§ 3. Принцип юридической безопасности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 

 

 1. Юридическая определенность - иногда называемая "юридической безопасностью" (англ. - leqal security, франц. - securite juridique) - один из наиболее важных общих принципов, признанных Судом Европейского Союза. Это широкая концепция, стержнем которой является предсказуемость. Общая идея юридической определенности признана большинством правовых систем. В праве Европейского Союза она играет более конкретную роль, принимая форму различных подконцепций, оцениваемых как ее применение. Самые важные из них: отсутствие обратной силы вновь принимаемого закона (non retroactivity), приобретенные права (vested rights) и законные ожидания (legitivate espectations) *(95).

 В Постановлении КС РФ от 24 октября 1996 г. N 17-П *(96) об обратной силе нормативных актов о налогах отмечается, что "Конституция Российской Федерации содержит... прямые запреты, касающиеся придания закону обратной силы, которые сформулированы в ее статьях 54 и 57. Положение статьи 57 Конституции Российской Федерации, ограничивающее возможность законодателя придавать закону обратную силу, является одновременно и нормой, гарантирующей конституционное право на защиту от придания обратной силы законам, ухудшающим положение налогоплательщиков, в том числе на основании нормы, устанавливающей порядок введения таких законов в действие".

 2. Содержание принципа правового государства предопределяет наличие для законодателя ряда запретов и ограничений. В частности, из этого принципа следует необходимость обеспечения юридической безопасности плательщиков налогов и сборов от таких изменений налогового законодательства, которые не позволяют приспособиться к изменяющимся финансовым условиям хозяйственной деятельности, связанным с новым правовым регулированием. В Постановлении КС РФ от 30 января 2001 г. N 2-П *(97) о налоге с продаж разъясняется: "По смыслу статьи 57 Конституции Российской Федерации, применительно к актам органов государственной власти и органов местного самоуправления о налогах и сборах требование законно установленного налога и сбора относится не только к форме, процедуре принятия и содержанию такого акта, но и к порядку введения (выделено мной. - Г.Г.) его в действие. Указанное конституционное положение требует от соответствующих органов определять разумный срок, по истечении которого возникает обязанность каждого платить налоги и сборы, с тем чтобы не нарушался конституционно-правовой режим стабильных условий хозяйствования, выводимый, в частности, из статей 8 (часть 1) и 34 (часть 1) Конституции Российской Федерации".

 Статья 57 Конституции РФ предусматривает, что законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют.

 Правовая позиция Конституционного Суда РФ по проблеме обратимости законов о налогах и сборах сформулирована в Постановлении от 8 октября 1997 г. N 13-П по делу о проверке конституционности Закона Санкт-Петербурга о ставках земельного налога. В данном Постановлении отмечалось, что ст. 57 Конституции РФ, возлагая на граждан одну из важнейших конституционных обязанностей, а именно обязанность платить законно установленные налоги и сборы, вместе с тем гарантирует им защиту в тех случаях, когда налоги не являются законно установленными либо когда законам, устанавливающим новые налоги или ухудшающим положение налогоплательщиков, придана обратная сила.

 Конституционное требование о недопустимости придания обратной силы законам, устанавливающим новые налоги или ухудшающим положение налогоплательщиков, призвано обеспечить устойчивость в отношениях по налогообложению, придать налогоплательщикам уверенность в стабильности их правового и экономического положения. Это требование распространяется как на федеральные законы, так и на законы субъектов Федерации.

 Статья 57 Конституции РФ запрещает законодательным органам принимать законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, придавая им обратную силу. Это означает, что недопустимо не только придание таким законам обратной силы путем прямого указания об этом в самом законе, но и принятие законов, по своему смыслу имеющих обратную силу, хотя бы и без особого указания об этом в тексте закона. В равной степени недопустимо придание таким законам обратной силы в актах официального или иного толкования либо правоприменительной практикой.

 В Постановлении КС РФ от 24 мая 2001 г. N 8-П по делу о жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера *(98), Суд, разрабатывая свои подходы к концепции приобретенных прав, сделал следующий вывод: "... изменение законодателем ранее установленных условий предоставления жилищных субсидий, оказывающее неблагоприятное воздействие на правовое положение лиц, нуждающихся в этих субсидиях и рассчитывающих на их получение, должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, а также предоставление гражданам в случае необходимости возможности, в частности посредством установления временного регулирования, в течение некоего разумного переходного периода адаптироваться к вносимым изменениям...".

 3. Проблема обратимости возникает и применительно к решениям Конституционного Суда РФ. В соответствии со ст. 75 Закона о Конституционном Суде РФ Суд в решении может определить порядок вступления своего решения в силу, что означает возможность придания ему обратной силы. В Определении КС РФ от 14 января 1999 г. N 4-О по жалобе гр. Петровой И.В. *(99) суд разъяснил нормы Закона о Конституционном Суде РФ, касающиеся обратной силы решений КС РФ.

 Как отметил КС, ч. 2 ст. 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" устанавливает, что признание закона не соответствующим Конституции РФ во всяком случае влечет пересмотр разрешенного на его основе дела гражданина, оспорившего этот закон в Конституционном Суде РФ, компетентным органом в обычном порядке. Такой пересмотр осуществляется безотносительно к истечению пресекательных сроков обращения в эти органы и независимо от наличия оснований для пересмотра дела, предусмотренных иными, помимо Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", актами. Данное регулирование направлено на поощрение правовой активности граждан, способствующей устранению из действующего законодательства неконституционных норм и, следовательно, защите от нарушений прав и свобод других лиц.

 Оценивая конституционность ст. 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Суд указал, что сама по себе норма ч. 2 ст. 100 не может рассматриваться как затрагивающая и, тем более, ущемляющая конституционные права граждан, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, но чьи дела также были разрешены на основании актов, признанных неконституционными, поскольку не лишает их возможности использовать другие процедуры судебной защиты. На них распространяется положение ч. 3 ст. 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которой решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях, т.е. с использованием закрепленных другим законодательством материально-правовых оснований и процессуальных институтов.

 При этом наличие материальных и процессуальных предпосылок, а также возможных препятствий (например, факт истечения срока исковой давности либо факт пропуска срока для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам) для пересмотра решений, основанных на неконституционных актах, устанавливается по заявлению гражданина или уполномоченного должностного лица тем судом, к компетенции которого отнесен такой пересмотр, при соблюдении общих правил судопроизводства. Для защиты прав заявителей по этим делам могут использоваться все предусмотренные отраслевым законодательством судебные процедуры. Пересмотр судебных решений в связи с признанием нормы неконституционной возможен, в частности, как в порядке судебного надзора, так и по вновь открывшимся обстоятельствам.

 

1