§ 1. Судебная власть и судебная система

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 

В подлинно демократическом государстве недостаточно иметь де­мократическое законодательство и демократический механизм его применения исполнительной властью. Необходима, как уже отмеча­лось, и демократическая организация и деятельность третьей, судебной власти, призванной своими способами обеспечивать правопорядок и разрешать возникающие в жизни конфликты на основе принципа вер­ховенства права. Без этого государство не может быть действительно демократическим и правовым.

Сущность и функции. Судебная власть, ее органы — неотъемлемая и в то же время своеобразная часть механизма осуществления народо­властия в демократическом государстве, находящаяся в определенном взаимодействии с другими ветвями государственной власти, их орга­нами. Принимая законы, законодательная власть определяет основные принципы организации и общее направление и содержание деятель­ности судебной власти. Исполнительная власть обеспечивает матери­ально-технические основы деятельности судебной власти, подготовку соответствующих кадров и др. При этом, в соответствии с принципом разделения властей, ни законодательная, ни исполнительная власть не могут вмешиваться в практику осуществления правосудия, в судебную деятельность судов. «Юстиция отделена от управления на всех уров­нях», — говорится в Конституции Австрии (ст. 94).

Органы правосудия — независимые органы государственной влас­ти, специфическими средствами и методами в рамках своей компетен­ции регулирующие общественные отношения, защищающие права и свободы человека и гражданина, исходя из принципов законности и справедливости. Конституция Франции (ст. 66) определяет судебную власть в качестве «хранительницы личной свободы». В Конституции Португалии (ч. 1 и 2 ст. 205), например, говорится, что «суды являются органами власти с компетенцией отправления правосудия от имени народа» и что «в отправлении правосудия судам надлежит обеспечивать защиту прав и интересов граждан, охраняемых законом, наказы­вать за нарушения демократической законности и улаживать конфлик­ты общественных и частных интересов». Они — органы государствен­ной власти, решения которых обязательны для всех граждан, долж­ностных лиц и государственных органов. Эти решения и вытекающие из них санкции принимаются от имени государства. Данные общие черты присущи и другим органам государственной власти. Вместе с тем судебной власти и ее органам свойственны и специфические черты, отличающие ее от законодательной и исполнительной властей.

Во-первых, в демократическом государстве судебная власть выпол­няет исключительную, только ей присущую функцию — функцию пра­восудия, которую не могут и не должны выполнять никакие другие органы или лица. Если законодательную власть очень часто осущест­вляют совместно парламент и президент или монарх, а исполнитель­ную — президент или монарх и правительство, то судебную власть — только суды, судьи. «Судебная власть вверяется судьям», — говорится в Основном законе ФРГ (ст. 92). «Судебные функции осуществляются судами, решения которых исполняются от имени греческого наро­да», — отмечается в Конституции Греции (ч. 3 ст. 26). В подавляющем большинстве конституций стран СНГ специально подчеркивается, что правосудие в них осуществляется только (исключительно) судом (су­дами).

Во-вторых, судебная власть осуществляется в особой установлен­ной законом процессуальной форме, в ходе судебного процесса, опира­ющегося на неуклонное соблюдение специальной узаконенной проце­дуры, нарушение которой влечет за собой отмену решения суда. Со­блюдение таких процессуальных форм призвано обеспечить гарантии принятия судом действительно правовых решений, т.е. гарантии пра­восудия. Эти формы и процедуры регулируются соответствующими нормами процессуального права.

В-третьих, судебную власть непосредственно осуществляет не только высший ее орган, но и вся система органов этой власти. Каждое из звеньев этой системы — от низовых до верховных судов — является носителем судебной власти и решает судебные споры совершенно самостоятельно, независимо, руководствуясь только законом и право­сознанием. «Судьи независимы при осуществлении своих судейских обязанностей», — гласит ч. 1 ст. 87 Конституции Австрии. «Судьи не­зависимы и подчиняются только закону», — закрепляется в ч. 1 ст. 97 Основного закона ФРГ. Аналогичные положения, определяющие осо­бый статус судей, прежде всего их независимость и подчиненность только Конституции и закону, содержатся так или иначе в большинстве конституций стран мира. Иногда в них прямо идет речь о том, что гарантом независимости судебной власти является глава государства. Так, в ст. 64 Конституции Франции говорится, что гарантом независи­мости судебной власти является Президент Республики. Аналогичное положение содержится в Конституции Армении (ст. 94). Это опреде­ляет и своеобразие осуществления контроля за деятельностью судов, который может носить только правовой характер, т.е. заключаться в проверке законности судебных решений и соблюдения судами процес­суальных норм их принятия. В соответствии с принципом независи­мости деятельности органов судебной власти такой контроль несовмес­тим с вмешательством законодательных и исполнительных органов в осуществление правосудия.

Осуществление правосудия — главная и основная, но не единст­венная функция судебной власти. В ее рамках: проводится контроль (надзор) за законностью и обоснованностью принятия органами до­знания и следствия мер процессуального принуждения (ареста, обыска и др.); дается толкование правовых норм; официально удостоверя­ются имеющие юридическое значение факты (например, фактических брачных отношений, родства, признания умершим или безвестно от­сутствующим и др.); осуществляется предусмотренное законом огра­ничение правосубъектности граждан (например, признание лица не­дееспособным); судебный надзор за решением судов и др. Но это, не­сомненно, сравнительно менее важные и менее широкие функции су­дебной власти.

Деятельность судов по разрешению правовых споров называется юрисдикционной, а предметные и пространственные рамки этой дея­тельности — юрисдикцией (oт лат. jurisdictio — судебное разбирательст­во, судебный округ). Совокупность судов и их деятельность обычно именуются юстицией (от лат justitia — справедливость). В зависимос­ти от предмета и направления их деятельности различают, с одной стороны, суды общей и специальной юрисдикции; а с другой — консти­туционную, административную и другие юстиции. В части стран для совокупного обозначения судей, прокуроров при судах и судебных сле­дователей используется такое понятие, как магистратура, что нередко находит свое отражение и в их конституциях. В состав магистратуры не входят другие государственные служащие, работающие в судах (на­пример, секретари судебных заседаний, работники канцелярий судов и др.).

Формирование и статус. В большинстве стран судьи назначаются, но само назначение происходит в разных странах по-разному. В одних странах такое назначение осуществляет глава государства; в других — глава государства по представлению правительства; в третьих — парла­мент или его палата по представлению главы государства или прави­тельства; в четвертых — правительство; в пятых — совет магистратуры (т.е. орган судейского самоуправления) по конкурсу и т.д. В некоторых странах судьи избираются либо непосредственно гражданами или со­ответствующими представительными органами (чаще всего судьи ни­зовых судов), либо представительными органами (судьи вышестоящих судов). В США принципы выборности и назначаемости судей сочета­ются: судьи Верховного Суда назначаются Президентом по совету и с согласия Сената, а в большинстве штатов судьи избираются гражда­нами.

Мировые судьи и судьи трибуналов назначаются непосредственно Королем, гласит ст. 15 Конституции Бельгии. Аналогичное положение содержится в Конституции Нидерландов (ст. 117). В Греции, Ирлан­дии, Армении, Туркменистане и др. судьи назначаются Президентом. В Мексике (ст. 96—97) члены Верховного Суда назначаются Президен­том, но это назначение подлежит одобрению Палаты сенаторов; а ок­ружные и районные судьи назначаются Верховным Судом страны. В Австрии судей назначают Президент или уполномоченный им компе­тентный федеральный министр по представлению Правительства (ст. 86). В Конституции Италии (ст. 105—106) говорится, что назначе­ние магистратов производится по конкурсу Высшим советом магистра­туры. То же положение содержится в Конституции Португалии (ст. 219). В Кыргызстане (ст. 80) судьи Конституционного Суда и Выс­шего Арбитражного Суда избираются парламентом по представлению Президента, а судьи местных судов назначаются Президентом с согла­сия парламента. На Украине первое назначение на должность профес­сионального судьи осуществляется на пять лет Президентом, а все дру­гие судьи, кроме судей Конституционного Суда, избираются парламен­том бессрочно (ст. 128). В Польше судьи назначаются на неопределен­ный срок Президентом по предложению Всепольского судебного Сове­та (ст. 179).

Для статуса судей характерно признание и обеспечение их незави­симости (о чем уже говорилось выше), неприкосновенности, несменя­емости, несовместимости их функций с занятием иных публичных должностей, с участием в политических объединениях и т.д. Конститу­ция Италии (ст. 104) устанавливает, что «магистратура автономна и независима от всякой другой власти». В Конституции Испании (ст. 117) говорится, что судьи «независимы, несменяемы, ответственны перед законом и подчиняются только закону»; они не могут быть от­странены от должности, уволены в отставку, переведены с одной долж­ности на другую или на пенсию, кроме как на основании причин и с соблюдением условий, предусмотренных законом. Статья 152 Консти­туции Бельгии гласит: «Судьи назначаются пожизненно. Они уходят в отставку по достижению установленного законом возраста и получают пенсию, предусмотренную законом. Никакой судья не может быть от­правлен в отставку или отстранен от должности иначе как по судебно­му решению. Перемещение судьи может иметь место только в связи с новым назначением и с его согласия». Аналогичные положения содержатся и в конституциях многих других стран.

В Конституции Армении (ст. 98) устанавливается, что судьи не могут занимать другую государственную должность или выполнять иную оплачиваемую работу, кроме научной, педагогической и творчес­кой; они не могут являться членами какой-либо партии или заниматься политической деятельностью. Аналогичное положение содержит и Конституция Грузии (ст. 86), в которой также закрепляется неприкос­новенность судьи (ст. 87), в соответствии с которой недопустимы привлечение его к уголовной ответственности, задержание или арест, лич­ный обыск, обыск рабочего места, машины, жилища без согласия Пред­седателя Верховного Суда страны (за исключением случаев задержа­ния на месте преступления). Статья 178 (ч. 3) Конституции Польши содержит следующее положение: «Судья не может принадлежать к политической партии, профессиональному союзу, вести публичную де­ятельность, несовместимую с принципами независимости судов и независимости судей».

При назначении или избрании судей к кандидатам на эту долж­ность обычно предъявляются особые, достаточно высокие требования и условия. Помимо понятных условий наличия гражданства страны и гражданской правоспособности, часто выдвигаются требования высо­конравственного поведения, обладания жизненным опытом (возрас­тной ценз), наличия необходимой профессиональной подготовки (выс­шее юридическое образование, определенный стаж работы по специ­альности) и др. В ряде стран (например, в Италии, Польше, Греции) кандидаты на должность судьи должны пройти предварительную ста­жировку, сдать ряд экзаменов и т.д.

Обычно эти вопросы регулируются в специальном законодательст­ве, положениях и т.д., но в некоторых конституциях и по этим вопросам содержатся определенные конкретные требования. Так, Конституция Бразилии (ст.101) устанавливает, что судьями Федерального Верхов­ного Суда могут быть граждане старше 35 лет и моложе 65 лет, с доста­точными знаниями в области права и незапятнанной репутацией, а Конституция Мексики (ст. 95) — что для избрания членом Верховного Суда страны необходимо быть мексиканским гражданином по рожде­нию, обладать всеми политическими и гражданскими правами; быть ко дню избрания не старше 65 и не моложе 35 лет; иметь высшее юриди­ческое образование, удостоверенное дипломом, выданным не менее чем за пять лет до избрания; иметь хорошую репутацию и не быть осужден­ным за преступление, которое влечет тюремное заключение на срок более одного года; не совершать преступления, связанного с хищением имущества, мошенничеством, подлогом, злоупотреблением доверия и другими преступлениями, которые серьезно дискредитируют в обще­ственном мнении данное лицо независимо от характера наказания; про­живать в стране в течение последних пяти лет. Часть 1 ст. 86 Консти­туции Грузии предусматривает, что судьей может быть гражданин страны, достигший 30 лет, имеющий высшее юридическое образование и не менее чем пятилетний опыт работы по специальности.

Судебные системы. Своеобразие организации судебной власти в различных странах находит свое выражение прежде всего в различных моделях их судебных систем. Обычно государственные судебные сис­темы — это сложные разноуровневые иерархические структуры, в ко­торые входят различные виды автономных судов, находящиеся в более или менее тесной и разветвленной взаимосвязи. Для стран с англосак­сонской правовой системой типична единая система судов, возглавляе­мая единым верховным судом, на который выходят различные ветви судебной власти. В отличие от этого, для стран континентально-европейской (романо-германской) правовой системы свойственна поли­системность в организации судебной власти, ибо в них отсутствует единая система судов, а существует несколько специализированных и автономных систем судов, каждая из которых имеет свои высшие суды. Основной закон ФРГ, например, наряду с Федеральным Конституци­онным судом, предусматривает создание еще пяти высших судов для отправления правосудия в области общей, административной, финан­совой, трудовой и социальной юрисдикции: Федеральной судебной палаты, Федерального административного суда, Федерального финан­сового суда, Федерального трудового суда и Федерального социально­го суда (ст. 95). Конституция Бразилии (ст. 92) говорит о следующих органах судебной власти: Федеральный Верховный Суд; Высший Суд Правосудия; Федеральные региональные суды и федеральные судьи; Рабочие суды и рабочие судьи; Избирательные суды и избирательные судьи; Военные суды и военные судьи; суды и судьи штатов, федераль­ного округа и территорий.

Основы правосудия. В конституциях обычно закрепляются важ­нейшие правовые основы, принципы не только организации, но и дея­тельности органов правосудия, т.е. судебного процесса. Важнейшими конституционными принципами осуществления правосудия в демо­кратических странах являются: а) независимость судей и подчинение их только закону, о чем уже говорилось выше; б) гласность, публич­ность, открытость суда, судебных заседаний (за редким исключением закрытых заседаний суда); в) состязательность судебного процесса, оз­начающая вынесение решения суда на основе взвешивания аргументов за и против в споре сторон; г) доступность суда, согласно которой любое лицо должно иметь право и возможность обратиться в суд для защиты его прав и интересов, а любые ограничения здесь недопустимы; коллек­тивность рассмотрения дел и принятия решения по ним (за исключе­нием единоличного отправления правосудия судьей по малозначитель­ным делам), что обеспечивает большую объективность решений судов; возможность обжалования и пересмотра судебного решения на основе апелляции, кассации, ревизии; ведение судопроизводства на языке, до­ступном для сторон, или с обеспечением переводчика; и др.

Приведем в этой связи несколько конституционных установлении. «Никто не может быть лишен своего законного судьи», — гласит ч. 2 ст. 83 Конституции Австрии, а ч. 1 ст. 90 устанавливает, что разбира­тельство гражданских и уголовных дел проводится устно и гласно (ис­ключения определяются законом); ст. 91 этой же Конституции закреп­ляет, что «народ должен участвовать в отправлении правосудия и что по делам о перечисленных в законе преступлениях, за которые может быть назначено суровое наказание, а также по делам о всех политичес­ких преступлениях и проступках вопрос о виновности обвиняемого решают присяжные. В Конституции Бельгии отмечается, что заседания судов публичны, если только их публичность не представляет опаснос­ти для порядка или нравов; по делам о политических преступлениях и преступлениях прессы решение о закрытости заседания может быть принято только единогласно (ст. 148). Любое судебное решение явля­ется мотивированным; оно объявляется в публичном заседании (ст. 149). Суд присяжных установлен по всем уголовным делам, поли­тическим преступлениям и преступлениям прессы (ст. 150). Конститу­ция Беларуси (ст. 129) так определяет основные принципы судопрои­зводства: 1) законность; 2) равенство всех участников судебного про­цесса перед законом и судом; 3) обеспечение доказанности вины; 4) со­стязательность сторон и свобода в предоставлении ими суду своих доказательств и в доказывании перед судом их убедительности; 5) под­держание государственного обвинения в суде прокурором; 6) обеспече­ние обвиняемому права на защиту; 7) гласность судебного процесса и его полная фиксация техническими средствами; 8) обеспечение апел­ляционного и кассационного обжалования решения суда, кроме случа­ев, установленных законом; 9) обязательность решений суда.

1