§ 7. Коллективные права социальных, национальных и иных общностей

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

В последние десятилетия сначала в конституционном праве стран тоталитарного социализма, а затем и в других основных законах стали сравнительно широко закрепляться права различных общностей, кол­лективов. Однако первым примером такого рода было положение Декла­рации независимости США 1776 г., провозгласившей право народа (в данном случае американских колоний Великобритании) на сопротивле­ние угнетательскому правительству (имелось в виду королевское прави­тельство метрополии — Великобритании). В африканских конституци­ях, принятых после крушения тоталитарных режимов в странах этого континента в 90-х годах, коллективное право народа на сопротивление угнетению подверглось определенным уточнениям, отражающим идео­логию современной эпохи: право на сопротивление мирными средства­ми, включая кампании гражданского неповиновения (Бенин, Буркина-Фасо, Гана и др.). В Германии, Словакии отмеченные выше положения имеют и индивидуальный характер: каждый гражданин вправе оказывать

81

6 1465

 сопротивление всякому, кто попытается устранить демократический строй, если иные средства не могут быть использованы.

В конституции стран тоталитарного социализма впервые было вклю­чено положение о праве наций на самоопределение вплоть до отделе­ния. Оно приняло форму конституционной нормы о праве выхода (сецессии) субъекта федерации из ее состава (в странах тоталитарного социа­лизма субъекты федераций создавались по национально-территориаль­ному признаку). В международном праве это положение было истолкова­но расширительно — как право этносов самостоятельно распоряжаться своей судьбой, определять свой политический строй, форму организации жизни. С крушением социалистических федераций право сецессии ис­чезло из конституций, но конституция Эфиопии 1994 г. закрепляет его в своеобразной форме: в ней говорится о праве наций, национальностей и народностей федеративной Эфиопии выйти из ее состава. Речь идет именно об этнических группах, но не о штатах, которые в Эфиопии являются субъектами федерации.

Начиная с конституции Португалии 1976 г., в основных законах неко­торых стран появились нормы о правах политической оппозиции как определенной общности (в Великобритании нормы подобного рода суще­ствовали и раньше на основе неписаных обычаев). Оппозиция имеет право на доступ ко всем официальным документам правительства, право на ответ в правительственных газетах, право на информацию и т.д. В Бразилии, согласно конституции 1988 г., лидер оппозиции является обя­зательным членом Совета республики при президенте.

Конституция Китая 1982 г. предусматривает определенное коллек­тивное право-привилегию для городских жителей', их преимуществен­ное право по сравнению с сельскими жителями на представительство в выборных коллегиальных органах государственной власти. Это положе­ние рассматривается как мера по усилению влияния рабочего класса в Китае — стране в основном крестьянской.

В современных конституциях говорится о многих других коллектив­ных правах различных социальных общностей: трудящихся, пенсионе­ров, детей — в Бразилии, детей и женщин — в Эфиопии; во многих странах говорится о правах молодежи, безработных, коренных нацио­нальностей, потребителей/инвалидов и т.д. Коллективный характер имеют другие права: на развитие, на мир, на чистую окружающую среду, так как они не могут принадлежать только какому-либо одному инди­виду.

Многие другие права и свободы, названные выше, также предполага­ют коллективное использование, могут быть реализованы только в опре­деленном коллективе. Таково, например, право на забастовку (один ра-

82

 ботник, отказавшийся от работы, еще не является забастовщиком). Свобода собрания, право на митинги, демонстрации осуществляются  коллективно. Коллективные же права не могут осуществляться индивидуально. Один человек не может быть носителем права на самоопределение этноса, право народа на сопротивление угнетению нуждается в кол­лективных действиях; один человек, конечно, может быть в оппозиции но политическая оппозиция как таковая требует создания определенной группировки.

1