§ 6. Конфедерации, содружества, иные политико-территориальные образования

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Наряду с политико-территориальными образованиями, структура и органы которых регулируются конституционным правом, есть и такие, которые созданы на основе международных соглашений и регулируются в основном нормами международного права, но с элементами конститу­ционно-правового регулирования. Традиционным образованием такого рода является конфедерация.

В отличие от федерации это не союзное государство, а союз госу­дарств. Конфедерация может иметь свой парламент наряду с парламен­тами государств-членов, главу конфедерации наряду с главами госу­дарств-членов, обычно президентами, свое правительство, но в отличие от федерации акты общих органов не действуют непосредственно на территориях государств-членов. Эти акты вступают в силу в частях кон­федерации только после ратификации соответствующими органами госу­дарств-членов, которые могут также их нуллировать (отклонить). В на­стоящее время конфедераций в мире нет, последняя — Сенегамбия (объ­единение Сенегала и Гамбии в Африке) прекратила свое существование в 1988 г. Президентом Сенегамбии был по должности президент Сенега­ла, а вице-президентом — президент Гамбии; обе эти страны оставались самостоятельными членами ООН.

Незначительные элементы конституционно-правового регулирова­ния имеет британское Содружество, поскольку в некоторых его членах (не во всех) главой государства считается британский монарх, представ­ленный генерал-губернатором (например, в Австралии, Канаде, Ямайке), хотя во многих других государствах имеются собственные президенты (Индия, Кения и др.). Указанные элементы присущи Европейскому союзу, особенно после 1993 г., когда усилились интеграционные процес­сы. У него есть, в частности, собственный парламент (Европарламент), избираемый непосредственно гражданами государств-членов, а не их парламентами, как это было сначала, есть свои исполнительные органы. Акты этих органов по некоторым вопросам обязательны для государств-членов. В меньшем объеме элементы конституционного регулирования присущи СНГ, в состав которого наряду в Россией входят 11 госу­дарств — бывших республик СССР (кроме прибалтийских), а также Со­дружеству четырех государств — Белоруссии, Казахстана, Киргизстана и России. Они создают общие органы, решения которых по некоторым

177

12 1465

 вопросам могут иметь обязывающий характер (однако на практике это не осуществляется). Более высокая степень интеграции присуща созданно­му в 1996 г. Сообществу Белоруссии и России.

Особый статус имеют колониальные и зависимые территории, на­ходящиеся за пределами метрополии, а также резервации, находящиеся на территории метрополии. Зависимые территории (заморские департа­менты и др.) — это остатки колониализма. К их числу, например во Франции, относятся заморские департаменты Реюньон, Гвиана, замор­ская территория Каледония и др. Заморские департаменты во многих отношениях приравнены к французским. Заморские территории имеют свое территориальное собрание, принимающее в соответствии с консти­туционным законом Франции 1992 г. местные законы, но большей влас­тью обладает назначаемый правительством Франции губернатор. Вели­кобритания сохранила некоторые мелкие колониальные владения (глав­ным образом островные). Часть из них является так называемыми само­управляющимися колониями (население избирает свои местные орга­ны), другие управляются назначенными губернаторами.

В некоторых странах существуют резервации для коренного населе­ния. В Канаде, Колумбии, США это индейцы, в Австралии, Новой Зелан­дии — маори. Теоретически резервации рассматриваются как особая единица, управляемая племенными советами в соответствии с местными обычаями, но на деле жизнь племен находится под надзором федераль­ных властей (но не властей штатов).

1