§ 4. Идеологическое и политическое многообразие

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Гражданское общество предполагает широкий идеологический и политический плюрализм, вытекающий из свободы человека выражать свои взгляды и участвовать в политической деятельности. Люди от природы неодинаковы, различны и их интересы, условия жизни. Никто не в состоянии свести многообразие человеческих мнений к какой-то одной цели, выработать универсальное средство всеобщего осчастливливания. Гражданское общество и правовое государство не придумывают это многообразие, они принимают его как естественное состояние, не пытаясь насильственно изменить.

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. – М., ИНФРА • М, 1998. С. 147

В большинстве конституций мира признается идеологический и политический плюрализм через закрепление соответствующих прав и свобод человека и гражданина. Но Конституция России возводит принцип идеологического многообразия в ранг основ конституционного строя. Помимо прочего, это сделано и из-за опасности возврата к тоталитарному прошлому, тем более что силы, заинтересованные в подобной реставрации, в стране легально существуют. Общество поэтому наделяет государство правом и обязанностью гарантировать незыблемость политической свободы и соответствующих прав человека.

Разумеется, государству намного проще осуществлять свои функции в условиях принудительного идейно-политического монизма. Оно не сталкивается тогда с организованной оппозицией, не нуждается в проведении сложных и дорогостоящих избирательных кампаний, не испытывает неудобств с неуправляемой прессой и т.д. В таком положении как раз и находилась советская тоталитарная система, несколько десятилетий убеждавшая народ в его «морально-политическом единстве». На деле же это только маскировало репрессии и в конце концов привело систему к краху вследствие неудержимого стремления людей к свободе.

Под идеологией обычно понимают систему философских, политических, религиозных взглядов на закономерности общественного развития и пути совершенствования общественного устройства. Известны такие разновидности идеологии, как либеральная, христианско-демократическая, коммунистическая, фашистская, исламская и др.

Идеологическое многообразие (плюрализм) компенсирует несовершенство человеческого ума, его неспособность отразить в одной теории все многообразие мира. Еще Платон говорил, что не может быть одной философской системы, охватывающей все многообразие мира, а если это так, то нужно предоставить возможность творить другим, т.е. проявлять терпимость к иным взглядам, признать необходимость свободы мысли. С тех пор мир невероятно усложнился, что привело к бурному развитию наук об общественном устройстве. Каждая теория или доктрина стремится дать идеальные принципы, но только все они в своей совокупности обеспечивают самопознание человеческого общества. Напротив, попытки создать монопольную универсальную теорию, объясняющую всю сложную социальную, экономическую, Духовную и т.д. основу жизни, а тем более попытки переуст-

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. – М., ИНФРА • М, 1998. С. 148

ройства мира на основе такой теории, неизменно порождали насилие над людьми, тиранические режимы, беспрестанные войны и репрессии.

Гражданское общество не только фиксирует идеологический плюрализм как проявление свободы духа и мысли, но оно в нем глубоко заинтересовано. Плюрализм взглядов, мнений, учений и идеологических доктрин рождает здоровую конкуренцию умов, составляет совокупный общественный интеллект. Только так могут происходить самопознание общества, своевременное осознание им грозящих опасностей и поиски путей к совершенствованию

Признание идеологического многообразия означает право каждого человека, политической партии и общественной организации свободно разрабатывать, исповедовать и пропагандировать идеи, теории, концепции об экономическом, социальном, политическом устройстве человеческого общества, предлагать практические рекомендации властям и обществу, публично защищать свои взгляды и воззрения и т.д. Препятствовать всему этому, отдавая предпочтение одним перед другими, правовое государство не имеет права

Российское общество в настоящем – общество без официальной идеологии, хотя совсем недавно оно было тотально заидеологизированным Отсюда растерянность многих, кто привык жить при жесткой идеологической дисциплине, следовать идеологическим установкам «свыше» Общество не нуждается в господстве какой-то одной идеологии, ибо ее утверждение может произойти только в результате навязывания, т.е. насилия над свободным разумом. И если обществу все-таки требуется какая-то внутренняя философская основа, то ею может выступить только признание свободы человека и порождаемого этой свободой идеологического плюрализма.

Принцип идеологического многообразия способен помочь преодолеть застой в литературе, философии, искусстве, науках, обеспечить развитие культуры и духовности. Естественно, что свободой мысли и слова злоупотребляют, в результате чего появляются безнравственные, античеловеческие, расистские концепции. Государство ограничивает пропаганду таких идей, когда дело доходит до прямых призывов или действий, подрывающих общественные устои (ст. 29 Конституции) Но государство не должно вмешиваться в идеологическую полемику, разрешать теоретические споры В свободе научной мысли заключается важная гарантия существования гражданского общества, и в этом – главная причина признания Конституцией принципа идеологического мно-

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. – М., ИНФРА • М, 1998. С. 149

гообразия в качестве основы конституционного строя (ч. 1 ст. 13).

Особую опасность представляет установление одной идеологии в качестве государственной или обязательной, что как раз запрещается в ч. 2 ст. 13 Конституции. В этом одна из главных гарантий против сползания государства к тоталитаризму.

История ясно показала, что тоталитарное государство (фашистское или социалистическое) не может допустить идеологического плюрализма. Оно неминуемо закрепляет в конституции идеологию правящей верхушки, принуждая население к следованию ей. В СССР, например, эта идеология пронизывала дошкольное воспитание, среднюю и высшую школу, навязывалась прессе и науке. В разного рода кружках и «университетах» марксизма-ленинизма происходила массовая обработка людей, исключавшая возможность выбора системы взглядов по собственному желанию. Более того, за «чуждые взгляды» привлекали к уголовной ответственности, судили, ссылали и уничтожали. Аналогичное положение существовало в гитлеровской Германии и других фашистских государствах.

Запрещение устанавливать какую-либо одну идеологию в качестве государственной или обязательной всецело относится к государственным органам, правящим политическим партиям и высшим должностным лицам. Это означает, что ни конституция, ни законодательный или иной правовой акт не должны прямо или косвенно утверждать и закреплять какую-либо идеологию. Никакая идеология не рассматривается как господствующая и не должна в таком качестве монопольно внедряться в сознание людей в государственных школах и высших учебных заведениях, в государственных средствах массовой информации. Она не может быть критерием отбора граждан для службы в государственном аппарате и в армии.

Идеологическая нейтральность государственных структур не исключает возможности прихода к власти путем свободных выборов тех или иных политических сил со своей идеологией. В этом случае должностные лица законодательной или исполнительной власти неизбежно начинают говорить «идеологическим языком» и проводить соответствующую политику, ибо отделить деятельность от их приверженности к той или иной идеологии, программным установкам их партий очень трудно. Однако это ни при каких условиях, включая чрезвычайные, не должно вести к исключению из жизни других идеологий, к перестройке школьных и вузов-

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. – М., ИНФРА • М, 1998. С. 150

ских программ, к подчинению идеологическим установкам государственных средств массовой информации. Недопустимы чистки государственного аппарата, армии и правоохранительных органов по идеологическим критериям. Не может быть и речи об уголовной ответственности за пропаганду цивилизованных взглядов, теорий, идей и концепций.

В то же время негосударственные учебные заведения (например, религиозные) и средства массовой информации сохраняют право пропагандировать только свою идеологию., Такая деятельность прямо отражает гарантированную Конституцией РФ свободу слова граждан и их объединений.

Продолжением идеологического многообразия является. политическое многообразие, многопартийность, которые также закрепляются в Конституции РФ (ч. 3 ст. 13). В демократическом государстве признается, что политические партии выражают интересы основных социальных групп населения.

Партии разрабатывают и представляют избирателям альтернативные варианты наиболее оптимальных, по их мнению, решений проблем общественного развития. Всеобщие выборы, выражающие волю народа, имеют смысл только в том случае, если на суд избирателей выносятся различные программы, разрабатываемые политическими партиями. Многопартийность, следовательно, выступает как форма политической демократии и важнейшая предпосылка формирования органов государственной власти.

Порядок создания политических партий, финансирования государством их деятельности в избирательных кампаниях устанавливается законом. Такое законодательство существует практически во всех развитых странах, чем признается важная роль партий для общества и государства. В то же время государственные органы не вправе вмешиваться во внутреннюю жизнь политических партий, на их деятельность распространяется принцип свободы общественных. объединений, также закрепляемый в конституционном порядке (ст. 30 Конституции РФ). Отношения государства с партиями часто бывают весьма сложными, поскольку именно партии образуют оппозицию правительству – парламентскую и внепарламентскую. Но это не может стать основанием для какого бы то ни было ограничения деятельности отдельных партий, а тем более их запрещения.

В демократических странах встречаются различные партийные системы – двухпартийные, многопартийные. Это зависит от активности самих граждан, состояния их политического сознания. Однако ни в одной из таких стран не существует однопартийной системы – это признак тоталитарно-

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. – М., ИНФРА • М, 1998. С. 151

го государства или крайне низкого развития политической культуры. Конституция России отвергает однопартийность, и любые попытки ликвидировать плюрализм в пользу одной «руководящей и направляющей» силы следует квалифицировать как антиконституционный переворот. По смыслу Конституции, правомерна только такая партийная система, которая включает как минимум две политические партии. Государство не может, конечно, регулировать количество партий, но оно обязано, полагаясь на естественную саморегуляцию общества, гарантировать возможность создания партий и их деятельность. Государство (прежде всего судебные органы) также обязано предотвращать действия высших должностных лиц, если они пытаются свести деятельность партий к формальному существованию, лишив их реальных возможностей влиять на формирование органов власти.

Все партии, как и другие общественные объединения, равны перед законом. Это означает, что к ним предъявляются одинаковые требования при регистрации, устанавливается единый порядок защиты имущества и прекращения деятельности. Но это не означает, что во всех случаях партии должны оказываться в равном положении. Например, если партия не набирает установленного законом количества подписей при выдвижении кандидатов, то она лишается права требовать занесения этих кандидатов в избирательные бюллетени. Практически во всех странах малочисленные партии жалуются на дискриминацию, но чаще всего речь идет о неизбежной государственной селекции в целях создания реальных и эффективных механизмов формирования органов власти. Отдельные условия, которые в равной мере ставятся перед всеми партиями, не означают нарушения равенства прав всех общественных объединений для их участия в политической жизни. Также не нарушают принципа свободы деятельности законодательные ограничения хозяйственной деятельности партий и других общественных объединений, если эта деятельность не соответствует уставным целям, направлена на извлечение прибыли в личных интересах отдельных руководителей и т.д.

1