§ 6. Политическая программа И.Т. Посошкова

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Другим видным представителем политической мысли петровского времени был Иван Тихонович Посошков (1652–1726). Он родился в дворцовом селе Покровское, что на Яузе. Отец и дед его значились умельцами серебряного дела. Ремесленники в этом селе жили слободой, близкой по организации их труда западноевропейским цеховым устройствам. Свою карьеру И. Т. Посошков начал с должности денежного мастера, но уже в 1697 г. он обратился к Петру с предложением о введении новой модели огнестрельного оружия, что свидетельствует о его занятиях по оружейному делу («Записка о ратном поведении»). Вскоре И. Т. Посошков, по-видимому, увлекся «купеческим делом» и с братом открыл винокуренный завод, а затем лично «сыскал самородную серу» и бил челом о помощи в устроении предприятия по серокурению. В 1704 г. Посошков открыл фабрику игральных карт, затем он некоторое время подвизался на «водочном сидении» у Каменного моста на Москве, а в 1710 г. получил аналогичное «сидение» в Новгороде, где в 1711 г. построил еще и аптеку. Приблизительно тогда же он хлопочет и о постройке полотняной фабрики. Уже в это время Посошков состоит в переписке с различными влиятельными лицами, высказывая предложения по многим аспектам экономической, политической, юридической и культурной жизни государства. В этих письмах он называет себя купцом.

В связи со своей разносторонней деятельностью Посошков много ездил по стране, хорошо изучил современные порядки и серьезно задумывался над проектами улучшения политического устройства и экономического положения в государстве. Результатом его «многодельного» опыта стала адресованная царю Петру «Книга о скудости и богатстве» (1724). В ней автор затронул обширный круг проблем, которые, по его мнению, нуждались в срочном разрешении. Это были и вопросы об определении положения сословий, организации экономики, правосудия, военного дела, просвещения и т.д.

Главной задачей «Книги» является выяснение причин народной скудости и существующего в государстве беззакония. Внимание автора сосредоточено на определении модели разви-

История политических и правовых учений. Под ред. В. С. Нерсесянца. – М.: ИНФРА • М, 1998. С. 346

тия народного хозяйства– сельского и промышленного. В центре всех его рассуждений– проекты организации промышленности, торговли, сельского хозяйства и сословной организации в стране. Он требовал запрещения занятия торговлей для всех сословий, кроме купеческого. «Ныне торгуют бояре, дворяне, офицеры и солдаты и крестьяне», причем торгуют беспошлинно, нанося ущерб казне. Дворян, по его мнению, следует полностью отстранить от торговых операций, ибо торговля отвлекает их от основного дела – военной службы. «Един раб не может двум господам служить», он должен либо торговать, либо воевать.

Купцам необходимо предоставить «право свободного торга», упорядочить внутренние пошлины, установив их единообразие. Государству, в свою очередь, нужно оказывать купцам покровительство и помощь, обеспечивая выгодные условия для внутренней и внешней торговли, а также помогать купцам в снабжении купеческих предприятий рабочей силой. Столкнувшись с полной неподвижностью закрепощенного русского населения, он жаждал привлечь к наемному труду хотя бы «трюмных сидельцев и бродяг».

В свою очередь, в обязанность купцам Посошков вменял неуклонное соблюдение правил «честного торга». Продавец обязан правильно определять вес и меру товара, а в случае обмана нести ответственность за свои действия. Настаивал он также на введении «уставной цены» на основные виды товаров, полагая, что цену на них необходимо устанавливать одинаковую как в первой лавке, так и в последней, а также добиваться равного изобилия товаров в любом месте страны.

Посошков проявлял заботу не только об экономическом положении купечества, но и об его авторитете как сословия, полагая, что «-.без купечества- ни великое, ни малое царство стояти не могут... Купечество воинству товарищ, воинство воюет, а купечество помогает и всякие потребности им уготовляет». «Царство воинством расширяется, а купечеством украшается».

Серьезное внимание своей «Книге» уделил Посошков и вопросам крестьянского устройства. Он полагал, что должен быть издан специальный закон, который бы точно определял размеры крестьянских повинностей и пределы барщинных работ. «Сколько дней в неделю на помещика своего работать и какова сделья делать». Подушную подать он считал необходимым заменить на поземельную, с отделением крестьянской земли от помещичьей. Настаивал он и на обучении всех крестьянских детей грамоте и

История политических и правовых учений. Под ред. В. С. Нерсесянца. – М.: ИНФРА • М, 1998. С. 347

счету, так как простым людям «немалая пакость творица от того, что грамотных людей у них нет». Но при всем этом советовал сохранять строгий контроль помещиков за крестьянами. «Помещикам положено,– утверждал он,– следить, чтобы крестьяне не шлялись без дела, не пьянствовали и не сидели без работы». А деревенскую молодежь хорошо бы отправлять на зимнее время (волей помещика) на фабричные работы.

Однако Посошков в крестьянском вопросе не был последовательным. С одной стороны, он безусловно боялся открыто требовать отмены крепостного права, но с другой– остро понимал всю сложность разрешения проблемы с наймом рабочей силы для промышленных предприятий. Он подходил к крестьянской проблеме с разных аспектов, но неизбежно сталкивался с тем, что представление о государственном богатстве и наличие крепостного права – предметы явно несовместимые. Мысль Посошкова о том, что помещики «не вековые держатели крестьян, а временные их владельцы», в то время как российские самодержцы являются собственниками всех своих подданных, по своей сути была направлена не на поддержку крепостного права, а на его юридическое отрицание. И это не единственное высказывание мыслителя в подобном плане.

В числе мер по упорядочиванию правового статуса земельных владений в государстве Посошков настаивал на введении прогрессивного налога на землю в зависимости от размера, мотивируя это мероприятие тем, что вся земля является собственностью государства и поэтому недопустимо ее бесплатное использование.

Покушался он на дворянские привилегии и в вопросе организации государственной службы. В качестве безоговорочного права и одновременно обязанности он оставлял за дворянами несение военной службы. Административный чиновничий аппарат он предлагал укомплектовывать государственными чиновниками, предоставляя места в нем согласно способностям и знаниям претендентов.

При характеристике духовенства Посошков отмечал его бесчисленные недостатки и вопиющую необразованность, обращая внимание и на недопустимую (в смысле ущемления авторитета) необеспеченность низшего звена церковной службы. Он предлагал государю принять меры к повышению авторитета духовенства. Священников к тому же он считал необходимым наделить полицейскими функциями, а совершение всех таинств подвергнуть строгому учету и записям. На священнослужителей, по его

История политических и правовых учений. Под ред. В. С. Нерсесянца. – М.: ИНФРА • М, 1998. С. 348

мнению, следует возложить и выявление старообрядцев с тем, чтобы они всемерно содействовали прекращению церковного раскола. Торговать же духовному сану должно быть строжайше запрещено.

Большое внимание уделено Посошковым вопросам «искоренения неправды». В своих рассуждениях о правосудии Посошков исходит из традиционных представлений о совмещении понятий «правда» и «закон». Он почти дословно повторяет сентенцию И. С. Пересветова о том, что бог любит больше всего правду, поскольку «Бог и есть сама правда». Посошков связывает справедливую деятельность правосудия с авторитетом «царева имени», неоднократно подчеркивая, что в государстве «паче всякого дела надо стараться о правом суде». Он выступает с проектом устройства «прямого правосудия», которое осуществляется судьями–чиновниками государства, находящимися на его содержании (жалованье). Должность судьи следует предоставлять «низкородным» людям из купцов, разночинцев и даже черносошных крестьян, а дворян к этой деятельности не привлекать, ибо они в большинстве своем взяточники и мздоимцы. За неправосудную деятельность Посошков требует установления сурового наказания вплоть до смертной казни, «понеже у нас на Руси неправда вельми застарела». Он настаивает на введении в государстве скорого, без волокиты вершения правосудия с обязательным личным участием в процессе всех заинтересованных лиц. Ни одно дело не должно находиться в суде без движения. Суд в государстве должен быть равным для всех («единым»): «каков земледельцу, таков и купецкому человеку, убогому, богатому, солдату и офицеру», а судья обязан «восстать на сильное лицо, аще в убогом и бессловесном истце или ответчике признается правость».

В суде Посошков предлагал производить протокольную запись «судоговорения» («писать все в книгу»), доход же от суда («присуд») направлять прямо в царскую казну.

В обязанности судей он вменяет также и проверку всех задержаний. Судьи обязаны ежедневно осведомляться, кто и за что посажен, чтобы никто не сидел напрасно.

Для осуществления правосудия в стране необходимо «сочинить книгу с подлинным рассуждением на всякие дела», а «судить по судебному усмотрению... како кому понравится» строго запретить. Для создания подобной книги следует провести большую кодификационную работу, которая позволила бы законодателю уточнить все древние статьи, добавить новые и

История политических и правовых учений. Под ред. В. С. Нерсесянца. – М.: ИНФРА • М, 1998. С. 349

расположить весь законодательный материал ясно и четко для удобства пользования им. При осуществлении такой работы следует рассматривать не только отечественное законодательство, но и обращаться к немецким судебным и другим иноземным уставам, привлекая все то, «что к нашему правлению будет пригодно». Стоит даже рассмотреть и турецкий судебник, перевести его и проанализировать их политические порядки и если обнаружится что-либо подходящее, «то и от них принять, ибо слышно, что в турецком царстве много порядков в судебном деле, да и купечество у них праведно хранится».

К составлению новой Судебной книги следует пригласить специальную комиссию, в составе которой будут по два-три человека от всех сословий из каждой губернии, в том числе от крестьян и солдат. По окончании работы все выборные лица подписывают Судебную книгу и направляют ее на утверждение царю. Таким образом, Посошков предлагал взаимодействие «народосоветия» и монарха, оставляя за последним решающее слово – «кии статьи его величеству угодны, то те тако и будут».

Высказал Посошков и целый ряд предложений по реорганизации военного дела. Прежде всего, он требовал серьезного обучения воинскому искусству всех молодых солдат («так, чтобы ни одной пули даром не терял»). Указывал он и на необходимость хорошего содержания армии, ибо «от бескормицы служба вельми не спора». Воины должны быть довольны «пищей и одеждой», обеспечены годовым жалованьем, и только тогда государство может требовать от них добросовестной службы в опасном деле. Он предлагал сократить войско («не почто пятьдесят тысяч войска конного держать и кормить напрасно»), восполнив численность высокой боеспособностью, вооруженностью и обученностью.

Традиционно высказывался Посошков и о необходимости следить за нравственным уровнем войска и каждого воина в отдельности. Поведение военных людей в местах расквартирования армии должно быть добронравным; воины под страхом судебной ответственности не вправе чинить «обиды» мирному населению (потрава посевов, рубка леса и т.д.). В случае же совершения беззаконий все они в равной мере должны отвечать перед судом за свои действия («аще учинен будет суд равный, каков простолюдину, таков без поноровки и офицеру»). Вообще же суд у воинов должен быть «особливый», воинский, но при одинаковых законах для всех. И суд этот тоже обязан подчиняться «единой главной конторе», чтобы и военный и простолюдин «по вине своей и суд и награждение принимали».

История политических и правовых учений. Под ред. В. С. Нерсесянца. – М.: ИНФРА • М, 1998. С. 350

Традиционная основа учения Посошкова сказалась и в его понимании вообще нравственных устоев в жизни русского человека. В «Книге о скудости и богатстве» и особенно в его «Завещании отеческом сыну» он последовательно проводит требование честного исполнения каждым человеком своего долга (купцом, воином, крестьянином). Сыну своему он советует служить отечеству телом и душой, быть верным солдатом родине и проводить свою жизнь в неустанных трудах. Неоднократно высказывался Посошков против роскоши, беспутства, советуя жить скромно и честно, придерживаясь веками сложившихся в России нравственных правил.

В историографии принято рассматривать И. Т. Посошкова только как представителя купечества, выражавшего наиболее очевидно сословные интересы этого класса. Действительно, он много писал о задачах и целях этой социальной группы, рассматривая ее как первейшую опору трона и государства. Но представляется, что общая совокупность его предложений выходит за пределы сословных интересов купечества. Поддерживая идеи «меркантилизма» и желая направить страну по пути промышленного и торгового развития. Посошков выступил как мыслитель нового времени. Во многих аспектах его взгляды соответствовали духу западноевропейской мысли.

1