Глава 21 МОТИВАЦИЯ МЕНЕДЖЕРОВ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 

В социологии менеджмента существует самостоя­тельный класс концепций, которые называют психоло­гическими теориями предпринимательства. Это не зна­чит, что в них ничего не говорится о мотивации и поведении менеджеров, напротив, здесь сравниваются модели поведения менеджеров и предпринимателей.

Инстинктивная теория мотивации У.Джемса

Первые попытки научно осмыслить мотивацию пред­принимательского поведения относятся к концу XIX века. Уильям Джемс (1842—1910), выдающийся американский философ и психолог, разработал учение об эмоциях, став­шее одним из источников бихевиоризма. Вместе со сво­им коллегой Карлом Лангом он разработал теорию эмо­ций, которая так и называется — теория Джемса — Ланга. Согласно авторам, эмоциональный ответ предшествует эмоциональному переживанию. Иначе говоря, эмоции проистекают из поведения, а не являются его причиной. «Мы боимся, потому что наше сердце учащенно забилось, у нас схватило желудок и т. д. Мы боимся потому, что бе­жим. Но мы бежим не потому, что боимся», — объяснял У.Джемс человеческое поведение при помощи простей­ших безусловных рефлексов [120], которые называются еще инстинктами.

Джеме выделил два важнейших инстинкта — често­любие и стремление к соперничеству, которые на 90% оп­ределяют успех в деловом предпринимательстве. Мы знаем, писал Джемс, что если мы не выполним эту задачу, ее выполнит кто-то другой и получит доверие или кредит. По­этому мы выполняем ее. Вот на чем основано честолюбие.

В 1892 г. У.Джемс приходит к выводу, что учение об эмоциях и учение о мотивации — вещи совершенно раз­ные. Действительно, эмоции содержат физиологические компоненты, а мотивационные реакции являются ре­зультатом взаимодействия с чем-то, что находится вне нашего тела, скажем, с предметом или другим челове­ком. Точно также различаются, выражаясь словами Джемса, тенденция чувствовать и тенденция действовать. У эмоций нет главного, что составляет суть мотива — на­правленности к цели. Эмоции — это чувство удоволь­ствия, наступающее в тот момент, когда удовлетворены наши потребности и побуждения, т. е. мотивы, направ­ленные на достижение какой-то цели.

Итак, мотивы побуждают, а цель направляет пове­дение. Но в основе лежат эмоции, т. е. стремление лю­бого живого существа доставить себе удовольствие. Если вы получаете удовольствие, работая в саду, то начнете ли вы такую работу потому, что желаете доставить себе удовольствие, или получаете удовольствие потому, что работаете в саду? Иными словами, детермированы ли все наши побуждения и потребности нашими эмоциями или часть побуждений вызвана рациональными причинами? Подобный вопрос, от решения которого зависело пони­мание предпринимательского поведения, на ранних ста­диях развития теории мотивации остался для психоло­гов нерешенным. Правда, в 1908 г. В.Макдаугал открыл еще одну составляющую предпринимательства — ин­стинкт конструктивности, а экспериментаторы приду­мали множество тестов, измеряющих эмоциональную основу предпринимательской деятельности.

Теория ожиданий и ценностей

Тем не менее добиться полного успеха в рамках тео­рии побуждений так и не удалось. Очень долго психологи спорили о том, можно ли поведение человека целиком и полностью объяснить биологически (подсознательными импульсами, эмоциями), или оно зависит еще и от когни­тивных, т. е. сознательных, целерациональных причин.

Спор мог затянуться, если бы не появился альтернатив­ный эмоционально-инстинктивный подход. В основе новой концепции лежали ценности и ожидания (экспектации), которые мало общего имеют с бессознательными побуж­дениями. Первой пробила брешь в старом подходе иерар­хическая теория потребностей А.Маслоу. В его пятичленке низшие уровни потребностей отражали инстинктивное и нетворческое поведение, а высшие, духовные потребности относились к тому, что природой в человека никогда не вкла­дывалось. Предпринимательство ориентировано именно на потребности в творчестве и самовыражении. Подобной точ­ки зрения А.Маслоу придерживался в 1954г.

Постепенно становится ясно, что прежнее понима­ние мотивов устарело. Психологи предложили различать два понятия: мотив и мотивация. Мотив выражал ста­бильные черты личности, коренящиеся по преимуще­ству в эмоциональной сфере (например, агрессия, лю­бовь, голод, страх). Напротив, мотивацию надо понимать как ситуационную характеристику — тенденцию к дей­ствию, сформировавшуюся здесь и теперь, но не пред-заложенную в человеке биологически. Если вам вдруг предложили повышение по службе, то немедленно сра­батывает множество отдельных мотивов — стремление к власти, любовь к славе и высокому положению, спортив­ная злость (или агрессия) и многое другое, что в сово­купности дает мотивацию достижения.

Новая теория мотивации, разработанная как альтер­натива старой теории побуждения, так и называлась — теория экспектации и ценностей, а ее авторами счита­ют К.Левина, Е.Толмена, Д.Макклелланда и Дж.Аткинсона. Важными элементами в ней были целеориентиро-ванное поведение и мотивация достижения.

Мотивация достижения Д.Макклелланда

В конце 40-х годов Макклелланд и Аткинсон провели исследование на военно-морской базе США, применив разработанную в 30-е годы Генри Мюрреем прожективную технику (TAT — Тест тематической апперцепции) к распознаванию психогенетических (небиологических) мотивов поведения. Согласно Мюррею, потребность означает силу, которая организует восприятие, интел­лект и действия таким образом, что трансформирует в определенном направлении ситуации неудовлетворен­ности, в которых вечно оказывается человек. Среди опи­санных подобным образом потребностей он назвал так­же потребности в достижении. ТАТ, собственно говоря, и был изобретен для выявления потребностей. Данные исследования были опубликованы в 1953 г.

Считается, что благодаря усилиям Макклелланда и Аткинсона разрозненные исследования о мотивации достижения превратились в стройную научную тео­рию. В 1961 г. выходит знаменитый бестселлер Дэ-вида Макклелланда «Достигающее общество». В нем рассматривается применение теории достижения к самым разным областям — теории научения и восприя­тия, автономному обучению, кросс-культурным иссле­дованиям. Среди них важное место занимали вопросы предпринимательской деятельности.

Потребность в достижении, согласно Макклелланду, обозначает состязание с некоторыми эталонами совер­шенства, стремление превзойти их. Мотив достижения стал у него основным побудителем к занятиям бизнесом, а предприниматели отличались от других людей тем, что были способны взять на себя высокую ответственность. Изучив в лабораторных экспериментах весь спектр уров­ней, или силы мотива достижения, ученый установил, что у предпринимателей он был самым высоким. Их деятель­ность связана с удачливостью и риском, протекает в рам­ках рационального поведения.

Макклелланд определил три условия, при которых появляется мотив достижения:

1) человек должен быть готов к тому, чтобы взять на себя всю ответственность за конечный исход дела;

2) надо четко представлять себе, чем закончится дело и принесет ли оно вам удачу или поражение;

3) успех не должен быть четко определенным или гарантированным, но должен быть связан с умерен­ным риском, с некоторой неопределенностью.

Книга Макклелланда вызвала большой интерес еще и тем, что автор пытался применить психологические мето­ды к объяснению макроэкономических процессов. Срав­нивая уровень потребности к достижению в разные исто­рические периоды, Макклелланд убедительно доказал, что наибольшего успеха в экономике добиваются тогда и там, когда и где у людей высока сила мотива к достижению.

«Формула успеха» Дж.Аткинсона

Следующий шаг в изучении мотивации сделал в 1964 г. Дж.Аткинсон. В своих экспериментах он выявил любо­пытный факт: испытуемые, отличавшиеся высоким уровнем потребности в достижении, как правило, гор­дились своими успехами. Напротив, люди с низким уров­нем этой потребности были очень довольны тем, что им удалось избежать неудачи, «формула успеха» Аткинсо­на гласила: чем ниже вероятность успеха, тем выше уро­вень побуждения к нему в связи с его ценой. А в «фор­муле страха перед неудачей» основную роль играли мотив или стремление избежать неудачи, расхолажива­ющая сила возможного неуспеха.

Согласно гипотезе Аткинсона, неудача при реше­нии легкой задачи (что равносильно высокой вероят­ности успеха) более притягательна для индивида, чем поражение при решении трудной задачи. Предпри­ниматель выбирает, как правило, средний путь, где ве­роятность достижения успеха равняется 50%. Он стре­миться достичь успеха и вместе с тем гордится своими победами, что возможно, если успех достаточно труден. Легкие победы обесценивают конечные результаты.

Формула Аткинсона выявляет достаточно слож­ную структуру «игры ожиданий». Совершенно очевид­но, что если задача слишком трудна, то ее нельзя решить, полагаясь только на свой интеллект. Необходимо опре­деленное везение. Поэтому говорят, что случай — вер­ный спутник предпринимателя. Но он выпадает лишь на долю тех, кто не боится рисковать.

Теория мотивации дает предпринимателю широкой диапазон свободы выбора, но это всегда выбор между менее и более рискованными стратегиями поведения. Менед­жеры и служащие предпочитают твердые гарантии и нор­мы. Но гарантии, считает деловой человек, это норма по­ведения для посредственностей. Бизнесмен же постоянно перешагивает ее, балансируя между страхом перед неуда­чей и гордостью за успешно преодоленное препятствие (которое всегда чуточку выше творческих сил).

Мотивация и вероятность успеха

В 1972 г., обобщив массу эмпирических данных, Б.Вейнер заключил, что: 1) неудача способна, вопреки ожиданиям, усиливать мотивацию, но при условии, что речь идет не о простых людях, а об индивидах с сильно выраженным стремлением к достижению; 2) напротив, неудача подавляет мотивацию у тех, кто обладает слабо выраженным стремлением к достижению; 3) мотивация уменьшается, когда предприимчивые (с сильной моти­вацией на достижение) добиваются успеха; 4) напротив, мотивация возрастает у людей со слабой мотивацией на достижение, если с ними происходит то же самое, то есть если они добиваются успеха.

Построенная на такого рода положениях, имеющих солидное эмпирическое подкрепление, модель полезна и в менеджменте, и в бизнесе. На ее основе можно раз­работать конкретные мероприятия даже на уровне пра­вительства.

Еще Д.Макклелланд утверждал, что любое общество может создать благоприятные и неблагоприятные усло­вия для бизнеса. Если правительство увеличит вероят­ность предпринимательского успеха от низшей отмет­ки хотя бы до средней, то бизнес привлечет людей с высоким и низким уровнем потребности к достижению. Вероятность успеха может гарантироваться соответ­ствующими законодательными мерами, например, ох­раной прав собственника, и политическими, например, твердым конституционным строем. Если же правитель­ство этого не делает и в обществе оказывается слишком высокой вероятность потерпеть поражение, наиболее талантливая молодежь покидает сферу бизнеса, далее если вероятность успеха поднимается от низшей до сред­ней отметки.

А что произойдет при дальнейшем росте вероятности успеха? Возможность достижения успеха, увеличиваясь от средней отметки до высшей, сделает бизнес неинтересным для людей с высокой потребностью в достижении. Притя­гательнее для них окажутся другие сферы, где опять же высок уровень риска и высока степень неопределенности при достижении успеха. Конечно, бизнес не опустеет, он станет сферой деятельности ординарных людей. Он при­влечет людей с высоким уровнем страха перед неудачей.

Таким образом, правительство может поощрять сме­лых и предприимчивых либо трусливых и посредствен­ных. И неизвестно, в каком случае деловая активность принесет большие плоды.

Атрибутивная теория мотивации

На стыке между теорией мотивации на достижение и когнитивной теорией мотивации сформировалась мотивационная теория атрибуции, которая внесла значи­тельный вклад в исследование феномена предпринима­тельства. Впервые она была сформулирована в 1958 г. Ф.Хейдером. Успех или неуспех объясняется четырьмя факторами: способностями и усилиями (внутренние контролируемые факторы), а также трудностью задачи и везением (внешне контролируемые факторы). Если два первых — стабильные факторы, то два вторых — не­стабильные.

Предположим, что у вас надежда на успех сильнее, нежели страх перед неудачей. В таком случае можно ут­верждать, что вы относитесь к определенному типу пред­принимателей. Что характерно для него? Прежде всего то, что, достигнув успеха, подобные люди обязательно объяснят его своими личными качествами.

Индивид, нацеленный на успех и не боящийся по­ражения, приписывает победу скорее внутренним кон­тролируемым факторам, то есть своим способностям и усилиям, а неудачу связывает опять же с собой, но ссы­лается на недостаточную мобилизацию своих резервов (недостаточную для данного момента, что становится уроком на будущее). Человек с преувеличенным стра­хом перед неудачей стремится объяснить свое пораже­ние неверием в собственные силы либо кознями извне. Ему не свойственно умение принимать удары судьбы или стремление «взять реванш».

Считается, что к предпринимательской деятель­ности в большей степени склонны люди первого типа.

Шкала «интернальности — экстернальности»

Разработанная в 1966 г. Дж.Роттером теория «локуса контроля» дала толчок множеству эмпирических иссле­дований, проведенных в конце 70-х — начале 80-х годов. В них использовалась шкала «интернальности — экстер-нальности», которая выявляла тех, кто, достигая цель, склонен опираться на внутренние стимулы, и тех, кто стремится валить все на «внешние обстоятельства».

«Интерналы» верят в собственные способности вли­ять на внешние обстоятельства и подчинять себе успех, а «экстерналы», фаталисты по природе, считают, что успех зависит от таких обстоятельств, на которые никак невозможно влиять. Обнаружилось, что ответствен­ность чаще берут на себя «интерналы», которые упова­ют скорее на собственный труд, чем на случайную по­мощь извне. Здесь, как и в теории атрибуции, изучалась склонность человека приписывать успех себе в зависи­мости от внешних сил (тогда он «экстернал») или от внут­ренних возможностей («интернал», то есть «локус кон­троля» у него внутри).

Предприниматели чаще всего встречаются среди «интерналов», зато «экстерналы» лучше учитывают ус­ловия производства, действие рыночной конъюнктуры и других внешних сил.

Теория «локуса контроля» (the locus-of-control theory) и различные варианты «шкалы Роттера», или «шкалы I—Е» имеют широкое прикладное значение. В сфере предпринимательства в 70—80-е годы их ис­пользовали Р.Дейли, К.Морган, Дж.Пандей, Н.Тевари, Д.Миллер, Х.Фрейзен и др.

Модификацией шкалы «экстернальности — интер­нальности» надо считать методику, измеряющую склон­ность человека к «инноватике — адаптации». Она раз­работана в 1976 г. М. Картоном. При помощи шкалы, состоящей из 32 параметров, у менеджеров выявлена преобладающая ориентация на адаптивный (приспособ­ление к старому) стиль, а у предпринимателей — на ин­новационный (изменение старого). Менеджер — это человек, вникающий во все детали, он изменяет окру­жение и делает его лучше таким образом, что не выхо­дит за рамки установленных организацией норм и правил. Напротив, предприниматель и новатор предпочитают де­лать нечто разнообразнее, хотя не забывают и о том, как сделать нечто лучше.

Обобщая данные, можно утверждать, что мотив дос­тижения, т. е. потребность делать нечто лучше, чем это было вчера, присущ и менеджерам, и предпринимателям.

Власть и лидерство

«Потребность делать нечто лучше, чем оно было сде­лано вчера» — это определение мотивации на достиже­ние Д.Макклелланда (1975), ставшее ныне очень попу­лярным. Во всяком случае, этот афоризм наиболее точно выражает сущность того, что мы раньше называли «challenging job».

Макклелланд обнаружил, что предприниматель, со­здающий быстро прогрессирующую бизнес-фирму, ред­ко является лидером. Причину он объясняет просто: дос­тижение — игра для одного, а не для многих. Действительно, достигать чего-либо можно в одиночку, но не толпой. Когда фирма разрастается, у нее появляется организационная структура, устанавливающая или упоря­дочивающая взаимоотношения многих людей. Мотивация на достижение трансформируется в потребность власти. Ведь власть — чисто структурная характеристика.

Власть возможна там, где взаимоотношения множе­ства людей выстроены в некую иерархию, разделены на менее и более престижные (влиятельные, привилегиро­ванные, властные) должности, где существуют руководители и подчиненные. Стремление занять ключевую, самую влиятельную позицию и есть потребность во вла­сти, или доминировании (господстве, преобладании, пре­восходстве). Совершенно очевидно, что «стремление вы­полнить нечто лучше, чем вчера» превращается здесь в стремление завоевать лучшую, чему других, позицию.

Исследования Д. Макклелланда и Д.Бернхайма (1976) обнаружили у предпринимателей и менеджеров потреб­ность во власти и стремление к лидерству. Если менед­жер тяготеет к власти и она для него — лучший мотива­тор поведения, то его хозяин склонен к другому — к лидерству, даже если при этом возрастает степень риска.

Итак, предприниматель исчисляет пригодность идеи (инновации) и опирается на чутье, менеджер всесторон­не анализирует конъюнктуру. Поэтому говорят: менед­жер — «лидер иерархии», предприниматель — «лидер идеи». И чаще всего предприниматель становится менед­жером, устав от риска, неопределенности и стрессов, чем наоборот. Чтобы превратиться в предпринимателя, че­ловеку нужен иной стиль мышления, иная психология, иная стратегия поведения и мотивации. Это не значит, что дорога в бизнес открыта для немногих избранных. Туда могут идти все, но удерживаются единицы. Если, конечно, речь идет о цивилизованном рынке и цивили­зованном бизнесе.

Менеджер стремится максимально прояснить ситу­ацию, чтобы применять к ней стандартные научные ме­тоды. Ясной и четкой является организационная иерархия. Но рыночная стихия — та область, где нет кристальной ясности и стабильности. Посему коньком предпринима­теля выступают чутье, интуиция и другие нерационали­зируемые факторы.

В отличие от менеджера, для предпринимателя по­иск рисковых ситуаций и умение их разрешать обла­дают самодостаточной ценностью. Только на ранней стадии деньги и прибыль — адекватное вознаграждение за риск. В дальнейшем же все больший вес приобретает индивидуальное «я». Признавая за собой способности умело выходить из рискованных ситуаций, инноватор нередко ставит выше свое право на поражение, чем чу­жое на успех.

В отличие от предпринимателя, менеджер (особенно в крупной корпорации) в меньшей степени характеризу­ется стремлением выразить свое «я». Шкала «Leadership Motive Pattern» Макклелланда измеряет уровни аффиляции, потребности во власти и подавлении (сдерживании). С ее помощью удалось установить, что потребность во власти присуща всякому эффективному, или хорошему менеджеру. Но всякий мотив оказывается более мощным, чем даже стремление к личностному развитию. Он бук­вально забивает все другие позывы в человеке, заглуша­ет все прочие потребности, особенно если они противо­речат ему. Это вполне здоровое начало в деятельности менеджера. Уважающему себя менеджеру присуща именно потребность оказывать влияние на поведение других людей во благо организации в целом.

Обследованные Макклелландом менеджеры выказа­ли слабый уровень потребности в аффиляции (т. е. в коо­перации и сотрудничестве с другими людьми). Власть может привести к авторитаризму, правда, подобная тен­денция может гаситься высокой степенью самоконтроля менеджера и его «зрелостью» (психологическая характе­ристика уровня развития личности). Очень часто мотив достижения, присущий, например, инженерам, склон­ным к творческой самоотдаче, вступает в противоречие с мотивом власти, который характеризует менеджеров и развитую у них потребность влиять на поведение других.

Склонность к риску

Вопреки распространенному мнению, отождествля­ющему предпринимательство и риск, удачливые пред­приниматели рискуют умеренно, за смелым решением у них скрывается трезвый учет объективных возможно­стей и собственных сил. Предпринимателя никак нельзя уподобить безрассудному игроку. Удивительно другое. Как выяснил в 1980г. Р.Брокхаус, предрасположенность к риску присуща практически одинаково и предприни­мателям, и менеджерам. Во всяком случае в эмпиричес­ком исследовании значимой разницы между ними не об­наружено.

Исследования выявили несколько разновидностей риска: рисковать можно финансовым состоянием, карье­рой, социальными связями, эмоциональным благополучи­ем. Предприниматель, как удалось выяснить при помощи специальных тестов, склонен ко всем видам риска. Прав­да, он стремится оптимально сочетать субъективные и объективные факторы, обнаруживая завидную выдерж­ку и расчет, замечая то, чего не видят другие. Неудивитель­но поэтому, что, начиная дело, предприниматель убежден, будто он особо-то и не рискует. Когда несведующие в биз­несе люди ссылаются на отсутствие у себя деловых спо­собностей, это значит, что их воображение преувели­чивает уровень риска до такой степени, что они теряют веру в свои силы и в возможность достичь успеха.

Когнитивная теория и эвристика мышления

По мнению Дж.Ронена, Д.Канемана, А.Тверски, П.Фишбурна и некоторых других ученых, предприни­матели обладают избирательной эвристикой. Они не только умеют нестандартно решать обьганые задачи или активнее других людей сопротивляются давлению вне­шних обстоятельств, но, что еще важнее, они отбрасы­вают второстепенные и останавливаются ча главных задачах, а именно: проекты, благоприятствующие успе­ху, задумываются и осуществляются ими куда быстрее, чем нейтральные или содержащие опасность.

Поразительная черта подобной эвристики — умение моментально найти подходящее для данной ситуации дей­ствие и определить его темп, реализовать гибкую модель поведения при достижении цели, отыскать плодотворные идеи и выбрать нужную информацию.

Действия высококлассного предпринимателя напо­минают поведение высококлассного ученого: он умеет обнаружить в информации скрытый смысл Постоянный возврат с новых позиций к прежней цели, поиск альтер­нативных путей к ее достижению — важные аспекты мен­талитета предпринимателя. Б.Джилад, С.Кейш и Дж.Ронен называют среди качеств предпринимателя способность находить выход в безвыходной ситуации, действовать хо­лодно и расчетливо, в условиях риска и плотной конку­ренции умение отыскать «щель в заборе».

Результаты опросов показывают: умение прояснять для себя неясные ситуации, склонность немедленно при­норавливать информацию к процессу принятия решения, формирование механизма предотвращения ошибок — отличительные характеристики когнитивной структуры личности предпринимателя.

Таким образом, мотивация и поведение предприни­мателя изучаются не только в рамках теории атрибуции, но и с позиций когнитивной психологии, которая сегод­ня вышла на ведущие позиции в изучении предприни­мательства.

К.Макриммон и Д.Верунг, опросив в 1986 г. большое число канадских и американских бизнесменов, выдели­ли феномен неприятия риска, если он связан только с потерями. Они предложили модель, описывающую реак­цию на рискованную ситуацию, дифференцирующую процесс на пять стадий: допущение риска, оценивание ситуации, распределение (времени, информации, средств контроля), выбор и, наконец, слежение за исходом. Авто­ры концепции полагают, что изо всего процесса приня­тия риска доминирующей является стадия выбора одной альтернативы среди многих. Они предложили своеобраз­ный тест, названный ими «портфелем риска», который помогает любому человеку разобраться в своих способ­ностях принимать риск.

Тест может использоваться для изучения предпри­нимательства в самых разных странах, позволяя полу­чить весьма интересные и неожиданные результаты.

Социальный контекст предпринимательства

С социальной точки зрения, роль предпринимателя ныне становится предпочтительнее роли менеджера. Предприниматель как основатель нового дела больше оза­бочен перспективами развития бизнеса, нежели сиюми­нутной прибылью. Он отличается сочетанием высокого уровня мотивации достижения и средне-высоким уров­нем социальной ответственности.

Присущая ему уверенность в своих силах способ­ствует тому, что он нарочно ищет рискованные ситуа­ции, испытывая себя делом. Отсюда и свойственная предпринимателю-инноватору структура ценностей с нацеленностью на постоянное обновление. Ему присущ патерналистский стиль руководства, он — подлинный лидер «отцовского» типа, заботящийся о сохранении и приумножении, нежели о разрушении.

Как отличить предпринимателя от непредприни­мателя? Прежде всего, предприниматели — это, как правило, молодые люди, а не пожилые (к менеджерам дифференциация по возрасту мало применима). Ти­пичный возраст антрепренера — 30—35 лет. Предпри­ниматели — обычно те, кто недоволен своей предше­ствующей профессией. Они как бы прыгают с одного места на другое.

Некоторые исследователи считают, что люди делят­ся на три категории: одни «могут, но не хотят», другие «хотят, но не могут», третьи «и хотят, и могут», но ори­ентированы на непродуктивную деятельность. В лю­бом обществе существуют ситуации, когда невостре­бованных талантов больше, чем «работающих».

Крайней точкой для выявления идеального пред-принимателя-инноватора может служить поиск но­визны или «дела ради дела» (как альпинист осуществля­ет восхождение ради восхождения, и артист играет ради игры). Предприниматель помещается как бы посреди­не между «артистом» и «менеджером».

Сложность проблемы заключается, однако, в том, что менеджеры сегодня обладают многосторонними знания­ми, которые не всегда доступны предпринимателю, осо­бенно небольшому. Было бы заблуждением считать, что предприниматели — самые образованные люди. Статис­тика делит их на две группы: у одних уровень образова­ния выше, чем в среднем у населения, а у других — ниже. Но деловой успех не всегда зависит от образования.

Предпринимателей отличает скорее более сильное, чем у наемных работников и менеджеров, стремление к независимости и автономии. Менеджеры активнее пред­принимателей изучают психологические методы. «Супер­менеджер» Ли Якокка помимо инженерных и экономи­ческих дисциплин в течение четырех лет изучал в Лихейском университете психологию и патопсихологию. Он считает их самыми ценными среди университетских дис­циплин и более полезными, чем инженерные науки. Именно к ним ему приходилось часто прибегать, когда Ли Якокка сталкивался с ловкачами в мире бизнеса, которых много среди предпринимателей.

Главным содержанием являются основы поведения индивидов. В результате специального обучения он научил­ся довольно быстро распознавать характер людей. «До сего дня я могу, — вспоминал Ли Якокка, — сказать довольно много о человеке после первой же беседы с ним».

Сегодня литература по стратегии менеджмента и предпринимательству, организационному поведению и мотивации достигла колоссальных объемов. Огромные суммы выделяются на научные исследования и просве­щение менеджеров. Тем не менее менеджмент во мно­гом остается искусством (а не наукой) — сферой уникаль­ных решений, принимаемых уникальными способами. Ведь трудно, если не невозможно, алгоритмизировать способность к риску, умение предсказывать успех в нео­пределенных ситуациях, что доступно лишь индивидуаль­ному сочетанию навыков, интуиции, жизненного опыта и компетентности. Как и трудно предложить формулу, по которой можно вычислить оптимальное соотношение риска, упорства в достижении цели, чутья и расчета, с одной стороны, мотива достижения и потребности во вла­сти — с другой стороны.

Вопросы к главе

1. Каким образом соотносятся между собой потребности в тео­рии Маслоу и мотивационные факторы в теории Херцберга?

2. Что такое «гигиенические факторы» и какова их функция в управлении?

3. Что такое «нулевой» уровень удовлетворения потребностей?

4. Чем различаются между собой «теория X» и «теория Y» Мак-грегора?

5. В каких ситуациях на производстве более подходит авторитар­ный стиль руководства?

6. Почему «теория X» называется негативной?

7. Как диагностируется стиль управления предприятием перед внедрением программы Макгрегора?

8. Что такое инстинктивная теория мотивации и каковы ее отли­чительные черты?

9. Чем различаются понятия «мотив» и «мотивация»?

10. Как бы вы охарактеризовали основные положения теории достижения Макклелланда?

11. Какова отличительная черта мотивации предпринимателя с точки зрения теории Аткинсона?

12. Опишите шкалу «интернальности — экстернальности».

13. Как бы вы объяснили специфику эвристики предпринимателя?

14. Расскажите о реакции на риск Макриммона и Верунга и «портфеле риска».

1