Глава 8. ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ УЧЕНИЯ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ И РЕФОРМАЦИИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 

Общая характеристика Возрождения и Реформации. Новое

мировоззрение.

Новоевропейский антропоцентризм. Пико делла Мирандола.

Новая наука о политике. Никколо Макиавелли.

Политические и правовые идеи Реформации.

Жан Боден и его учение о государстве.

Политико-правовые идеи европейского социализма

XVI-XVIIee.

Возрождение и Реформация — самые крупные и знаменательные явления позднего западноевропейского средневековья. Для мышления, идеологии и культуры этой эпохи решающей тенденцией был переход от теоцентрического к антропоцентрическому пониманию мира. Этот процесс диалектический, противоречивый, сложный. Он происходил по­всеместно, но в различных модификациях, вариантах, формах. Для Воз­рождения и Реформации свойственны такие общие процессы, как ломка феодальных и возникновение раннекапиталистических отношений.

Для этой эпохи характерно новое самосознание человека и новая его общественная позиция: гордость и самоутверждение, осознание собственной силы и таланта выдвигаются на передний план. Именно Возрождение дало миру ряд выдающихся ярких индивидуальностей, всесторонне образованных и выделявшихся среди остальных волей, це­леустремленностью, огромной энергией.

По сути, в это время возникает приходящее на смену средневековой иерархии божественного и человеческого понимание мира и личности,

48

 

которое в духе новоевропейского антропоцентризма ставит человека в центр мироздания. Выразительными средствами изображает эту новую картину мира итальянский гуманист Пико делла Мирандола (1463— 1494). В его трактате "О достоинстве человека" творец обращается к Адаму со следующим напутствием: "Не даем мы тебе, о Адам, ни оп­ределенного места, ни собственного образа, ни особой обязанности, что­бы и место, и лицо, и обязанность ты имел по собственному желанию, согласно твоей воле и решению. Образ прочих творений определен в пределах установленных нами законов. Ты же, не стесненный никакими пределами, определишь свой образ по собственному решению, во власть которого я тебя предоставляю. Я ставлю тебя в центре мира, чтобы от­туда тебе бьшо удобнее обозревать все, что есть в мире. Я не сделал тебя ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, чтобы ты сам... создал себе тот образ, который ты предпочитаешь" [22, с. 507].

Пико делла Мирандола был, пожалуй, первым европейским филосо­фом, с такой пластичностью выразившим идею самоценности и самоде­ятельности человеческой личности. Эта идея была невозможна ни в ан­тичную эпоху с ее представлениями об универсальном значении мирового космоса, ни в средние века, когда личность человека всецело подчинялась божественной воле. У Пико делла Мирандола свобода че­ловека ничем не ограничена, он сам творец собственного образа. В его власти опуститься до уровня неразумных животных или же подняться на одну ступень с самим Богом.

Пико делла Мирандола формулирует совершенно новую концепцию человеческой личности. Человек, создавая собственный образ, может рассчитывать только на себя. Божественный творец (или природа) не дает человеку никакого определенного облика, места или положения. Иными словами, ренессансный человек "брошен" в мир, он одинаково противостоит неодушевленному животному миру, с одной стороны, и небесному — с другой. И тем не менее это не вызывает чувства "бро-шенности", потерянности, маргинальности. Напротив, ему свойствен "героический энтузиазм", воодушевление, представление о неограни­ченных возможностях человеческого творчества. Все это, справедливо подчеркивает В. Шестаков, в свою очередь, порождало интерес к чело­веческой личности, к условиям ее формирования и развития [20, с. 306].

В области политической и правовой мысли становится актуальным тезис о том, что одно из главных слагаемых достоинства индивида — гражданственность и бескорыстное инициативное служение общему благу, под которым стало подразумеваться представление о государстве

49

 

с республиканским устройством, опирающемся на принципы равенства и справедливости.

В истории концепций государства и права видное место принадлежит знаменитому итальянскому мыслителю Никколо Макиавелли (1469— 1527), автору работ "Государь", "Рассуждения о первой декаде Тита Ли­вия", "История Флоренции" и др. Н. Макиавелли характеризует самосто­ятельность, величие и мощь государства как идеал, для достижения которого политики должны использовать соответствующие средства, не задумываясь о моральной стороне своих поступков и о гражданской сво­боде. Отсюда термин "макиавеллизм" для определения беззастенчивой политики, которая добивается своих целей, пренебрегая нормами мора­ли. Государство Н. Макиавелли признает высшим проявлением чело­веческого духа, а служение государству — целью, смыслом и счастьем человеческой жизни. Почти на полтора века опередив Т. Гоббса, Н. Ма­киавелли обосновывал необходимость государства эгоистической при­родой человека и потребностью ее насильственного обуздания.

Н. Макиавелли сформулировал принцип реалистического видения политики. Он доказал, что в этой сфере люди руководствуются специ­фическими, отличными от других сфер жизни мотивами поведения, и успех здесь предопределяется не религиозным фанатизмом и не благо­родством замыслов, а верным расчетом, умением предвидеть послед­ствия тех или иных действий и событий.

Труды Н. Макиавелли построены с учетом исторического опыта ита­льянских государств и адресованы вполне конкретным людям — их тог­дашним правителям. Автор свободен от оценки политических явлений в духе религиозных догматов и подчеркивает зависимость политики от естественных факторов: климата, географического положения страны, наличия полезных ископаемых. Политика для него — удел избранных, но хорошему правлению можно научиться, ибо существуют отработан­ные веками правила политики, знание которых обеспечивает успех, а пренебрежение ведет к поражению и неудаче.

Автора "Государя" мало волнуют этические вопросы. Главное для него — выяснить, "какими способами государи могут управлять госу­дарствами и удерживать власть над ними". Прежде всего, как полагает Н. Макиавелли, созданием прочного фундамента власти. Власть госуда­ря "должна покоиться на крепкой основе, иначе она рухнет. Основой же власти во всех государствах... служат хорошие законы и хорошее войс­ко. Но хороших законов не бывает там, где нет хорошего войска, и, на­оборот, где есть хорошее войско, там хороши и законы" [3, с. 165]. Для

50

 

Н. Макиавелли самосохранение и упрочение политической власти прак­тически любой ценой — доминирующие условия сохранения государ­ственности. Заслуга Н. Макиавелли состоит в том, что он предельно за­острил и смело указал на это объективно существующее соотношение политики и морали. Н. Макиавелли не изобрел указанные принципы, ко­торые встречаются на каждом шагу в человеческой истории, он их уви­дел и обобщил.

Одной из попыток развивающейся буржуазии ослабить феодальные узы в странах Западной и Центральной Европы былиреформационные движения, цель которых заключалась в реформировании церкви и со­здании вероучения, соответствующего классовым интересам буржуазии. Эти движения были искрой, попавшей в пороховой погреб. Они по­служили сигналом к народным революционным выступлениям против феодального гнета. У истоков Реформации стоял крупнейший идеолог ее бюргерского крыла, немецкий теолог Мартин Лютер (1483-1546). Именно он сформулировал религиозно-политические лозунги, которые вдохновили и сплотили практически всех поборников Реформации в Германии. Завоеванием политико-юридической мысли стал сформулиро­ванный в эпоху Реформации вывод о том, что свобода мысли и совести есть предпосылка и обязательный признак антидеспотического, демо­кратически организованного человеческого общежития.

В своей концепции государства, и это очень важно для понимания ее теоретического значения, М. Лютер предусмотрел, что в сфере естест­венного права, в границах мирских отношений светской власти следует руководствоваться практической целесообразностью, реальными инте­ресами, определяемыми человеческим разумом. Управляет же целе­сообразно, разумно тот князь (монарх), который употребляет власть не как привилегию, а осуществляет ее как бремя, возложенное на него Богом.

После спада первой волны Реформации (1531) подымается вторая, связанная с личностью французского теолога Жана Кальвина (1509-1564), который большую часть своей жизни провел в Швейцарии, где написал свой главный трактат "Наставления в христианской вере". Его догмы выражали интересы самой смелой части тогдашней буржуазии. Сердцевина этого сочинения — догмат о божественном предопреде­лении человека. Согласно Ж. Кальвину, Бог заранее твердо определил одних людей к спасению и блаженству, других — к погибели. Люди бес­сильны изменить волю Бога, но могут догадываться о ней по тому, как складывается у них жизнь на земле. Если их профессиональная деятель-

51

 

ность (ее предопределяет Бог) успешна, если они набожны и добро­детельны, трудолюбивы и покорны властям (установленным Богом), значит Бог благоволит к ним. Ж. Кальвин сумел дать специфическими религиозными средствами мощный импульс формированию буржуазной социально-экономической практики и духовной атмосферы капитализма в Западной Европе.

В вопросах о государстве Ж. Кальвин, отмечает В. Нерсесянц, был очень осмотрителен. Осуждая феодально-монархические круги за твори­мые ими насилия, произвол, беззакония и предрекая за это правителям божью кару, орудием которой могут стать их собственные подданные, он в то же время всякую власть объявлял божественной. Право сопротив­ляться тирании Ж. Кальвин признавал только за подчиненными госуда­рю органами власти, церковью, представительскими учреждениями. От­крытое неповиновение и свержение тирана допустимы, на его взгляд, лишь тогда, когда использованы все способы пассивного сопротивления, исчерпаны все легальные формы борьбы. "Наихудшей формой правле­ния" была для Ж. Кальвина демократия. Предпочтение он отдавал оли­гархической организации управления государством [3, с. 176].

Крестьянско-плебейский лагерь, который возглавил Томас Мюнцер (ок. 1490-1525), обратил реформационное движение в открытую бес­компромиссную борьбу против всяких эксплуататорских порядков, соци­ального неравенства, власти князей, засилья церкви. Пик этой борьбы — Крестьянская война в Германии (1524-1526). Исследователи отмечают, что Т. Мюнцер был реалистически мыслившим революционным вождем и не предрешал в деталях формы государственного устройства и прин­ципы управления в обществе, где простой трудящийся народ может оказаться источником и субъектом политической власти. Во взглядах Т. Мюнцера есть зачатки республиканских идей; в известной степени эти идеи восходят к соответствующим представлениям таборитов [3, с. 174].

Видным представителем общественно-политической мысли был сто­ронник и идеолог французского абсолютистского государства Жан Бо-ден (1530-1596), который выдвинул идею о государственном суверени­тете. Политико-теоретические взгляды Ж. Бодена по интеллектуальному содержанию и историческому смыслу представляют собой прорыв к по­литико-правовой идеологии Нового времени.

Свои социальные и политические воззрения он изложил в работе "Шесть книг о республике" (1576). В соответствии с положениями "По­литики" Аристотеля Ж. Боден считал основой государства семью. Госу­дарство представляет собой содружество, которое решает проблемы се-

52

 

мьи, сохраняет общественное имущество, основывающееся на частной собственности. Ж. Боден признавал имущественное неравенство в об­ществе как естественное и необходимое. Государство он определял как правовую власть над социальными вопросами, власть, которой принад­лежит решающая сила. Монарх — единственный, абсолютный источник права, суверенности.

Разработка проблемы суверенитета государства является крупней­шим вкладом Ж. Бодена в развитие политико-теоретического знания. Ж. Боден выделял пять отличительных признаков суверенитета:

издание законов, адресуемых всем без исключения подданным и

учреждениям государства;

решение вопросов войны и мира;

назначение должностных лиц;

действие в качестве высшего суда (суда в последней инстанции);

помилование.

Как выдающийся политический мыслитель Ж. Боден не мог не по­ставить вопрос о том, в чем кроется, как появляется суверенитет и спо­собен ли он к отчуждению, передаче. На первую часть вопроса ответ та­ков: "Суверенитет кроется в совокупности свободных и разумных существ, составляющих народ". Упоминание тут о народе, пишет В. Нерсесянц, отнюдь не свидетельствует о том, что Ж. Боден — привер­женец народовластия. На вторую часть вопроса Ж. Боден отвечал так: "Эту верховную и постоянную власть над гражданами с правом жизни и смерти народ может передать одному из граждан без всяких ограниче­ний так же, как может это сделать собственник, желающий кого-либо одарить". Таким "одним из граждан" у Ж. Бодена оказывался монарх. Ж. Боден, подчеркивает В. Нерсесянц, —убежденнейший сторонник действительно суверенной монархической власти. Отсюда вовсе не сле­дует категорическое отрицание им отдельных элементов аристокра­тических и демократических форм правления в условиях монархии. Аристократические элементы возможны, в частности, когда государь на­значает на должности только знатных, лучших, богатых; демократичес­кие элементы начинают проявляться в государственном управлении, если монарх открывает доступ к должностям практически всем свобод­ным и разумным индивидам. Такое государство Ж. Боден называл коро­левской монархией.

Ж. Боден стремился к гармонической справедливости. Для него она заключалась в распределении наград и наказаний и того, что принадле­жит каждому как его право, совершаемое на основе подхода, заключаю­щего в себе принципы равенства и подобия. В. Нерсесянц пишет, что

53

 

в отличие от Н. Макиавелли, рассматривавшего право преимущественно как средство для достижения тех или иных государственных целей, у Ж. Бодена само право выступает целью бытия государства [3. с. 182].

В XVI-XVII вв. самостоятельное и достаточно заметное место в ин­теллектуальной жизни европейского общества стало принадлежать со­циализму. Наиболее видными мыслителями социалистического на­правления в этот период были Томас Мор (1478-1535) и Томмазо Кампанелла (1568-1639).

Т. Мор вошел в историю как автор своеобразного эпохального произ­ведения "Золотая книга, столь же полезная, как забавная о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопии" (1516). Отсюда воз­ник термин "утопия" (от греч. ои — не и topos — место), означающий место, которого нигде нет.

Другой утопист этой эпохи, итальянец Т. Кампанелла, в своей все­мирно известной книге "Город солнца" в христианско-коммунистичес-ком духе рисует картину совершенного государства, где господствуют священники-философы (во главе с папой, олицетворяющим идеал). Иезуиты во время своего господства в Парагвае (1688-1768) пытались создать такой "город солнца".

1