов с правом голоса являются кредиторы, а также налоговые и иные уполномоченные органы в части требований по обязательным платежам.

 Кредиторы на заседании объединения кредиторов обладают числом голосов, пропорциональным сумме требований кредиторов, установленной на момент перехода кредитной организации под управление АРКО (ст. 24 Закона о реструктуризации кредитных организаций).

 Данные нормы являются формой проявления конституционного принципа демократии.

 При таком порядке подсчета голосов различных кредиторов физические лица могут составлять 95% от общего количества кредиторов, но их требования могут составлять только 5% от общей суммы требований. Соответственно, требования 5% кредиторов-юридических лиц, могут составлять 95% всех требований. При этой ситуации голоса физических лиц - вкладчиков банков будет трудно услышать.

 Законодательной практике известны и другие способы заключения мировых соглашений. Так, по германскому праву для действительности мирового соглашения требуется не простое большинство от общего числа кредиторов, а двойное: простое - по числу кредиторов и 3/4 - по сумме претензий *(165).

 Использованная в п. 3 ст. 24 Закона о реструктуризации кредитных организаций формулировка "кредиторы на заседании (выделено мной. - Г.Г.) объединения" означает, что их большинство определяется не от числа всех кредиторов, а только от числа присутствующих на заседании объединения (см. п. 4 ст. 24).

 С учетом необходимости сочетания принципа демократии (принятия решений большинством голосов) с принципом правового государства целесообразно было бы закрепить в российском законодательстве иной порядок принятия решений на заседании объединения кредиторов, когда кредиторы - физические лица могли бы проявить свою волю при голосовании по числу кредиторов. Такого рода нормы-льготы не являются новостью для российского гражданского законодательства. Например, в соответствии с абз. 7 п. 1 ст. 64 ГК РФ при ликвидации банков или других кредитных учреждений в первую очередь удовлетворяются требования граждан, являющихся кредиторами банков.

 

1