§ 1. Конституционные принципы экономической структуры общества

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Классификация зарубежных стран по уровню социально-эконо­мического развития и характеру политического строя. Более 200 стран, существующих в мире, сильно отличаются друг от друга по уровню социально-экономического развития и характеру политического строя. Значительная группа государств достигла высокого уровня капи­талистического развития (страны Западной Европы, Северной Америки, Япония, ЮАР, Австралия, Новая Зеландия). В их экономике господству­ют крупные монополистические объединения, однако действует антимо­нопольное законодательство, направленное на сохранение свободной конкуренции. Наряду с крупными акционерными объединениями суще­ствует много средних и мелких фирм, которые нередко быстрее усваива­ют достижения научно-технического прогресса, способны скорее осуще­ствить переналадку производства и выпускать новые товары. В этой группе стран сельское хозяйство ведется капиталистическими метода­ми, хотя есть мелкие и средние фермеры, ведущие хозяйство на основе собственного труда и труда членов семьи. В сельском хозяйстве занята, однако, незначительная часть населения, причем класса крестьян факти­чески нет, а мелкие и часть средних фермеров, которых условно можно было бы отнести к крестьянам, составляют вместе с семьями в этой группе стран от 4 до 10%.

Социальной опорой государственной власти является в этой группе «средний класс» — рабочие, служащие, мелкая городская буржуазия, люди со сравнительно высоким уровнем жизни, заинтересованные в ста­бильности, устойчивости, — а реальные рычаги государственной власти сосредоточены в руках политической элиты, основное влияние на кото­рую оказывает довольно прагматичная крупная буржуазия.

Вторая группа — страны среднего уровня развития капитализма (не­много выше или ниже этого уровня). Это почти все страны Латинской Америки, многие государства Азии (Индия, Ирак, Пакистан, Сирия, Фи­липпины и др.), отдельные государства Северной Африки (Алжир, Еги-

89

 пет и др.). В большинстве стран этой группы уже возникли собственные, национальные монополии, но не они господствуют в экономике. Основ­ные позиции занимают зарубежные, а чаще транснациональные компа­нии, иностранный финансовый капитал. В сельском хозяйстве этих стран проведены земельные реформы (в Пакистане, например, реформа проводилась трижды, каждый раз закон снижал размер допустимой соб­ственности на землю), но феодальные пережитки в большинстве стран еще значительны (не только помещики, но и кулаки и даже капиталисти­ческие предприниматели используют аренду, издольщину, отработки долга и т.п.). В ряде стран этой группы крестьяне преобладают среди населения (Индия, Пакистан, Ирак и др.), но в некоторых странах Латин­ской Америки (Венесуэла, Чили и др.) они уже не составляют большин­ства жителей страны.

Буржуазия еще недостаточно сильна, помещики оказывают значи­тельное влияние на политику государства. Лишь в отдельных странам политическая власть сосредоточена в руках так называемой националь­ной буржуазии (Индия, Шри-Ланка).

Третья группа — экономически отсталые страны (большинство госу­дарств Тропической Африки, мелкие государства Океании). В экономике этих стран безраздельно господствуют иностранные (обычно транснаци­ональные) корпорации, большинство населения занято в отсталом сель­ском хозяйстве, ведущемся нередко с использованием не только фео­дальных, но и патриархальных структур (сельское население, в том числе кочевники, составляет иногда до 90%, например в Афганистане или Эфиопии). Во многих странах этой группы (Западное Самоа, Папуа — Новая Гвинея, Центральноафриканская Республика, Чад и др.) нет сложившегося класса местной буржуазии, господствующей социаль­ной группой является «предбуржуазия». Многие годы ее верхушку, элиту, составляла пробуржуазная автократия, поставлявшая разноге рода «пожизненных президентов» при однопартийной системе. На рубе­же 80—90-х годов к руководству государством пришли более демократи­ческие слои общества, что не исключило, однако, новых государствен­ных и военных переворотов. Влиятельную роль в обществе этих стран играют племенные и родовые вожди (в некоторых странах при парламен­тах в качестве совещательных органов сугщутвуют палаты вождей), хотя их административные полномочия давно отменены законами.

Особое место в классификациях занимают страны тоталитарного со­циализма (Вьетнам, Китай, КНДР, Куба, Лаос), единичные сохранившие­ся страны социалистической ориентации в Африке, а также постсоциа­листические государства (Болгария, Венгрия, Монголия, Польша, Румы­ния и др.). Социалистические страны — это, как правило, страны средне­го уровня развития, хотя мировая статистика относит многие государст-

90

 ва, возникшие на территории прежнего СССР, к развивающимся странам, несмотря на то что некоторые из них, а также Китай являются

ракетно-ядерными державами. Страны социалистической ориентации — экономически отсталые государства. Экономика тех и других, их политические системы строятся на иных конституционных принципах, чем ;

демократических странах с рыночной социально ориентированной экономикой. Постсоциалистические государства включают в свои конституции принципы рыночной экономики, но на деле в них сохраняются еще многие элементы прежних порядков.

Конституционные принципы правового регулирования экономики. Конституционное регулирование экономических отношений включает вопросы собственности, труда, распределения и др. Современные конституции содержат специальные разделы или главы, посвященные этим вопросам (гл. 3 «Об основных принципах экономической и социальной политики» конституции Испании 1978 г., разд. 7 «Об экономическом и социальном порядке» конституции Бразилии 1988 г. и т.п.). Особенно подробные главы по этим вопросам содержатся в прежних и действую щих конституциях стран тоталитарного социализма.

Конституционное регулирование исходит из существования двух разных моделей экономики: рыночной, или либеральной (в демократических странах), и огосударствленной, или тоталитарной (в частности, ] странах тоталитарного социализма). В последние десятилетия, однако во многих капиталистических государствах, особенно там, где длительное время у власти находились социал-демократические партии, утвердилась модель социально ориентированной рыночной экономики, a i 80—90-х годах в странах тоталитарного социализма (кроме КНДР) еде лан ряд существенных, а порой и коренных отступлений от огосударствленной экономики. Социально ориентированная рыночная экономик, утверждается в постсоциалистических странах.

Конституции, строящиеся с учетом рыночной модели экономики, устанавливают равноправие всех видов собственности — государственной, частной, муниципальной, хотя правовой режим различных видов hi совсем одинаков. Провозглашается свобода предпринимательской деятельности; вмешательство государства в рыночные отношения ограничивается общественно необходимыми целями. В этих конституциях обычно говорится о неприкосновенности собственности (хотя тезис о «священной» собственности в новейших конституциях не используется). Однако современные основные законы все чаще отходят от идеи абсолютно неприкосновенности собственности и закрепляют иной подход: концепцию социальной функции частной собственности. Конституция ФР1 1949 г. устанавливает, что «собственность обязывает», пользование  должно одновременно служить общему благу» (ст. 14). Положения

91

 социальной функции частной собственности содержатся в конституция:

Италии 1947 г., Португалии 1976 г., Испании 1978 г., Бразилии 1988 г. Украины 1996 г. и др.

Отход от принципа неприкосновенности частной собственности выражается и в том, что конституции многих стран устанавливают возможность аграрной реформы (изъятие земель сверх установленного максимума у собственников и их распределение, обычно возмездное, между

безземельными и малоземельными сельскими жителями), а также национализации (обращения частной собственности в государственную). Аграрная реформа и национализация должны проводиться в общественных

интересах, в соответствии с законом, а не каким-либо административным актом, и при обязательном (иногда предварительном) возмещении собственнику стоимости отчуждаемого имущества (исключение делаете) иногда при земельной реформе). Размер возмещения устанавливается как правило, судом, а не актами исполнительной власти.

Ограничения частной собственности связаны также с антимонопольным законодательством, с тем, что некоторые объекты могут находить только в государственной собственности (например, по конституции Испании 1978 г. — континентальный шельф, морские зоны, побережье природные ресурсы, по конституции Йемена 1989 г. — полезные ископаемые и др.). Во многих странах таких ограничений нет, в США i частной собственности находятся некоторые атомные, ракетостроительные предприятия.

В конституциях ряда стран этой группы говорится о необходимости защиты от «несправедливой эксплуатации» (основные законы Индии 1949 г., Перу 1979 г. и 1993 г., Бразилии 1988 г., Нигерии 1989 г. и др.).

В современных капиталистических странах осуществляется госу­дарственное регулирование экономики. Чисто рыночной, нерегулируе­мой экономики не существует ни в одной стране, хотя степень и характер государственного регулирования неодинаков (например, в Японии боль­ше, в США меньше). Прежде всего используется метод планирования (прогнозирования) экономики. Конституционные положения о планиро­вании содержатся лишь в немногих новых конституциях (Бразилии, Испании, Португалии и др.), да и то они с течением времени иногда исключаются из них (например, в 1959 г. из конституции Португалии изъяты нормы о принципах демократического планирования экономики, равно как и положения об обобществлении средств производства, недопуще­нии монополий и латифундий). Эти изменения направлены, однако, в основном против идей директивного планирования, само же прогнозирование развития общества, его разных сторон, принятие соответствующих документов, в том числе об интеграции, практикуется в капиталистических странах во все возрастающих масштабах. Кстати, в 1993 г

92

 положения о директивном народнохозяйственном планировании были исключены и из конституции Китая. Их заменили положения о макроре­гулировании экономики, хотя с 1996 г. в Китае действует девятый пяти­летний план.

Перспективные программы на четыре, пять, шесть лет (они нередко назывались планами) принимались в Великобритании, Франции, Япо­нии, в большинстве развивающихся стран, которые пытались использо­вать идею планирования для ускоренного развития. Эти планы иногда принимались в форме закона, но их значение было иным, чем в социалис­тических странах. При рыночной экономике осуществляется не дирек­тивное планирование (обязательное, с ответственностью за выполнение плана), а индикативное, ориентировочное, имеющее целью создание для тех или иных отраслей лучших условий для вложения капитала и устанавливающее финансовую поддержку определенным проектам из государственного бюджета.

Наряду с прогнозированием используется множество других рычагов для регулирования экономики. Это перераспределение бюджета, прямое огосударствление (национализация) ряда отраслей хозяйства, налоговая и кредитная политика, вмешательство государства в область трудовых отношений (законодательное регулирование продолжительности рабо­чего времени, отпусков и т.д.), создание специальных ведомств и разного рода смешанных компаний с участием государственного капитала, в правлениях которых государственные чиновники и руководители моно­полий вместе решают вопросы регулирования экономики, и т.д.

Новые конституции буржуазных стран придают большое значение роли труда, иногда объявляя его основой общества. На деле, однако общественный продукт распределяется не столько с учетом количестве и качества труда, сколько в соответствии с размерами частной собственности (в акционерных компаниях — по акциям, с учетом банковских вкладов и т.д.).

В тех странах, в конституциях которых нашла выражение теория и практика огосударствленной экономики, различаются общественная собственность на средства производства (государственная и кооператив­ная), частная собственность на средства производства (в соответствии с социалистической доктриной она имеет эксплуататорский, угнетатель­ский характер), частная трудовая собственность (мелкие мастерские, крестьянские хозяйства и т.д., которые используются на основе труда владельца и членов его семьи, без применения наемной рабочей силы) и, наконец, личная собственность граждан на предметы потребления и оби­хода. В некоторых развивающихся странах, провозглашающих ориента­цию на социализм, частная собственность делится на две категории:

эксплуататорскую (она принадлежит крупной буржуазии и помещикам)

93

 и неэксплуататорскую (собственность национальной буржуазии, со­трудничающей с государственной властью).

Конституции стран тоталитарного социализма отвергают равнопра­вие различных видов собственности, а государство проводит неодинако­вую политику по отношению к ним: общественная собственность пользу­ется преимуществами, ее государственная форма считается высшей фор­мой собственности и подлежит особой правовой защите. Важнейшие объекты экономики могут находиться только в собственности государст­ва. Частная собственность на средства производства либо практически не допускается (так было в СССР и существует в КНДР), либо имеет ограниченный характер (как сейчас во Вьетнаме, Китае) и подлежит жесткому правовому регулированию. Государство путем национализа­ции ликвидирует частную собственность и проводит обобществление крестьянских хозяйств, хозяйств ремесленников, превращая частную трудовую собственность в общественную, кооперативную. Правда, в пос­ледние десятилетия положение изменилось (в том числе и на Кубе), происходит разгосударствление собственности (приватизация, акциони­рование и др.), обратное превращение кооперативов в хозяйства собст­венников (в том числе путем создания семейных бригад и т.д.).

Правовое регулирование собственности в постсоциалистических странах в основном соответствует рыночной модели (хотя элементы ста­рого еще сохраняются), в странах социалистической ориентации — ого-сударствленной модели, хотя патриархальные институты, остатки ста­рых порядков не позволяют осуществить это до конца.

1