§ 4. Равноправие и самоопределение народов в Российской Федерации

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 

 

В ст. 5 федеральной Конституции в качестве одного из принципов федеративного устройства России провозглашаются равноправие и самоопределение народов в Российской Федерации.

Право народов на самоопределение — общепризнанный в международном праве принцип. В первых статьях Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и Международного пакта о гражданских и политических правах установлено: "Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие"'. Согласно Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества в соответствии с Уставом ООН (1970 г.) способами осуществления народом права на самоопределение рассматриваются создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним либо установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом2.

Для уяснения содержания данного принципа в российской конституционной модели федерализма необходима ясность по меньшей мере в следующих вопросах. Что вкладывает Конституция Российской Федерации в понятие "народы", которым гарантируется равноправие и право на самоопределение? В каких формах допустимо самоопределение народа в рамках суверенного государства и в каких случаях реализация права на самоопределение влечет за собой возникновение именно федеративных отношений?

В Конституции Российской Федерации термин "народ" употребляется в нескольких значениях.

 

' Права человека. Сборник международных договоров. Нью-Йорк, ООН, 1989. С.9,21.

2 Международное право в документах. М., 1982. С. 10.

 

Во-первых, говорится о многонациональном народе России как политической общности, источнике и субъекте публичной власти. Народ как политическая общность — это граждане Российской Федерации, обладающие политическими правами и свободами по Конституции РФ. Согласно преамбуле российской Конституции, многонациональный народ России является учредителем Конституции России, проголосовав за нее на общероссийском референдуме. В соответствии со ст. 3 Конституции Российской Федерации многонациональный народ России признается носителем и единственным источником власти в Российской Федерации.

Во-вторых, упоминается о народах, проживающих на соответствующей территории, основой жизни и деятельности которых признается земля и другие природные ресурсы (ст. 9 Конституции Российской Федерации). В этом случае народ рассматрива-'' ется как население.

Наконец, федеральная Конституция говорит о народах России, обладающих правом на равноправие и самоопределение (преамбула и ст. 5 Конституции РФ).

По мнению автора, народы в России как субъекты, которым гарантируется равноправие и право на самоопределение именно как принцип федеративного устройства, представляют собой такую территориальную и политическую общность, качественные характеристики которой позволяют им самоопределиться территориально и политически на правах составной части — субъекта Федерации. Виды самоопределения в форме административно-территориальной автономии, территории местного самоуправления, общественных форм национально-культурной автономии не имеют отношения к федерализации, так как представляют собой формы самоопределения, универсальные как для федеративного, так и для унитарного государства, и их возникновение не влечет за собой изменений в федеративном устройстве государства.

Конституция Российской Федерации, закрепляя равноправие и самоопределение народов как принцип российского федерализма, закладывает тем самым наднациональный подход к пониманию "народы" применительно к данному принципу. Народ как политико-территориальная общность, представляющий территорию — субъект Федерации, — не есть какая-то однородная в этническом или национальном отношении общность. Это общность лиц разной национальности, исторически объединенных проживанием на одной территории, которая по политическим параметрам и демографическим, экономическим, социальным показателям развития несет или способна нести бремя субъекта Федерации.

Таким образом, ключевым критерием идентификации народа как общности, способного быть субъектом права на самоопределение, является объединение единой территорией проживания. Дополнительные факторы — этническая общность, религиозная общность и т.д. — усиливают консолидированность, но не являются обязательными. Народ как общность может быть многонациональным, его представители могут исповедовать разную веру и т.д., что и характерно для Российской Федерации.

Самоопределение народа как территориальной общности людей есть одновременно определение юридического статуса территории, на которой они проживают. Если анализировать с этих позиций народы как субъекты самоопределения в форме республик в составе Российской Федерации, то речь должна идти не только о лицах так называемой титульной национальности, а о всех гражданах Российской Федерации, постоянно проживающих на территориях данных республик и обладающих политическими правами и свободами граждан Российской Федерации. Автор присоединяется к мнению Л. Ф. Болтенковой, которая справедливо замечает, что о какой бы форме самоопределения ни шла речь, субъектом его должны быть не только конкретные "титульные" нации, а народ в целом, то есть население исторически определенной территории. Кроме сохранения своего имени в названии республики и признания языка государственным, ничто другое не должно быть исключительным правом людей "титульной" нации'.

Таким образом, следует различать право народов на самоопределение и право нации на самоопределение. Исходя из понимания нации как общности граждан, объединяемых государством, единство которого они олицетворяют, формой самоопределения для нее является формирование суверенного государства, в том числе путем отделения от другого суверенного государства. Отношения, связанные с образованием суверенного государства, носят международно-правовой характер. Самоопределение народа в такой форме может быть осуществлено лишь в случае, если народ будет признан на международном уровне одновременно как нация, имеющая право на суверенную государственность. Однако основное функциональное значение принципа самоопределения народов связано с его рассмотрением как способа политикотерриториальной организации общности людей во внутригосударственных отношениях. В этом случае самоопределение реализуется путем образования субъекта федерации, территории местного самоуправления, использования различных форм национально-культурной автономии, но исключает создание суверенного государства.

' Болтенкова Л. Ф. Российская государственность: состояние и перспективы развития. — М.: Республика, 1995. С. 62.

Видимо, в истории государственной организации советской России была изначально допущена подмена понятия права народов на самоопределение внутри России понятием права нации на самоопределение вплоть до отделения и создания самостоятельного государства. В Декларации прав народов России от 20 (15) ноября 1917 года было провозглашено право народов "на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства". Этот принцип получил воплощение в Договоре об образовании Союза ССР от 30 декабря 1922 года, а в дальнейшем и в конституциях СССР и конституциях союзных республик. В них было закреплено право союзных республик на свободный выход из Союза ССР (ст. 26 Договора: "За каждой из союзных республик сохраняется право свободного выхода из Союза")'.

Исторически сложившаяся в России концепция национального суверенитета до сих пор оказывает свое влияние. В принятых в 90-х годах декларациях о государственном суверенитете ряда республик — субъектов РФ можно встретить подмену права народа на самоопределение правом нации на самоопределение в форме суверенного государства. Иногда эти понятия ставятся рядом и в какой-то мере отождествляются. Так, в преамбуле Декларации о государственном суверенитете Башкирской ССР, принятой 11 октября 1990 года, говорится о том, что республика, принимая данную декларацию, реализует право башкирской нации на самоопределение. В Декларации о государственном суверенитете Марийской ССР от 22 октября 1990 года провозглашается "неотъемлемое право марийской нации, всего народа республики на самоопределение". В Декларации о государственном суверенитете Республики Татарстан записано, что Татарстан является формой самоопределения как татарской нации, так и всего народа республики2. Эти положения повторяются в некоторых республиканских конституциях. К примеру, в ст. 69 Конституции Республики Башкортостан закреплено, что данная Республика образована в результате реализации права башкирской нации на самоопределение3.

По мнению автора, нужно очень корректно употреблять термин "нация" и отказаться от его использования в отношении лиц титульной национальности, проживающих на территориях республик в составе России, независимо от их численности. Во-первых, если признавать, что лица титульной национальности

 

' Сборник нормативных актов по советскому государственному праву. — М.:

Юрид. лит., 1984. С. 54.

2 Декларации о суверенитете союзных и автономных республик. М., 1990.

3 Конституции Республик в составе Российской Федерации. — М.: Манускрипт, 1995. С. 44.

 

составляют нацию, которая имеет право на самоопределение, то как быть с лицами, принадлежащими к другой национальности, доля которых также весьма значительна на территории респуб-доки? По логике и справедливости они также имеют право называться нацией и требовать права на самоопределение. В России •Проживает более 140 лиц разной национальности, и пытаться определить, кто из них сформировал на территории России общность в' виде нации, а кто нет — дело не совсем благодарное. Во-вторых, если исходить из посылки, что лица титульных национальностей, проживающие в республиках и есть нации, тогда возникает вопрос, а почему лица титульной национальности, проживающие в автономной области и автономных округах, не составляют нации? Объявление бывшей автономной республики государством еще не означает, что проживающие в нем лица титульной национальности автоматически преобразуются в нацию, претендующую на государственный суверенитет. Наконец, в-третьих, если за основу понимания субъекта права на самоопределение берется нация, а не народ, то понимание нации не только в этническом, но и одновременно в этатическом значении в республиках-государствах может привести к претензиям на самоопределение в форме суверенного государства. Вместе с тем республики сами являются составными частями суверенного государства и имеют лишь статус субъектов Федерации.

Несмотря на обозначенные проблемы, связанные с разным пониманием Федерацией, с одной стороны, и рядом республик — с другой, конституционного принципа права народов на самоопределение, следует все же заметить, что идея наднациональности народов как носителей права на самоопределение постепенно проникает и в конституционное законодательство республик — субъектов Российской Федерации. Так, ст. 1 Конституции Республики Саха (Якутия) провозглашает данную Республику государством, основанным на праве народа на самоопределение. При этом народ рассматривается как общность граждан Республики всех национальностей. Специально подчеркивается, что никакая часть народа не может себе присвоить право осуществления государственной власти в Республике. В конституциях республик Адыгея, Мордовия, Марий Эл, Хакассия многонациональный народ Республики провозглашается как единственный источник власти'. В преамбуле Конституции Республики Бурятия говорится о "многонациональном народе Бурятии, объединившем в ходе исторического развития бурят, русских, эвенков и граждан других национальностей"2.

 

' Конституции республик в составе Российской Федерации. — М.: Известия, 1996. Вып.2. С. 5, 75,101,133, 197.

2 Конституции республик в составе Российской Федерации. М., 1995. С. 70.

 

Наряду с правильным пониманием права народов на самоопределение как принципа федеративного устройства другим важным аспектом, имеющим отношение к рассматриваемому конституционному принципу, является уяснение смысла понятия "равноправие народов". В формулировке в Конституции РФ рассматриваемого конституционного принципа обращает на себя внимание объединение в нем двух качеств правосубъектности народов в Российской Федерации — равноправие и самоопределение.

В международных документах о равноправии народов как составной части права народов на самоопределение специально не говорится, но это качество подразумевается при раскрытии содержания права народов на самоопределение. В упомянутых выше международных пактах указывается на то, что все народы свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное раз- ' витие. Для достижения этих целей они могут свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами без ущерба для каких-либо обязательств, вытекающих из международного сотрудничества, основанного на принципе взаимной выгоды, и из международного права. Ни один ни в коем случае не может быть лишен принадлежащих ему средств существования'. Таким образом, как следует из содержания положений международных актов о правах человека, самоопределение народа означает выбор политического статуса и право на установление гарантий свободного и равного экономического, социального и культурного развития. Поэтому равноправие в этом смысле есть равные возможности народов при равных условиях на выбор адекватной формы самоопределения и равные гарантии реализации их статуса и развития.

Важное значение для понимания рассматриваемого конституционного принципа имеет определение условий реализации права на самоопределение.

В международном праве отсутствуют нормы, устанавливающие, в каких случаях и при каких условиях народы имеют возможность реализовывать свое право на самоопределение. К таким условиям должны относиться по меньшей мере следующие обстоятельства: наличие общности, которое может реализовать право на самоопределение, и отсутствие ограничений, которые существуют для выбора формы и содержания реализации права на самоопределение.

Одной из задач современной науки является выработка четких критериев и определение условий, при которых допустима та или иная форма самоопределения. В отечественной литературе установлены самые общие подходы к решению этой задачи. Например, Б. С. Крылов отмечает, что выбор формы самоопределения народа предопределен его волей и условиями существования'.

Весьма важно развить эти общие подходы, ибо пока их толкование весьма произвольное. Следует определиться, что понимается под волей народа и условиями его существования. Можно ли считать волей народа субъекта Федерации решения органов государственной власти данной территории, представляющих народ? К примеру, была ли выражена воля народа в случаях с республиками в составе России, издавшими декларации о государственном суверенитете? Воля народа может считаться выраженной “ В случае, если она осуществлена в формах непосредственной демократии — референдума и выборов. При этом положительные результаты их проведения соответственно либо непосредственно должны означать принятие юридически значимого решения, либо должен последовать обязательный учет воли народа органами государственной власти при принятии ими правового акта. В этой связи справедливыми видятся замечания ученых, усматривающих в референдумах народов территорий — составных частей Федерации эффективную форму улаживания противоречий, создаваемых возникновением проблемы реализации права на самоопределение. Думается, что прав Э. В. Тадевосян, когда, проводя аналогию с референдумом в канадском Квебеке, ставит вопрос о том, "насколько легче было бы сегодня бороться с чеченским сепаратизмом, если бы соответствующий референдум был своевременно проведен в Чечне, когда националистические тенденции только проявились и когда большинство населения по всем данным отвергало сепаратизм"2.

Условия существования народа как общности весьма разнообразны: политические, демографические, географические, экономические, социальные, культурные, национальные.

Демографические условия — это признание того, что такая общность — народ действительно образована. Однако право народа на самоопределение допустимо в том случае, когда он выступает как общность, компактно проживающая и имеющая общепризнанные и устойчивые в рамках данной группы людей Политические, социальные, культурные традиции. Выполнение политических условий предполагает определение того, в состав какого территориального образования входит данная общность.

 

' Права человека. Сборник международных договоров. Нью-Йорк, ООН, 1989. С.9,21.

' Проблемы суверенитета в Российской Федерации. С. 47. 2 Тадевосян Э. В. Российский федерализм и современный национально-государственный нигилизм // Государство и право. 1996. № 10. С. 10.

 

Если эта общность в составе другого суверенного государства, то должна быть учтена и воля другого народа — народа данного суверенного государства в целом.

Еще одно важнейшее политическое условие при реализации права народа на самоопределение внутри суверенного государства связано с соблюдением во внутригосударственных отношениях принципа территориальной целостности. Данный принцип во взаимосвязи с принципом равноправия и самоопределения народов был закреплен в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества в соответствии с Уставом ООН (1970). Подтвердив равноправие и право народов на самоопределение, другие важнейшие принципы социального равенства, Декларация установила: "Ничто в приведенных выше пунктах не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов, как этот принцип изложен выше, и вследствие этого имеющих правительства, представляющие без различия расы, вероисповедания или цвета кожи весь народ, проживающий на данной территории"'.

Среди политических требований к основополагающему следует также отнести и такие условия: самоопределение народа возможно, если его осуществление не повлечет за собой нарушение прав человека и гражданина, прав других народов. На эти условия особо обращается внимание отечественными государствоведами, занимающимися исследованиями по вопросам реализации права народов на самоопределение как принципа российского федерализма. Так, Э. В. Тадевосян подчеркивает, что право народов на самоопределение может и должно осуществляться не иначе как на основе и в рамках полного равноправия всех граждан, приоритета прав человека, без каких-либо привилегий для "коренной" ("титульной") нации и без малейшей дискриминации инонационального населения2.

Итак, равноправие и самоопределение народов в Российской Федерации как конституционный принцип федеративного устройства нужно рассматривать с общегражданских наднациональных позиций. Этот принцип — условие существования и развития народов как многонациональных общностей, сформированных или формирующихся для самоопределения в рамках единых территорий — субъектов Федерации, в пределах которых создаются условия для их свободного развития, реализации ^гражданами основных прав и свобод. Важно учитывать, что данный принцип закреплен в Конституции Российской Федерации как принцип конституционного внутригосударственного права, обусловливающий демократический характер его реализации в рамках федеративного устройства, а не как принцип международного права. Поэтому его реализация во внутригосударственных федеративных отношениях не может быть связана '.с постановкой каким-либо народом, проживающим в пределах |территории Российской Федерации, вопроса о праве на самоопределение в форме образования самостоятельного суверенного государства.

 

' Международное право в документах. М., 1982. С. 10. 2 Тадевосян Э. В. Указ. соч. С. 7.

1