§ 2. Наука о конституционном праве зарубежных стран

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Развитие знаний о конституционном праве. В отличие от действу­ющего конституционного права наука о нем — это не совокупность норм, а рассуждения, гипотезы, выводы ученых. Материально она представле­на не законами и другими правовыми актами, а огромным количеством книг, статей, докладов на многих языках мира. Наука изучает действие

19

 конституционного права, реализацию его норм, обнаруживает законо­мерности его развития, формулирует практические советы с целью со­вершенствования норм и конституционно-правовых отношений. Она изучает историю науки, теории, их развитие. Наука конституционного права едина. Если ученые не следуют каким-то заранее установленным догмам, подгоняя под них свои взгляды, то даже ошибочные их рассужде­ния могут быть полезны для научной дискуссии.

Исследование конституционного права зарубежных стран — это изу­чение определенных сторон мирового опыта. Оно помогает отобрать, усовершенствовать, применить на практике те модели конституционного регулирования, которые оказались эффективными в сходных условиях, и отказаться от институтов, оказавшихся непродуктивными или не соот­ветствующими общечеловеческим ценностям.

Наука конституционного права прошла длительный путь развития. При своем возникновении она была тесно связана (да и сейчас связана) с философией, социологией, политологией, религиоведением. Ее отпо­чкование в самостоятельную научную отрасль произошло позже, чем некоторых других юридических наук (например, гражданского, уголов­ного права), хотя процесс выделения новых юридических дисциплин про­должается и сейчас (например, экологическое право).

Первоначально некоторые идеи конституционного значения (об уст­ройстве общества и государства) были высказаны в сочинениях писате­лей древнего мира (греческих мыслителей — Платона, Аристотеля и др., римских авторов — Цицерона, Гая и др.), хотя в то время ни самого конституционного права, ни науки о нем еще не было. В средние века также публиковались работы, содержащие отдельные рассуждения, свя­занные с проблемами конституционного права (например, сочинения Фомы Аквинского). Сюда можно отнести и произведения некоторых му­сульманских юристов, переиздаваемые в наши дни (например, труд аль-Маварди о властных нормах, династическая теория развития общества Ибн Хальдуна).

Становление основных идей конституционного права, зарождение соответствующей науки связано с периодом крушения феодального абсо­лютизма и деятельностью блестящей плеяды просветителей (главным образом в Великобритании; Франции, США). Представители «третьего сословия» и выразители общенародных интересов Г.Гроций, Ш.-Л. Мон­тескье, Д.Локк, Ж.-Ж. Руссо и другие сформулировали многие положе­ния, которые легли в основу современного конституционного права (о народном суверенитете, разделении властей, естественных и неотчужда­емых правах человека, парламентаризме, ответственном правительстве и др.). Эти идеи нашли воплощение в первых конституционных докумен­тах: в Декларации независимости США 1776 г., конституции США

20

 1787г во французской Декларации прав человека и гражданина 1789г., в польской конституции 1791 г.

В XIX в. большое влияние на развитие науки конституционного права оказали труды У.Беджгота, А.Дайси в Великобритании, Ж.-П. Эсмена во Франции, В.Лабанда в Германии, У.Уиллоуби в США. В середине XIX в. зародилось также марксистское направление в изучении конституцион­ного права. В те времена и долго после этого это направление носило преимущественно критический и прогностический характер (предсказа­ния о будущем обществе и государстве при грядущем социализме), хотя в работах его основателей и последователей, в частности по конституци­онным вопросам, правильно анализировались некоторые негативные сто­роны как авторитарных порядков, так и существовавших в то время буржуазно-демократических режимов. Однако на развитие конституци­онного права и официальной науки это направление в те времена не оказало сколько-нибудь заметного влияния.

В конце XIX — начале XX в. заметный вклад в развитие конституци­онного права внесли французы Л.Дюги (концепция солидаризма), М.Ориу (институционализм), итальянцы В.Орландо (министериализм), В.Парето и Г.Моски (теория элит, корпоративизм), американцы Д.Брайс и С.Лоу (теории демократизации), немцы Г.Еллинек (юридическая школа), Макс Вебер (легитимация власти), хотя некоторые из них были по профессии не юристами, а экономистами, политологами. Сохраняя прежние подходы, многие из названных авторов давали им новое толко вание, выступали за ограничение роли парламента и усиление исполни тельной власти, формулировали идеи корпоративной демократии, «коло ниального государства», иногда в их работах содержались зачатки кон цепции «рационализированного парламентаризма».

В настоящее время известными представителями зарубежной науки конституционного права являются: во Франции — Ж.Бюрдо, М.Дювер-же, Б.Шантебу, Д.Лаврофф (занимавшийся, в частности, проблемами развивающихся стран), П.Гонидек (также известный работами о разви­вающихся странах), Ж.Конак; в Великобритании это Д.Макинтош, Д.Маршалл, П.Бромхед, А.Дженнингс (также занимавшийся новыми проблемами развивающихся стран); в США — Л.Трайб, Д.Эптер, Ш.Х. Нахмод, С.Хантингтон; в Канаде — Ф.Снайдер; в Италии — Дж. ди Верготти; в Германии — К.Хессе, К.Штайн, К. фон Бойме, Ф.Иен-зее, П.Кирххоф, Т.Маунц и др. Здесь перечислены, конечно, далеко не все известные ученые.

Представляют интерес также исследования, созданные в странах Ла­тинской Америки. Известны труды мексиканского ученого Ф.Тена Рами-реса, аргентинца С.В. Линареса Кинтаны, колумбийца Л.К. Сачика.

Работы по конституционному праву (часто вместе с политологией)

21

 изданы в ряде арабских стран Известны произведения ливанца Зухди Йакана, египтян Мухаммеда Камаля Лейлы, Мухсина Халила и Усмана Халила, а также Нимата ас-Сайда (Ирак)

Начиная с середины XX в в связи с появлением на месте прежних колоний новых государств появляются и местные исследования по кон­ституционному праву этих стран Особенно много работ было издано в Индии (труды А Сена, Д Басу, Р Котхари и др ), в Нигерии опубликовано несколько монографии Б Нвабуезе, в Уганде — работы Г Каньеихамбы, в Кении — Г Гичери, в Кот д'Ивуаре — Л Силлы и др

Много работ по конституционному праву зарубежных стран было опубликовано учеными стран тоталитарного социализма — представите­лями марксистско-ленинского направления О принципиальных чертах этого подхода будет сказано ниже Здесь же отметим лишь, что в России ранние работы подобного рода были написаны В Н Дурденевским, Г С Гурвичем, И Д Левиным, позже — И П Траининым В дальнейшем исследованиями конституционного права зарубежных стран занима­лись правом капиталистических, или, как долгое время это называлось, буржуазных, стран — М А Крутоголов, Б С Крылов, Н С Крылова, В В Маклаков, А А Мишин, Б А Страшун, Б А Стародубский, В А Ту­манов, Ю П Урьяс, правом так называемых зарубежных социалистичес­ких стран — Л Д Воеводин, Д Л Златопольский, Б А Страшун, НП Фарберовидр Над проблемами конституционного права развиваю­щихся стран плодотворно работали Л М Энтин, Ю А Юдин Здесь, ра­зумеется, названы далеко не все авторы, внесшие весомый вклад в разра­ботку конституционно-правовых проблем

Основные направления и школы, в современной науке конститу­ционного права В настоящее время в этой науке существуют два основ­ных направления Условно их можно назвать радикалистским и либе­ральным Радикалистское направление представлено в основном рабо­тами ученых-марксистов (в ленинском, большевистском толковании марксизма), произведениями так называемых революционных демокра­тов, отстаивающих социалистическую ориентацию развивающихся стран, и сочинениями левых радикалистов Авторы, принадлежащие к этому направлению, рассматривают конституционное право с позиции классовой борьбы и нередко'— с позиций диктатуры определенного клас­са или блока классов Правда, эти классы в понимании различных груп­пировок данного направления неодинаковы У марксистов-ленинцев это рабочий класс (в настоящее время и здесь вносятся поправки говорится о диктатуре народной демократии) Революционные демократы отстаи­вают «совокупную» власть блока трудящихся и тех нетрудящихся, с которыми, по их мнению, можно сотрудничать на этапе коренных демо­кратических преобразовании, способных в конечном счете привести к

2;

 социализму. Левые радикалисты чаще всего фактор революционных изменений видят в некоторых отрядах интеллигенции, а то и в деклассиро ванной группе «передовых борцов». Ученые леворадикалистского на правления считают, что служебная роль конституционного права заключается в создании условий (власти, экономики, партийной системы структуры государства и т.д.) для строительства социализма и коммуниза _ теперь об этом обычно говорится как о далекой перспективе. Эти авторы говорят о народной, социалистической демократии, но на деле выступают за авторитарные системы управления, за бессменное правле­ние одной (коммунистической) партии, против разделения властей и местного самоуправления, за огосударствление экономики, за преиму­щества в правах определенных групп населения (рабочего класса, «тру­дящихся»), за ликвидацию частной собственности, «эксплуататоров», в частности путем применения массовых насильственных средств.

Либеральное направление представлено работами ученых самых различных стран и континентов, включая современные постсоциалистические государства. В Азербайджане, Белоруссии, Грузии, Казахстане Узбекистане и других постсоциалистических государствах эти ученые кардинально пересмотрев свои взгляды, стали разработчиками новы? конституций. В них включены нормы, отражающие общегуманистические ценности человечества, хотя не удалось избежать некоторых автори тарных черт, прежних влияний.

Представители данного направления считают, что конституция, как \ конституционное право в целом, является не орудием диктатуры, а выражением социального контакта между различными группами населения правящими и управляемыми, документом, который должен воплощать i своих нормах общечеловеческие ценности (свободу, демократию, прав;

человека, социальную солидарность, социальную справедливость и др.) Они выступают за правовое, демократическое и социальное государство разделение властей, признание местного самоуправления, за ответственность всех должностных лиц и органов государства перед народом и его представителями, за мирные средства разрешения конфликтов, поиск! компромиссов и консенсуса, против закрепления в конституции руководящей и направляющей роли» одной партии в обществе и государстве, з< подлинно народный, а не классовый характер государственной власти.

Названные два главных направления отражают лишь полярные взгляды. Между ними есть промежуточные течения, в ряде случаев в исследованиях одного и того же автора соединяются некоторые черты обоих направлений. Кроме того, не все ученые одного и того же направлена придерживаются абсолютно одинаковых взглядов по всем, даже принципиальным вопросам. Существуют разные подходы к объяснению конституционно-правовых явлений, в связи с чем в рамках одного и того же

23

 направления возникают различные научные школы — коллективы уче­ных, использующих сходные методы исследований и дающих в целом аналогичные истолкования их результатов. Приверженность к той или иной научной школе не всегда зависит от места жительства и работы ученого. Крупные научные школы имеют международный характер, объ­единяют авторов из различных стран. Приверженность к той или иной научной школе определяется содержанием публикаций, научных док­ладов.

Можно назвать три основные школы, существующие сегодня в зару­бежной науке конституционного права: юридическую, политологичес­кую и теологическую. Промежуточное положение между первой и вто­рой занимает институционализм, тяготеющий больше к политологичес­кой школе.

Юридическая школа имела сначала определяющее, а затем значи­тельное влияние до 20-х годов XX в. Ее сторонники ориентировались главным образом на изучение государства, его органов, прав человека, причем делалось это преимущественно, а то и исключительно лишь с юридических позиций. Они признавали социальный характер государст­ва, но призывали юристов изучать государство, его органы, его деятель­ность как систему правоотношений. В настоящее время эта школа свое значение утратила, но методы исследования, выработанные ею, продол­жают широко использоваться в науке конституционного права.

Политологическая школа одержала окончательную победу в сере­дине XX в. Ее сторонники призывают изучать не столько нормы консти­туционного права (иногда они даже игнорируют их), сколько реальную роль тех или иных институтов государственности, политических инсти­тутов. Не случайно в некоторых франкоязычных странах предмет препо­давания теперь называется «Конституционное право и политические ин­ституты».

Особое место занимает теологическая школа. Она отличается край­ней пестротой взглядов своих приверженцев. Ее правое крыло ничего общего не имеет с либерализмом. Оно смыкается с радикалистским на­правлением в особой, религиозной интерпретации, но определенная часть ее сторонников, на которую влияние оказали западные идеи, вы­сказывает либеральные взгляды, хотя и прикрывая их религиозной обо­лочкой. Она представлена главным образом исследованиями мусульман­ских юристов. Труды ее сторонников пронизаны идеями халифата — справедливого правления, которое существовало, по их утверждениям, при пророке Мухаммеде и сменивших его четырех «праведных» халифах. У сторонников этой школы свой подход к проблеме суверенитета (они считают, что вселенский суверенитет принадлежит аллаху), к выборам (они часто отрицают полезность этого института, предлагая заменить

24

 выборы советом аш-шура — консультативным правлением, т.е. совеща­нием особо авторитетных лиц при правителе государства), к институту правового статуса личности (по их мнению, равенство должно осущест­вляться в соответствии с принципами шариата, что предполагает, в част­ности, неравноправие мужчин и женщин, а главным они считают не права, а правовые и моральные обязанности перед Аллахом и общиной «правоверных»).

1