§ 2. Прокуратура

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 

В отличие от судебной власти, прокуратура не представляет собой особую, отдельную ветвь государственной власти. В большинстве де­мократических стран ее функция сводится к уголовному преследова­нию совершивших преступление, поддержанию публичного обвинения в суде, осуществлению надзора за законностью предварительного рас­следования и содержания лиц в местах заключения. «Прокуратура обя­зана осуществлять уголовное преследование», — гласит ст. 112 Консти­туции Италии. Этим прежде всего объясняется то, что во многих кон­ституциях и ином конституционном законодательстве этих стран ста­тус и основы организации и деятельности прокуратуры не регулируют­ся, а часто делается отсылка к закону о судопроизводстве или иному закону. Далеко неодинаково решается в различных странах и вопрос о месте прокуратуры в системе органов государственной власти.

В одних странах (США, Япония, Польша и др.) прокуратура вхо­дит в состав министерства юстиции, а министр юстиции одновременно выступает и качестве генерального прокурора. В других странах (Ита­лия, Испания, Бельгия и др.) прокуратура включается в состав маги­стратуры и действует при судах (например, Генеральный прокурор Италии при Кассационном Суде или Генеральный прокурор Нидер-ландов при Верховном Суде). В третьих странах (КНР, Россия, КНДР, Словакия и др.) прокуратура выделяется в отдельную систему. Нако­нец, есть и такие страны (например, Великобритания), где прокуратура вообще отсутствует, а прокурорские функции в необходимых случаях выполняют члены адвокатского корпуса, а в особо важных делах спе­циальное должностное лицо — директор публичных преследований.

В странах СНГ прокуратура является самостоятельным органом государственной власти. Тем не менее ее конституционный статус ха­рактеризуется неоднозначно. Так, в Конституции Грузии (ст. 92) про­куратура определяется как «учреждение судебной власти, которое осу­ществляет уголовно-правовое преследование, надзор за дознанием и исполнением наказания, а также поддерживает государственное обви­нение». Здесь обращают на себя внимание два момента: 1) то, что про­куратура рассматривается как орган судебной власти; 2) то, что в функ­ции прокуратуры не включается осуществление общего надзора за за­конностью. В последнем отношении существенно отличаются положе­ния о прокуратуре и в конституциях Украины и Беларуси, хотя и та и другая помещают их в отдельных разделах и главах, а не внутри разде­ла, главы о правосудии, суде. Если Конституция Беларуси (ст. 125), как и Конституции ряда других стран СНГ, возлагает на прокуратуру обя­занность надзора за точным и единообразным исполнением законов, декретов, указов и иных нормативных актов министерствами и други­ми подведомственными правительству органами, местными предста­вительными и исполнительными органами, предприятиями, организа­циями и учреждениями, общественными объединениями, должност­ными лицами и гражданами, а также надзор за соответствием закону судебных решений, то Конституция Украины (ст. 121), как и консти­туции некоторых других стран СНГ, не предусматривает этого. А в Конституции Казахстана (ст. 83) речь идет даже о том, что прокуратура от имени государства осуществляет, наряду с другими функциями, высший надзор за точным и единообразным применением законов, ука­зов Президента и иных нормативных актов на территории страны.

Во многом по-разному происходит в различных странах и назначе­ние прокуроров. В США, например, федеральные прокуроры назначаются Президентом по представлению генерального атторнея (т.е. ми­нистра юстиции и одновременно генерального прокурора) по совету и с согласия Сената. При этом каждый штат США имеет свою прокурор­скую систему, а ее прокуроров назначает губернатор штата. В Испании генеральный прокурор назначается Королем по предложению Прави­тельства, с учетом мнения Генерального совета судебной власти (ч. 4 ст. 124). В Бразилии генеральный прокурор назначается Президентом после утверждения абсолютным большинством Федерального сената (ст. 128). В Грузии генерального прокурора сроком на пять лет назна­чает парламент по представлению Президента (ст. 93), а в Армении — Президент по представлению премьер-министра. Генеральный проку­рор Туркмении, его заместители и прокуроры областей (велаятов) назначаются Президентом, а другие прокуроры — генеральным прокуро­ром (ст. 112). В Узбекистане генерального прокурора и его заместите­лей назначает и освобождает от должности Президент с последующим утверждением парламентом (ст. 93), а прокурора входящей в страну Республики Каракалпакстан — высший представительный орган этой республики по согласованию с генеральным прокурором Узбекистана; остальные прокуроры назначаются генеральным прокурором (ст. 119). На Украине генеральный прокурор назначается на должность с согла­сия парламента и освобождается от должности Президентом; при этом если парламент выразит недоверие генеральному прокурору, то это влечет его отставку с должности (ст. 122).

В конституциях стран СНГ много общего в регулировании статуса, организации и деятельности прокуратуры, но есть и различия, о части из которых уже говорилось выше. К сказанному следует добавить и то, что если в большинстве конституций (Армении, Грузии, Казахстана) этих стран эти вопросы рассматриваются, как и в Конституции РФ, в главе (разделе) о судебной власти (правосудии, суде), то в Конститу­ции Кыргызстана — в главе об исполнительной власти (разделе о пра­вительстве); в Конституции Украины — в отдельном, самостоятельном разделе; в Конституции Беларуси — в разделе, посвященном совместно с комитетом государственного контроля, в самостоятельной главе о прокуратуре. В ряде стран СНГ (Туркменистан, Беларусь) конститу­ционно закрепляется, что в своей деятельности генеральный прокурор подотчетен Президенту.

1