§ 2. Дискуссия о названии (содержании) конституционного права

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Проблема эта до конца не решена. В советском правоведении рассматриваемая отрасль права и одноименная наука назывались однозначно государственным правом. В постсоветское время приоритетным стало обозначение данной отрасли как «конституционное право». Есть, правда, исключения*1, иногда употребляется два равнозначных наименования - конституционное и государственное право*2.

_____

*1. См., например: Автономов А.С. Правовая онтология политики: к построению системы категорий. - М., 1999.

*2. Подобное наименование используется в образовательных стандартах, в названии учебных дисциплин.

В дореволюционной России данная дисциплина носила название «государственное право». Такое название было заимствовано из Германии (Staatsrecht). В советский период дисциплина именовалась государственным правом. В то же время отдельные государствоведы (Н.И. Лазаревский, И.П. Трайнин, В.Ф. Коток, И.Е. Фарбер, В.А. Рянжин) считали названия «государственное право» и «конституционное право» тождественными на том основании, что структура учебной (и научной) дисциплины повторяла структуру союзной Конституции. Исходя из этого предлагалось переименовать государственное право на конституционное. Противники такого подхода считали, что данный термин имел бы право на существование, если бы данная отрасль права монопольно, исчерпывающе и исключительно регулировала общественные отношения, связанные с организацией государства. Но такие отношения регулируются административным, судоустройственным правом. К тому же функция государственного права не сводится к регулированию отношений, связанных только с организацией государства*1.

_____

*1. См.: Советское государственное право. - Л., 1975. С. 4-5.

А.И. Лепешкин исходил из того, что «в советском обществе исторически сложилось не конституционное, а государственное право, которое, отражая специфику предмета правового регулирования определенной области общественных отношений, вошло в систему социалистического права как ее составная часть... Поэтому нельзя считать спор о замене названия отрасли права другим названием чисто терминологическим спором. По существу это есть спор о характере и содержании правового регулирования, осуществляемого нормами данной отрасли социалистического права»*1. 

_____

*1. См.: Лепешкин А.И. Соотношение государственного права и норм Советской конституции//Советское государство и право. 1971. N 2. С. 102-103.

По мнению Н.А. Богдановой, важное значение в выборе наименования отрасли и науки права имеет качественная оценка основных черт устройства общества и государства, закрепленных в нормах Конституции. Если коротко, то конституционное право Н.А. Богданова связывает с утверждением в данном государстве конституционного строя. «...Качественные признаки демократического государства определяют название отрасли, занимающей ведущее место в его правовой системе, а конституционное право представляет собой качественный этап в развитии государственного права»*1. В условиях изменения приоритетов во взаимосвязи власти и права, когда конституционное воплощение получила идея правового государства, считает данный автор, наименование «конституционное право» более точно отражает предмет рассматриваемых отрасли и науки*2.

_____

*1. Богданова Н.А. К новой концепции преподавания конституционного права// Государство и право. 1994. N 7. С. 12-13.

*2. «Образ правового государства» меняет их ориентацию, уводя от сугубо государствоведческой проблематики (по сути, от государственного строительства) и в большей степени обращаясь к правам и свободам человека и гражданина, институтам гражданского общества (по сути, гуманитарному «общественному» праву). Все это, как и превращение конституции в действующее право, свидетельствует о «повороте к конституционному праву» (Богданова Н.А. Система науки конституционного права. С. 16).

Отмеченные позиции ученых, несомненно, приближают к сути проблемы. В то же время определяющим при оценке наименования науки является вопрос о его системообразующих категориях. В государственном праве такой категорией выступает государство. Если исходить из того, что в конституционном праве главной составляющей является категория конституционного строя, то, очевидно, государствоведение охватывается содержанием науки конституционного права. Нельзя, однако, не заметить, что опубликованные учебники по конституционному праву (вне зависимости от названия дисциплины - конституционное или государственное) собственно государствоведческую проблематику несколько игнорируют, видимо, полагая, что рассмотрение этого круга проблем является прерогативой теории государства и права.

Как известно, в дореволюционном российском государственном праве (а традиция идет из государственного права Германии) составляющей этой отрасли выступала теория государства (сущность, причины происхождения, функции, форма государства, форма государственного устройства и форма правления, государственный режим и государственный механизм, соотношение государства с правом, экономикой и др.). В досоветский период развития отечественного правоведения не было такой дисциплины, как теория государства права, появившейся в 30-е гг. XX в. Все (или почти все), что охватывается предметом теории государства, ранее выступало предметом общего государственного права. Советское правоведение развивалось таким образом, что теория государства выступала составляющей, признаваемой официальной доктриной единой науки теории государства и права. Очевидно, что объединение теории права и теории государства в рамках одной научной (не учебной) дисциплины выглядит искусственным. Возможно, что с развитием государствоведения до уровня самостоятельного научного образования произойдет отпочкование теории права от теории государства. Однако в любой вариации часть государствоведческих вопросов должна входить в предмет как общего, так и национального конституционного права, не сводя эту дисциплину всецело к теории конституции.

В споре о терминах немаловажным оказалось еще одно обстоятельство. В начале последнего десятилетия уходящего ХХ столетия обнаружилось нелицеприятное отношение к государству, его институтам. Слово «государственник» (в истинном его значении) в этой ситуации воспринималось как уничижительное. Критика тоталитарного государства авторитарных режимов в равной мере переносилась на всякое государство. Расхожими стали выражения о том, что государство противостоит праву, что государство - это зло и т.п. Насаждаемый в общественном сознании государственный нигилизм не способствовал упрочению основ легитимности государственной власти, напротив, ограничивал ее возможности в обеспечении права, а следовательно, и конкретных прав и свобод граждан. Через институт юридического образования и, в частности, посредством преподавания общего курса конституционного права представляется возможным в определенной степени оказывать влияние на изменение «имиджа» государства. Сейчас, по прошествии десяти лет, наблюдается другая крайность. Очевидно, важно формировать адекватные представления о государстве, в равной мере способствуя тому, чтобы не ущемлялось его значение и в то же время не превозносилась роль в общественной жизни.

1