§ 3. Демократическое конституционное право

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

С конца 80-х гг. в Советском Союзе начался процесс реформ (перестройка), который затронул и сферу государственного права. Этот процесс был связан с именем М. С. Горбачева. Наиболее важным шагом было разрушение монополии КПСС на руководство обществом и государством – отмена ст. 6 Конституции СССР, а затем и соответствующей статьи Конституции РСФСР.

Государственно-правовые реформы начались с создания органов народного представительства (Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР). Эта двухзвенная система на первом этапе имела прогрессивное значение, ибо позволила создать начала свободного парламентаризма. Съезд, однако, по своей структуре был организацией корпоративного типа, в нем по заранее утвержденной квоте были представлены КПСС, профсоюзы, комсомол, другие общественные организации. Но все же он выявил демократический потенциал страны, выдвинул плеяду решительных борцов за демократические перемены (А. Д. Сахаров, Б. Н. Ельцин, А. Н. Яковлев, Г. X. Попов, А. А. Собчак, Ю. А. Афанасьев и др.). Съезд народных депутатов избрал Президентом СССР М. С. Горбачева.

Начался процесс расширения прав союзных республик. В апреле 1990 г. был провозглашен суверенитет РСФСР, а 12 июня 1991 г. впервые всенародно избран ее Президент – Б Н Ельцин. Августовский путч. 1991 г., организованный сторонниками возврата к прошлому, закончился провалом, он дал толчок суверенизации всех союзных республик, сорвав подписание подготовленного проекта договора о конфедеративном союзе этих республик. Произошел распад СССР на

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. – М., ИНФРА • М, 1998. С. 58

пятнадцать независимых государств. Большинство из них, включая Россию, позже образовали Содружество Независимых Государств (СНГ).

После провозглашения России суверенным государством в соответствии с волей народа была проведена демократизация ряда институтов конституционного права. В конституциях России и республик были исключены из официального названия государств слова «советское» и «социалистическое». Появились важные новеллы в механизме государственной власти, введен институт президентства, учреждены двухпалатный Верховный Совет и Конституционный Суд. Избирательная система приобрела демократический характер, расширились права местных органов власти.

В то же время разделение властей было проведено непоследовательно, в целом система власти сохраняла многие черты прежней, советской системы, когда Советы всех уровней формально контролировали все и вся, ни за что не отвечая. Но если прежде, при реальном всевластии КПСС, эта сторона дела отодвигалась на второй план, то теперь именно Советы, освобожденные от однопартийного диктата, начали чинить препятствия исполнительной власти, срывая проведение реформ. Тон в этом задавал Съезд народных депутатов России, избранный в годы диктатуры партии и под ее решающим влиянием, а также созданный из части народных депутатов Верховный Совет.

В 1992–1993 гг. между Президентом и Верховным Советом стали назревать серьезные разногласия, которые завершились острым конституционным кризисом. 21 сентября 1993 г. Президент издал Указ № 1400, которым приостановил деятельность Верховного Совета и объявил о проведении новых выборов. 3–4 октября произошли трагические события, связанные с применением силы обеими сторонами, после чего на всенародное голосование была вынесена новая Конституция, которая и была принята 12 декабря 1993 г. Одновременно были проведены выборы в новые органы государственной власти (Государственную Думу и Совет Федерации). Этим завершился конституционный кризис, а в стране установилась новая форма правления.

С принятием новой Конституции начинается широкое обновление всех институтов конституционного права России. По сути, формируется новое конституционное право, соответствующее избранному народом курсу на отказ от тоталитаризма и строительство демократического государства. Демократическое конституционное право вводит сложные отношения между различными политическими группами в русло

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. – М., ИНФРА • М, 1998. С. 59

порядка, обеспечивающего как твердость власти, так и свободу для оппозиции. Институт гражданских прав и свобод получает такое развитие, которого никогда не было в истории России.

Современная наука конституционного права переживает трудный период. Перед ней стоит задача решительно перестроить свою методологическую базу, освободившись от тотального засилья марксизма-ленинизма. Но для этого, по-видимому, должно смениться поколение ныне работающих государствоведов, которые в своем большинстве не знали реалий и теории зарубежного конституционного права или занимались его сознательной фальсификацией.

Многочисленные произведения «марксистско-ленинской» науки государственного права стали достоянием истории. Они останутся памятником того, во что превращается наука, когда она теряет свободу. В этих произведениях можно почерпнуть информацию о правовых актах и теориях прежних лет, но их теоретическое значение практически полностью утрачено[1].

Вместе с тем в юридической науке нарождаются принципиально новые подходы и концепции, увязывающие развитие российского права с достижениями мировой правовой науки и целями демократического переустройства общества. Работы ученых-правоведов демократической ориентации создают общую методологическую базу изучения права с позиций правового государства. Появляются ростки новой теории конституционного права, решительно порывающей с тяжелым наследием прошлого.

Изучение новых российских конституционно-правовых институтов уже началось. Возник огромный интерес к дореволюционной и эмигрантской русской государственно-правовой мысли. Свежие идеи, не всегда безболезненно, но все же пробивают себе дорогу. Наука конституционного права не должна играть роль прислужницы властей, она может стать подлинной наукой только на основе разумного плюрализма мнений, критического отношения к правовой действительности. Никто не вправе «ликвидировать» марксистов, ибо марксизм был и остается одним из крупных политических учений, и никто не может лишить его права на существование. Другое дело – практика марксизма-ленинизма, доказавшая,

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. – М., ИНФРА • М, 1998. С. 60

что коммунизм неотъемлем от насилия. Марксизм, как и любое другое учение, не имеет права на монополию, и никогда больше народ не должен допустить создания государственно-правового механизма для навязывания этого учения тем, кто его отвергает.

Теоретическая мысль, способная более или менее адекватно объяснить и осмыслить современный российский конституционализм, ближе всего к современному западному либерализму. Именно это учение, корни которого уходят в философию древних греков, выдвинуло идеи парламентаризма, разделения властей, правового государства и др., которые легли в основу новой российской государственности. Вместе с тем она также испытывает влияние социального либерализма и социал-демократии. Это не значит, что конституционный строй России «списан» с западных моделей, но, безусловно, он учитывает все лучшее, что накопила за столетия демократическая мысль. У России свой, неповторимый путь в истории, но этот путь, при всей его специфике, не должен вырывать наше Отечество из мирового сообщества[2].


[1] Об истории советской науки государственного права см. Куприн Н.Я. Из истории науки советского государственного права М, 1971, Богданова Н.А.. Наука советского государственного права. Историко-теоретическое исследование. М, 1989.

[2] См.: Баглай М. В. Дорога к свободе. М., 1994.

1