§ 2. Теории соотношения суверенитета Федерации и ее субъектов

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Учения, обосновывающие юридическую природу суверенитета в федеративном государстве, исходя из специфики подходов к пониманию характера взаимоотношений федерации и ее субъектов. Своеобразие подходов к данной проблеме получило выражение в теориях: разделенного суверенитета (делимости суверенитета), несуверенных государств, так называемой сепаративной теории, теории участия и теории остаточного суверенитета.

Теория разделенного суверенитета представляет учение, исходяшее из того, что в федеративном государстве суверенную власть в равной мере осуществляют как федерация, так и ее составляющие (субъекты); соответственно суверенитет принадлежит и федерации и субъектам: каждому в своей сфере. Идею, положенную в основу теории разделенного суверенитета (делимости суверенитета), обосновали в конце XVIII в. авторы американской конституции А. Гамильтон, Д. Мэдисон, А. Токвиль. Сходна с теорией разделенного суверенитета дуалистическая теория, обоснованная российским государствоведом начала XX в. А. Ященко («Теория федерализма»), согласно этой теории, в федеративном государстве центральная и местные власти находятся не рядом друг с другом, а друг в друге. При этом следует различать власть субъектов федерации, не обладающих полнотой государственного суверенитета, но участвующих в образовании общего суверенитета; центральную власть союза, которая также не обладает полнотой государственного суверенитета, но тоже участвует в образовании общего суверенитета; и, наконец, общегосударственную власть, представляющую федеративное государство во всей его целостности. Последняя власть суверенна и образуется из согласованного решения местных и центральных властей.

Согласно теории несуверенных государств (неограниченного, полного суверенитета) государство - член сообщества - может существовать как государство, не обладая суверенитетом. Основатели этой теории (немецкие государствоведы XIX в. Еллинек, Аланд) исходили из того, что на всей территории единого государства существует только один суверенитет - имперский или федеральный. По Еллинеку, государства, вошедшие в федерацию, сохраняют определенный объем власти, но утрачивают суверенитет.

Теория участия основывается на том, что истинно государственный характер имеет федерация, единственно суверенное государство. Субъекты федерации, согласно данной теории, участвуют в образовании суверенной воли федеративного государства и таким образом содействуют образованию федерального суверенитета. Этим принципом субъекты федерации отличаются от самоуправляющихся провинций унитарного государства.

Сепаративная теория исходит из положения, что в федеративном объединении государств возможен суверенитет либо федерации, либо ее субъектов. В первом случае, согласно данной теории, суверенным государством выступает федерация в целом, а ее субъекты - государства-члены - теряют свой суверенитет и представляют собой политические образования, созданные для выполнения конкретных целей. Во втором - федеративное государство, возникшее из договора, не вправе подчинять своей воле государства, его образовавшие. Данная теория возникла в XIX в. в противовес теории делимости суверенитета. Проявления сепаративной теории (ее можно было бы назвать теорией ограниченного суверенитета, поскольку ее основная идея - в признании неполного, ограниченного волей субъектов суверенитета Федерации) имеют место в практике современного российского федерализма. В частности, популяризация регионального суверенитета наблюдалась в 1990-1992 гг., когда не только национальные, но и территориальные образования - составные части РСФСР провозглашали собственный «государственный» суверенитет. После принятия Конституции РФ 1993 г. попытки ограничения суверенитета Федерации ее субъектами выражались провозглашением республиканскими конституциями суверенитета республики в той или иной форме: обозначение республики суверенным государством, всяческое распространение государственного суверенитета республики; закрепление в конституциях республик конфедеративного типа связей, а также права приостановления в одностороннем порядке действия федеральных законов, равно права ратификации субъектом федеральных законов; стремление ряда субъектов в противоречии с федеральной Конституцией определить собственный статус исключительно в индивидуализированной форме посредством заключения договора с федеральными органами государственной власти и др.

Теория остаточного суверенитета основывается на признании за субъектами федерации всей полноты государственной власти за вычетом предметов исключительного ведения федерации и предметов совместного ведения федерации и ее субъектов. Выбор такого варианта взаимоотношений актуален для российского федерализма и его понимания - на территории Федерации не может быть «иных» неограниченных суверенитетов, субъекты Федерации, именующие себя государствами, могут рассматриваться только как имеющие остаточный суверенитет. В соответствии с Конституцией РФ (ст. 73) субъектам Федерации предоставляется «вся полнота государственной власти», но только за вычетом предметов ведения Федерации и ее субъектов. Переданные Федерации суверенные права вернуть назад на конституционной основе односторонне нельзя.

1