§ 2. Конституционные основы социальной системы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 

Формирование и утверждение в демократических странах социаль­ных государств привело к значительному расширению конституцион­ного регулирования основных принципов социальной жизни и соци­альной политики. Сегодня государство берет на себя решение многих социальных задач. Это относится прежде всего к проблемам охраны брака и семьи, развития образования и здравоохранения, отношений между трудом и капиталом, жизненного уровня населения, социально­го обеспечения, безработицы, межнациональных отношений, экологи­ческой безопасности, охраны жизни людей и др. Вместе с тем в демократических странах рыночной экономики исходят из того, что госу­дарство не может и не должно брать на себя решение всех социальных задач, многие их которых должны решаться самим гражданским обще­ством или на основе его сотрудничества с государством.

Брак и семья. Исходя из того, что семья является важнейшей со­циальной ячейкой общества, конституции многих стран обращают осо­бенно серьезное внимание на охрану семьи, брака, материнства, детст­ва, равноправия мужа и жены и др. «Брак и семья, — говорится в Ос­новном законе ФРГ (ст. 6), — находятся под особой защитой государ­ства Уход за детьми и воспитание их является естественным правом родителей и первейшей их обязанностью. Деятельность родителей осу­ществляется под наблюдением государства... Каждая мать имеет право на защиту и поддержку общества. Внебрачным детям обеспечиваются в законодательном порядке условия для физического и умственного развития, а также гарантируется положение в обществе наравне с деть­ми, родившимися в браке». Конституция Греции (ст. 21) также заявляет, что семья как фундамент сохранения и развития нации, а также брак, материнство и детство находятся под охраной государства.

А вот как высоко оценивается роль семьи в Конституции Ирландии (ст. 41): государство признает семью как естественный первоисточник и объединяющую основу, а также как нравственный институт, обла­дающий неотъемлемыми и неотчуждаемыми правами, предшествую­щими всякому позитивному праву и высшими по отношению к нему; государство гарантирует защиту семьи, ее организацию и авторитет как необходимую основу социального порядка, незаменимую для процветания народа и государства; в частности, государство признает, что женщина ее домашней жизнью оказывает государству поддержку, без которой нельзя достигнуть общего блага; государство должно прила­гать усилия к тому, чтобы матери не были вынуждены экономической необходимостью заниматься работой в ущерб их домашним обязаннос­тям; государство берет на себя обязательство с особой тщательностью охранять институт брака, на котором основана семья, и защищать его от нападок. И далее устанавливается, что расторжение брака судом возможно только при выполнении ряда жестких условий, в том числе при условии отдельного проживания супругов в общей сложности не менее пяти предшествующих лет со дня возбуждения процедуры развода.

Интересна также позиция Конституции Португалии (ст. 68 и 69), где говорится, что отцы и матери имеют право на защиту со стороны общества и государства в выполнении своей незаменимой роли по от­ношению к детям, в частности в том, что касается совмещения воспи­тания детей с обеспечением профессиональной самореализации и учас­тия в гражданской жизни страны; материнство и отцовство представ­ляют собой выдающиеся общественные ценности; трудящиеся женщи­ны имеют право на особую защиту во время беременности и после родов, включая освобождение от работы на соответствующий период без потери вознаграждения или каких-либо выгод; дети пользуются защитой со стороны общества и государства в целях их гармоничного развития; дети, особенно сироты и беспризорные, пользуются особой защитой со стороны общества и государства от всех форм дискриминации и угнетения, злоупотребления властью в семье и в других общест­венных институтах.

Экология, здравоохранение, социальное обеспечение. В связи с резким обострением проблемы охраны окружающей среды, поставив­шим под угрозу само существование человека, современные конститу­ции подавляющего большинства стран за последние десятилетия стали закреплять общие принципы экологической политики. Они провозглашают одним из важных направлений деятельности государства обеспе­чение сохранения и улучшения окружающей среды и обязывают пред­приятия, учреждения и организации, а также отдельных лиц строго соблюдать требования экологической безопасности и рационального природопользования. Интересно, что в принятых непосредственно после войны конституциях (например, в конституциях Италии 1947 г., ФРГ 1949 г. и др.) эти вопросы еще не затрагивались, а в конституциях, принятых в последующие десятилетия, они уже отражаются. Это тесно связано с обеспечением государством права на здоровую окружающую среду, закрепляемого во многих современных конституциях. Не случайно эти вопросы очень часто регулируются в разделе прав человека и гражданина. Указанные конституции обычно включают в этой связи положения о том, что охрана природной среды является обязанностью государства и одновременно всех граждан (например, ст. 24 Конститу­ции Греции 1975 г.; ст. 21 Конституции Нидерландов 1983 г.; ст. 9 и 66 Конституции Португалии 1976 г. и др.).

Конституция Испании 1978 г. (ст. 45) устанавливает, что все имеют право на благоприятную для развития человека окружающую среду и обязаны ее сохранять; органы власти следят за рациональным исполь­зованием всех природных ресурсов в целях сохранения и улучшения качества жизни, а также охраны и восстановления окружающей среды, опираясь при этом на необходимую коллективную солидарность; лица, нарушившие эти положения, подлежат по закону уголовной и админи­стративной ответственности и обязаны возместить причиненный ущерб.

Еще более широко и подробно говорит об этом Конституция Пор­тугалии (ст. 66). В ней указывается, что все имеют право жить в здоро­вой среде, в условиях экологического равновесия и обязаны защищать эту среду. Государство обязано через собственные органы, а также опи­раясь на народную инициативу и поддержку: предупреждать и контро­лировать загрязнение окружающей среды и его последствия; благоу­страивать и содействовать благоустройству территории с учетом наци­онального размещения производительных сил, сбалансированного со­циально-экономического развития и сохранения ландшафтов в условиях биологического равновесия; создавать и обеспечивать развитие заповедников и естественных парков, парков отдыха, а также классифицировать и охранять природные достопримечательности с тем, чтобы гарантировать сохранность природы и культурных ценностей, представляющих исторический и художественный интерес; развивать рациональное использование природных ресурсов, сохраняя их спо­собность к обновлению и экологической устойчивости.

Закрепляя право на охрану здоровья, конституции многих стран определяют и задачи государства в этой области. Это особенно замет­но в тех конституциях, где принципам социально-экономической по­литики государства отводится серьезное место. В Конституции Испа­нии, например, признается указанное право и в то же время устанавливается, что к ведению органов власти относятся организация и ру­ководство общественным здравоохранением посредством приведения профилактических мер, а также оказание необходимых услуг и помо­щи; эти органы способствуют развитию санитарного просвещения, физкультуры и спорта, а также способствуют правильному использо­ванию досуга.

В Конституции Италии (ст. 32) говорится, что республика охраня­ет здоровье как основное право личности и основной общественный интерес и гарантирует бесплатное лечение для неимущих. Конститу­ция Португалии (ст. 64) отмечает, что для обеспечения права на охрану здоровья государству прежде всего надлежит: гарантировать право всех граждан, независимо от их материального положения, на профилакти­ческое обследование, лечение и последующее восстановление здоро­вья, обеспечить рациональное и эффективное размещение медицин­ских учреждений и больниц по всей стране, ориентироваться на социализацию расходов на здравоохранение и фармацевтику; упорядочить и контролировать предпринимательскую и частную деятельность в об­ласти здравоохранения, объединяя ее с национальной службой здоро­вья; упорядочить и контролировать производство, торговлю и исполь­зование химических, биологических и фармацевтических изделий и других средств лечения и диагностики.

В большинстве современных демократических конституций фик­сируется право на социальное обеспечение и задача помощи и защиты слабых общественных групп. Еще в действующей преамбуле Консти­туции Франции 1946 г. говорилось, что «всякое человеческое существо, которое по возрасту, физическому или умственному состоянию, эконо­мическому положению неспособно работать, имеет право получить от общества средства, необходимые для своего существования». Пенсии могут быть трудовые и социальные. Первые выплачиваются государст­вом по достижении определенного возраста (обычно 60—65 лет для мужчин и 55—60 лет для женщин) и при наличии трудового стажа (20—25 лет для женщин и 25—30 лет для мужчин); при неполном тру­довом стаже выплачиваются частичные пенсии. Для выплаты пенсий создается пенсионный фонд из бюджетных средств, отчислений пред­приятий, а часто и из добровольных налоговых отчислений от зарпла­ты. Социальные пенсии предназначены для инвалидов, воспитания малолетних детей, в случае потери кормильца и т.д.

Исходя из этого, конституции указанных стран закрепляют место и роль государства в этой области. Конституция Испании (ст. 41) оп­ределяет, что органы власти поддерживают государственную систему социального страхования, обеспечивающую всем гражданам необходи­мую помощь и социальные услуги, прежде всего при безработице. И далее ст. 50 гласит, что органы власти гарантируют гражданам в ста­рости экономический уровень жизни не ниже установленного миниму­ма посредством предоставления пенсий достаточных размеров с пери­одической индексацией; государство способствует также их благополу­чию, независимо от семейного положения, посредством системы соци­альных служб, предназначенных для разрешения специфических про­блем граждан в области здоровья, жилья, культуры и досуга. Статья 38 Конституции Италии, в частности, указывает, что каждый гражданин, неспособный к труду и лишенный необходимых средств к существова­нию, имеет право на поддержку и социальное обеспечение; трудящиеся имеют право на то, чтобы для них были предусмотрены и обеспечены средства, соответствующие их жизненным потребностям, на случай несчастья, болезни, инвалидности, старости и независящей от них без­работицы.

Конституция Португалии (ст. 63) устанавливает: все имеют право на социальное обеспечение; государство должно организовать, коорди­нировать и субсидировать единую и децентрализованную систему со­циального обеспечения с согласия и с участием профсоюзных и иных организаций, представляющих трудящихся, и объединений, представляющих других лиц, пользующихся социальным обеспечением; при­знается право учреждения частных некоммерческих организаций соци­альной солидарности с целью достижения социального обеспечения; система социального обеспечения будет защищать граждан в случае болезни, старости, инвалидности, вдовства и сиротства, так же как при безработице и во всех других обстоятельствах при потере или умень­шении средств к существованию или снижении трудоспособности; все время работы будет учтено, согласно закону, при расчете пенсии по возрасту и инвалидности независимо от сектора, в рамках которого осуществлялась трудовая деятельность. Помимо этого конституция оп­ределяет основы политики государства по отношению к инвалидам (ст. 71) и престарелым (ст. 72). В последнем случае речь идет о том, что престарелые имеют право на материальную обеспеченность и на такие условия жизни, проживания в семье и местном сообществе, которые позволяли бы избегать и преодолевать изоляцию и социальную отвер­женность; что политика в отношении престарелых включает меры эко­номического, социального и культурного характера, направленные на предоставление престарелым возможностей личной самореализации путем активного участия в жизни сообщества.

Социальная структура, занятость и межнациональные отноше­ния. В конституциях экономически развитых демократических стран социальная структура общества не закрепляется, в отличие от консти­туций бывших и нынешних «социалистических» стран, где, как прави­ло, она строго определялась на основе подразделения общества на ра­бочий класс, класс кооперированного крестьянства и социальный слой интеллигенции при ведущей роли первого и признания тенденции к стиранию социальных различий между ними и достижения в перспек­тиве полной социальной однородности. Но регулирование основ соци­альных отношений между трудом и капиталом нередко занимает замет­ное место и в этих конституциях. Главное здесь — утверждение и защи­та отношений социального партнерства и сотрудничества между тру­дящимися и работодателями, принципы и общие пути урегулирования возникающих трудовых споров и конфликтов и недопущение социаль­ных взрывов на этой почве. Многие такие конституции прямо предус­матривают право трудящихся на защиту от безработицы, на забастовку и др.

Важно при этом отметить, что речь идет не о закреплении тех или иных привилегий какого-то класса или иной части общества, а об общем подходе ко всем трудящимся, ко всем потребителям, ко всем гражданам и т.д. Будучи ориентированными не на социальное разделе­ние общества, а на его объединение, сплочение и достижение социаль­ного согласия, эти конституции не фиксируют на конституционном уровне имеющиеся социальные различия, а опираются на «средний класс». В некоторых из них (например, ст. 10 Конституции Бельгии, ст. 83 Конституции Дании, ст. 15 Конституции Финляндии, ст. 40 Кон­ституции Ирландии, ст. 11 Конституции Люксембурга и др.) прямо заявляется, что в государстве нет никаких сословных различий, что оно не должно устанавливать дворянских званий, а в Конституции Австрии (ст. 7) говорится, что привилегии в зависимости, в частности, от клас­совой принадлежности исключаются.

В Конституции Испании (ст. 37) признается право трудящихся и предпринимателей на трудовой конфликт и указывается на то, что закон обеспечивает разрешение трудовых споров между представите­лями трудящихся и предпринимателями, а также правовую силу их соглашений. Конституция Италии говорит, что право на забастовку осуществляется в рамках закона, регулирующего это право (ст. 40) и что профсоюзы могут заключать коллективные трудовые договоры, имеющие обязательную силу для всех лиц, принадлежащих к тем кате­гориям трудящихся, которых касаются эти договоры (ст. 39). Консти­туция Португалии гарантирует трудящимся безопасность в сфере за­нятости и запрещает увольнения без справедливой причины или по политическим или идеологическим мотивам (ст. 53); закрепляет право трудящихся создавать комиссии для защиты своих интересов и для участия в управлении делами предприятия на демократических нача­лах (ст. 54); право профсоюзов заключать коллективные трудовые договоры (ст. 56); право на забастовку и запрещает локаут (ст. 57).

В конституциях прежде всего полиэтничных стран видное место занимает проблема регулирования межнациональных отношений и статуса национальных меньшинств. Важнейшее значение здесь имеет закрепление полного и последовательного гражданского и националь­ного равноправия, свободного развития разных народов и их языков, национальных меньшинств, без чего не может быть демократического общества и государства. Статья 8 Конституции Австрии, например, устанавливает, что признание немецкого языка государственным язы­ком республики не должно ущемлять права языковых меньшинств, предоставленные им федеральным законодательством. В Конституции Финляндии, где шведы составляют около пяти процентов населения, государственными языками признается не только финский, но и швед­ский языки и обеспечивается забота о том, чтобы права как финского, так и шведского населения защищались в одинаковой мере. «Государ­ство, — говорится здесь же, — содействует удовлетворению культур­ных и экономических потребностей финского и шведского населения в равной мере». В Конституции Швеции (§ 2 гл. 1) говорится, что будет поощряться право этнических, языковых и религиозных меньшинств сохранять и развивать собственную культурную и общественную жизнь.

В ряде стран используются различные формы национально-куль­турной и национально-территориальной автономии, а в отдельных слу­чаях и национально-территориальной федерации. Так, провозглашая нерушимое единство испанской нации, единство и неделимость отече­ства всех испанцев, Конституция Испании (ст. 2) вместе с тем признает и гарантирует право на автономию для национальностей и регионов, ее составляющих, и солидарность между ними. Из 17 регионов Испании четыре (Андалузия, Галисия, Каталония и Страна Басков) пользуются особо широкой автономией. В преамбуле Конституции этой страны говорится о стремлении обеспечить испанцам и народам Испании раз­витие их культуры и традиций, языков и институтов. Статья 3 этой Конституции, закрепляя за кастильским языком статус официального государственного языка, в то же время указывает, что остальные языки Испании являются также официальными в соответствующих автоном­ных сообществах согласно их статутам. И далее: богатство языков и разнообразие диалектов Испании является частью ее культурного на­следия и пользуется особым уважением и защитой. Различные формы национальной автономии применяются и во многих других странах, в том числе и в России, Китае, Австрии, Италии, Финляндии, Дании, Грузии, Узбекистане, на Украине и др.

В России, Бельгии, Швейцарии, Индии, Канаде, Югославии и ряде других стран в государственном строительстве используется принцип национально-территориального федерализма, позволяющий гармонизировать интересы страны в целом и входящих в нее народов и решать сложные национальные и национально-языковые проблемы. В Конституции Бельгии (ст. 1—5), например, говорится, что Бельгия как федеративное государство состоит из трех сообществ (Француз­ское, Фламандское и Германоязычное) и трех регионов (Валлонский, Фламандский и Брюссельский), а также из четырех лингвистических регионов (французского языка, нидерландского языка, двуязычного (Брюссель — столица) и немецкого языка). Статья 11 при этом уста­навливает, что пользование правами и свободами, признанными за бельгийцами, должно быть обеспечено без дискриминации, а ст. 30 — что употребление принятых в Бельгии языков носит необязательный характер; оно может регулироваться лишь законом и только в отно­шении актов органов государственной власти и для судопроизводства. В свое время принцип национально-территориального федерализма закреплялся в конституциях бывших СССР, Югославии и Чехосло­вакии. Подробно о всем комплексе этих вопросов речь пойдет в гл. 8 данного учебника.

Права потребителя. В конституциях ряда стран за последние де­сятилетия специально выделяется еще одна немаловажная социаль­ная проблема — защита прав потребителя, значение которой все боль­ше возрастает в связи с непрерывным усложнением техники и техно­логии современного производства, использованием различных заме­нителей, случаями производства и экспорта недоброкачественных и даже опасных для здоровья продуктов питания и других товаров мас­сового спроса. В связи с этим не только обычное законодательство, но и конституции Испании, Португалии, Бразилии, Перу и других стран содержат специальные нормы, направленные на предотвращение об­мана потребителя. Конституция Испании (ст. 51) гласит, что органы власти гарантируют защиту потребителей и пользователей, обеспечи­вая действенными способами их безопасность, здоровье, а также их законные экономические интересы; они способствуют распростране­нию информации среди потребителей и пользователей, а также их просвещению, поощряют их организации и осуществление ими права обращаться в органы власти на условиях, предусмотренных законом; в соответствие с этим закон регулирует внутреннюю торговлю и по­рядок выдачи разрешения на производство товаров. Статья 60 Кон­ституции Португалии также специально посвящена правам потреби­теля. В ней говорится: потребители имеют право на качественность потребляемых товаров и услуг, на получение образования и инфор­мации, на охрану здоровья, на безопасность и на защиту своих эконо­мических интересов, а также на возмещение ущерба; реклама регули­руется законом, при этом запрещается скрытая, косвенная или заве­домо ложная реклама; объединения потребителей и потребительские кооперативы имеют право, согласно закону, на поддержку со стороны государства, на то, чтобы их заслушали по вопросам, связанным с защитой потребителей. К числу первоочередных обязанностей госу­дарства Конституция (ст. 81) относит и охрану интересов потреби­теля.

1