11 октября 2008г.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

Пропущено начало лекции

Постпозитивизм

Период нормальной науки:

Характерна преемственность в развитии научного знания. Победившая научная парадигма излагается в учебниках. Изучающие науку принимают соответствующую парадигмальную теорию вследствие авторитета учителя или учебника, а не вследствие доказательности этой теории. Как отмечает Кун, в этот период нормальной науки, создается впечатление, что ученые пытаются втиснуть изучаемый объект в рамках парадигмы. Цель нормальной науки ни в коей мере не требует предсказания новых явлений. У нормальной науки нет эвристической (предсказательной функции). Более того, явления, которые не вмещаются в господствующую парадигму, упускаются из виду. Когда ученые сосредотачиваются на ограниченном парадигмой фрагменте реальности, они исследуют его наиболее полно и глубоко. Постепенно начинают появляться так называемые аномалии. Постепенно ученые начинают сталкиваться с фактами, которые не могут быть объяснены в рамках принятой научной парадигмы. После многочисленных попыток объяснить эти аномалии возникает научный кризис. Аномалия появляется и может появиться в принципе только на фоне парадигм. Здесь можно отметить безусловное влияние Поппера: чем более развита парадигма, тем более она чувствительна к аномалиям. Далеко не все аномалии приводят к научному кризису. Необходимо появление таких аномалий, которые пронизывают научные знания до самой сердцевины. Научный кризис выражается в размывании научной парадигмы: она перестает выполнять свою функцию в системе научного кризиса, то есть воспроизводится допарадигмальное состояние науки (наряду с отживающей парадигмой, в пределах которой работает все меньше и меньше ученых, появляется все больше гипотез, которые дают различные объяснения аномалиям). Далее может произойти научная революция, которая характеризуется сменой парадигм. Научное знание развивается путем смены научных парадигм. Преемственность в развитии научного знания отрицаться не может, но эта преемственность касается только периода нормальной науки. С изменением парадигмы ученый учится заново видеть интересующий его объект принципиально иным образом. Далее Кун пытается ответить на вопрос, почему происходит восприятие новой парадигмы. С одной стороны, новая гипотеза предполагает объяснения аномалиям: причины, которые заставляют ученого принять новую научную парадигму, не являются исключительно научными и рациональными. То, что новая теория согласуется с аномалиями, для ученого – не аргумент. Кун подчеркивает в таком выборе наличие ненаучных причин: политических, социальных, культурных. Можно сказать, что в научном сообществе достигается конвенция в вопросе выбора образцовой теории. Ни одно исследование невозможно в отсутствие парадигмы. Отказ от парадигмы невозможен без замены ее новой. К заслугам теории относят идеи:

- социокультурной обусловленности научного знания, введение в оборот понятия научной парадигмы.

 

Методология научно-исследовательских программ Имре Локатоса.

Имре Локатос (1922-1974) – ученик Поппера, поставил перед собой цель, полагал, что теории более устойчивы к фальсификации, чем указывал Поппер. Далеко не всякая фальсификация означает отказ в научном характере. Для этого Локатос разрабатывает понятие научно-исследовательской программы, которое призвано заменить понятие научной теории. Поэтому основой теории науки Локатос делает научно-исследовательскую программу – совокупность и последовательность теорий, имеющих определенную и преемственную связь друг с другом, связанных общностью основополагающих принципов объяснения объекта исследования. В теории права это соответствует типу правопонимания. Таким образом, развиваются не отдельные научные теории, а НИП, которые конкурируют между собой.

НИП имеют свою структуру, появление такой структуры и позволяет объяснить устойчивость научного знания к фальсификации.

Структура НИП:

Твердое ядро – наличие этого твердого ядра обеспечивает непрерывность развития научно-исследовательской программы. Твердое ядро представляет собой совокупность фундаментальных допущений, которые сохраняются без изменений во всех теориях научно-исследовательской программы. Эти фундаментальные допущения не должны и не могут пересматриваться.

Защитный пояс дополнительных гипотез, который выстраивается вокруг твердого ядра НИП. Эти гипотезы могут видоизменяться, адаптируясь к аномалиям, объясняя и компенсируя их. При этом аномалии не должны разрушить твердое ядро.

Правила отрицательной эвристики – эти правила запрещают переосмысливать твердое ядро научно-исследовательской программы даже при столкновении его с аномалиями и конкурирующими научно-исследовательскими программами. Исследовательская программа, вследствие этого, обладает определенным догматизмом. Этот догматизм имеет и безусловное позитивное значение для развития науки. Без догматической верности ученые отказывались бы от теории раньше, чем поняли бы потенциал и значение теории. Стратегия ученых «действовать вопреки фактам и не прислушиваться к критике» - особенно помогает на начальном этапе НИП, когда защитный пояс еще не выстроен.

Правила положительной эвристики – эти правила показывают, как видоизменять эти гипотезы защитного пояса, какие новые модели объяснения реальности следует разработать с тем, чтобы расширить область применения научно-исследовательской программы.

Далее Локатос выделяет 2 стадии в развитии НИП:

Прогрессивная – особую роль играют правила положительной эвристики, потому что они стимулируют образование вспомогательных гипотез, расширяют сферу применения программы, делают ее более глубокой и разработанной.

 

Регрессивная

Таким образом, опровержение теории не является сиюминутным фактом и занимает достаточно длительное время, то есть любая научно-исследовательская программа сопротивляется. По Локатосу, наука развивается только под влиянием внутринаучных причин.

Теория эпистемологического анархизма.

Пол Файрабент  (1924-1994гг.)- автор эпистемологического анархизма. Создал свою концепцию в 1970-е годы. Первая работа носит название «Против метода. Очерк анархистской теории познания», вторая – «Наука в свободном обществе». На Файрабента возлагают вину за смерть позитивистского направления.

Что есть наука? – Существует бесконечно много ответов, но значим один из них, опирающийся на предположение о том, что существует определенный научный метод, совокупность правил, управляющих познанием. Соответственно, познание на основе метода и в соответствии с правилами – познание научное. Познание без осознания этих правил – научным быть не может.

В чем ценность науки? /Может быть наука, лишь исторический миф/. – Современное либеральное государство должно быть идеологически нейтральным. Наука – самый догматический из всех социальных институтов. Дальнейшее господство науки как самого догматичного из всех социальных институтов составляет прямую угрозу демократии. Слияние государства и науки неприемлемо для свободного либерального общества. Наука, полагает Файрабен,  - анархистское предприятие. Этот анархизм выражается во множестве аспектов:

Наука вообще не знает так называемых достоверных фактов (голых фактов). Факты, которые включены в наше познание, уже рассмотрены определенным образом, уже определенным образом теоретически осмыслены, концептуализированы, то есть голых фактов не существует. Единственным принципом научной деятельности должен быть принцип «Все дозволено». Его позиция характеризуется как методологический анархизм. Изучая историю науки, мы видим, что не существовало научного метода, который не был бы однажды нарушен. Более того, такие нарушения метода неслучайны, напротив – нарушение методологических правил – необходимое условие прогресса и развития научного знания. Наиболее важные научные знания оказались возможными только потому, что ученые нарушили методологические правила. Файрабен призывает разрабатывать научные теории, несогласующиеся с фактами, противоречащие эмпирически обоснованным теориям. Этот способ деятельности ученого называется контриндукцией. Если считать научной только ту теорию, которая согласуется с фактами, то это одновременно означает признание отсутствия вообще научных теорий. Не существует ни одной теории, согласующейся с фактами, а значит рассматривать такую согласованность в качестве критерия научности бессмысленно. В основе научного знания всегда лежат нерациональные, иррациональные допущения. Под такими допущениями подразумеваются множество недоказанных фактов (например, что органы чувств нас не обманывают).

Принцип неограниченной пролифирации теории (принцип неограниченного умножения теории) – успех теории нельзя рассматривать как признак истинности и соответствия фактам. Отсутствие проблем в научной теории вызывает подозрение, что, возможно, эта теория ограничила  область фактов, подлежащих объяснению, что достигнутый успех обусловлен тем, что за время своего развития теория превратилась в жесткую идеологию. «Файрабент рубит сук» /Е.В.Тимошина/

Файрабент выступает с критикой и принципа верификации в неопозитивизме и с критикой принципа фальсификации, предложенного Поппером. Правильный метод не должен включать в себя каких-либо правил, вынуждающих нас осуществлять выбор теории в соответствии с критериями верификации, либо фальсификации. Более того, правила метода должны позволять осуществлять выбор таких теорий, которые были не верифицированы и фальсифицированы. Критический рационализм Поппера – не более чем совокупность лозунгов, предназначенных для запугивания боязливых оппонентов. Наука – лишь одна из форм мышления, разработанных людьми, и далеко не самая лучшая.

У науки нет никакого особого метода, отделение науки от других форм мышления искусственно и вредно. Ученые весьма редко знают, что именно и как они делают в процессе своих исследований. Если мы хотим познать и преобразовать мир, мы должны использовать все идеи и все методы. Файрабент отрицает существование объективной истины, ее признание – догматизм. Отвергает преемственность в развитии научного знания. Главный вывод: необходимо избавить общество от диктата науки. Ученый должен действовать свободно, не связывать себя ни методами, ни парадигмами. С точки зрения Файрабента, научные теории выживают за счет иррациональных, а не рациональных аргументов. «Наука шумна, криклива, самонадеянна и нужно найти способы, чтобы она стала другой» /Файрабент/

 

1