§ 3. Конституционные принципы политической системы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Понятие политической системы в конституционном праве. Тер­мин «политическая система» был введен в конституционное право бол­гарской конституцией 1971 г., которая закрепляла некоторые принципы «социалистической политической системы». Впоследствии этот термин был употреблен в конституциях Сальвадора 1983 г., Никарагуа 1987 г. и Эфиопии 1987 г. (последняя в настоящее время не действует). Кон­ституция СССР 1977 г. содержала целую главу, посвященную полити­ческой системе. В подавляющем большинстве конституций стран мира термин «политическая система» не употребляется, однако все они ре­гулируют те или иные ее звенья, стороны, элементы: государство, по­литический режим, часто — политические партии, иногда политичес­кую идеологию. Поэтому политическая система традиционно является объектом изучения конституционного права, хотя длительное время изучались лишь ее отдельные стороны и только в последние два деся­тилетия она стала объектом изучения как комплексный конституцион­но-правовой институт.

В конституционном законодательстве не содержится определения политической системы, а в современном обществоведении (преимущест­венно в политологии) имеются два подхода к этому понятию. Структур­но-функциональный подход в его бихевиористском (поведенческом) ис­толковании, сформировавшемся на основе американской политической науки, рассматривает политическую систему как политическое поведе­ние, процесс в рамках различных человеческих коллективов: партий,

95

 профсоюзов, фирм, клубов, городов и т.д. С этой точки зрения, в любом обществе существует множество политических (параполитических) сис­тем, которые не обязательно связаны с государственной властью.

Институциональный подход, представленный, в частности, француз­ской политологией (хотя в последние годы и на нее значительное влия­ние оказывает американский постбихевиоризм), исходит из существова­ния в любом государственно-организованном обществе одной политичес­кой системы, которая связана с государственной властью. Наряду с таки­ми институтами, как государство, партии и др., в понятие политической системы включается обычно политический режим, хотя одни француз­ские политологи отождествляют систему с режимом, а другие истолко­вывают ее весьма широко, понимая под ней всю политическую (а иногда и не только политическую) жизнь. В отечественной литературе полити­ческая система определяется как универсальная управляющая система социально асимметричного общества, компоненты которой (институцио­нальный — партии, государство и др., нормативный — политические нормы, в том числе соответствующие отрасли и институты права, функ­циональный — политический режим, идеологический — политическая идеология) объединяются в диалектически противоречивое, но целост­ное образование «вторичными» политическими отношениями — между звеньями системы («первичные» политические отношения — это отно­шения между крупными социальными общностями данной страны). В конечном счете политическая система регулирует производство и рас­пределение социальных благ между различными общностями и личнос­тями на основе использования государственной власти, участия в ней, борьбы за нее.

Конституционные положения о политической системе. В консти­туциях стран тоталитарного социализма и бывших стран социалистичес­кой ориентации содержатся положения о характере самой системы, о природе государственной власти (диктатура пролетариата, революцион­но-демократическая диктатура народа, власть патриотического блока и т.д.), об однопартийной (в большинстве стран) системе или о возмож­ности создания других партий (на деле они не играют самостоятельной роли, примыкая к правящей партии), о руководящей роли коммунисти­ческой или (в странах социалистической ориентации) революционно-де­мократической партии, о роли массовых общественных организаций как форме участия народа в решении государственных задач, о развитии демократии как закономерности политической системы, о демократичес­ком централизме как основном методе организации и деятельности госу дарственного аппарата, правящей партии, общественных организаций, с «социалистической» (революционно-демократической) законности, с марксистско-ленинской идеологии.

96

 Некоторые из этих положений не соответствовали и не соответству­ют действительности (о развитии демократии, о роли массовых организа­ций, о неуклонном обеспечении законности), другие отражали реальное положение искаженно (например, власть принадлежала не революцион­но-демократическому блоку, а узкой группировке правящей верхушки), третьи соответствовали реальным фактам (обязательность определен­ной идеологии, насаждаемой «сверху»).

В конституциях капиталистических стран и стран, развивающихся по капиталистическому пути, также содержатся положения, относящиеся к политической системе. В них провозглашается власть народа. На деле основную роль в политической власти в развитых капиталистических странах играет «средний класс», имеющий неплохие условия жизни и заинтересованный в политической стабильности, а реальные рычаги власти находятся в руках политической элиты общества. В ряде развива­ющихся стран политическая власть принадлежит или буржуазно-поме­щичьему блоку, или более широкому слою населения, включающему зачатки формирующегося «среднего класса», или узкой группировке «предбуржуазии», предбуржуазной политической элите, которая не свя­зана давлением различных слоев населения и действует в своекорыст­ных интересах (некоторые страны Тропической Африки, Океании). В капиталистических и развивающихся странах теперь обычно провозгла­шается политический плюрализм, но в отдельных развивающихся стра­нах господствующей, а порой и единственной, провозглашена определен­ная идеология, например панча-сила в Индонезии, исламские ценности, «исламский социализм» и др. Ранее обязательная идеология (например, мобутизм в Заире) провозглашалась во многих странах капиталистичес­кой ориентации в Африке; предусматривалось создание единственной всеобъемлющей «партии-государства» (ее членами объявлялись все жи­тели страны).

Государственная власть во всех странах осуществляется соответст­вующими органами государства. Они рассматриваются ниже.

Классификации политических систем. В научной литературе суще­ствует множество классификаций политических систем. Выделяют соци­алистические, буржуазно-демократические и буржуазно-авторитарные политические системы, политические системы в странах социалистичес­кой и капиталистической ориентации, однопартийные, двухпартийные и многопартийные системы и т.д. Наиболее признанным является деление политических систем на демократические, авторитарные и тоталитар­ные. В демократических системах основным структурным принципом является плюрализм, а функциональным — ролевая автономия. Здесь существует многопартийность (нередко партий более сотни, а то и тыся­чи, например в Японии, среди них — мельчайшие), причем разрешаются

97

 партии политической оппозиции (в конституциях иногда закреплен принцип соревновательности, например в Чехии); признается разделе­ние властей (вместе с принципами сдержек и противовесов и взаимодей­ствия ветвей власти); действует несколько центров принятия решений;

признается право принятия решений большинством и охрана прав мень­шинства; осуществляются основные права человека и гражданина; про­возглашен и реализуется принцип юридического равенства; признаны и осуществляются идеи правового государства и законности; существует идеологический плюрализм; метод выборности является решающим при формировании руководства государством и различных политических объединений; главными методами решения конфликтов служат компро­мисс и консенсус. Словом, в данной системе присутствуют все основные элементы демократии. Это открытая система, и различные слои населе­ния, «заинтересованные группы», партии могут добиться уступок, реше­ния своих проблем с помощью различных форм мирного давления на государственную власть. Смена политических группировок и лиц у рыча­гов власти осуществляется путем свободных выборов.

В условиях авторитарной системы принципы плюрализма и ро­левой автономии могут не отрицаться, но на деле они сведены к мини­муму. Эти принципы распространяются только на небольшую часть общества. Однопартийность не введена, но разрешается деятельность лишь определенных политических партий и организаций (хотя партий может быть несколько, например четыре в Сенегале в течение короткого времени в 80-х годах, три в Индонезии, две до переворота 1993 г. в Нигерии). Разрешенные партии — это не подлинная политическая оп­позиция, а проправительственные партии, лояльная квазиоппозиция. Хотя есть парламент и судебные органы, однако разделения властей, упомянутого иногда в конституции, на практике не существует: безраз­дельно доминирует исполнительная власть во главе с переизбираемым 5, 6, а то и 8 раз (Парагвай) президентом, который фактически, а порой и юридически возглавляет правящую партию и принимает все важней­шие решения; в конституциях декларируются основные права человека и гражданина, но многие из них фактически ограничены или не соблю­даются (некоторые партии и издания запрещены); социально-экономи­ческие права не обеспечены/личные права граждан нарушаются все­сильным административным аппаратом; при формировании разного рода органов нередко доминирует принцип назначаемости, а выборы в усло­виях запрета оппозиционных партий и изданий дают искаженные ре­зультаты; существует официальная доминирующая идеология, закреп­ленная конституцией (например, панча-сила в Индонезии), хотя за ук­лонение от нее все же не карают в уголовном порядке; при урегулиро­вании конфликтов компромиссы используются редко, основным методом

98

 разрешения противоречий является насилие (на Востоке доминирует принцип консенсуса, но это относится лишь к регулированию отноше­ний в парламенте, в среде правящей верхушки и не применяется е отношении оппозиционной части населения).

Словом, при данной политической системе существуют лишь незна­чительные элементы демократии, да и то в текстах конституций, но не на практике. Это почти замкнутая, полузакрытая система. Оппозиция фак­тически исключена из нее, ей трудно организовать мирное давление на государственную власть с целью добиться определенных уступок, а на массовые выступления государственная власть отвечает жестокими рас­правами. Но какие-то элементы оппозиции все же могут допускаться.

В условиях тоталитарной системы ликвидируется даже ограни­ченный плюрализм, не существует ролевой автономии звеньев полити­ческой системы. Создается единая, слитная тотальная организация, свя­зывающая воедино государство, правящую партию, а иногда и другие разрешенные партии. Центром принятия всех общественно значимых решений является верхушка правящей, по существу, единственной ле­гальной партии (иногда разрешены некоторые мелкие партии, но они признают руководящую роль правящей партии в обществе и государстве и являются ее своеобразными филиалами). В некоторых странах в усло­виях религиозно-тоталитарной системы запрещаются все партии (Ку­вейт, ОАЭ, Саудовская Аравия, Свазиленд и др.). Запрещаются они обычно и при военных переворотах, когда устанавливается военный то­талитаризм. Общественные организации рассматриваются как «привод­ные ремни» партии, а государство — нередко как ее технический аппа­рат. Концепция разделения властей отвергается, господствует идея един­ства власти, которую возглавляет фюрер, дуче, каудильо, «пожизненный президент» (например, в прошлом в Малави, Тунисе, Уганде, Югосла­вии, Экваториальной Гвинее и некоторых других странах). Иногда он не провозглашен пожизненным и переизбирается, но фактически остается на месте до своей кончины, управляя страной, в частности, с помощью политбюро правящей партии. Бывает, что основные права человека и, в частности, гражданина непосредственно ограничиваются законом (на­пример, в соответствии с расистской идеологией режима, как это было в ЮАР) или провозглашаются в конституциях, но фактически не осущест­вляются (расправы над диссидентами, помещение инакомыслящих в пси­хиатрические лечебницы, карательная роль всесильных комитетов и ми­нистерств государственной безопасности и т.д.). Фактически господ­ствует принцип назначаемости, лишь внешне прикрытый выборами, ибо для избрания предлагаются лишь кандидатуры от правящей партии. В условиях тоталитарной системы существует обязательная идеология (идея «арийской расы» при фашизме, мобутизм в африканском Заире

99

 и др.). Критика этой идеологии не разрешается и влечет за собой наказа­ние. Тоталитарная система — это замкнутая, закрытая система. Возмож­на только нелегальная, подпольная оппозиция, деятельность которой уголовно наказуема; она не может оказать мирное давление на государ­ственную власть, ее лидеров изгоняют из страны и сажают в тюрьмы, психиатрические лечебницы.

Наряду с тремя основными разновидностями политических систем и внутри них существуют другие градации. В некоторых странах действу­ют полудемократические системы (например, Египет, Филиппины), в других тоталитарные системы существуют в условиях военных режимов (например, Гаити, Нигерия).

1