МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ ПРАВА ПЕТРАЖИЦКОГО.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

Гурвич: Петражицкий принадлежит к числу первостепенных мыслителей, чьи новаторские идеи могут быть в полной мере оценены только в перспективе тех глубоких изменений, которые характерны для современной юридической мысли.

Сейчас эти идеи становятся более понятной в рамках неклассической науки.

Против объективации права, что было характерно для всех классических представлений о праве. Все классические правовые теории сформировались под влиянием оптического обмана. Этот оптический обман заключается в том, что классические правовые концепции ищут право не там, где оно существует, а во внешнем по отношению к психике мире. Эта объективация права – следствие наивно-проекционной точки зрения. Эта точка зрения состоит в том, что она приписывает различным объектам способность авторитетно наделять субъекта правами и обязанностями. В роли таких объектов выступают Бог, природа, разум, народных дух, государство, правопорядок. Правовым концепциям присущ антропоморфизм. Эти объекты наделяются способностью предоставлять субъектам права и обязанности. Таким образом, с точки зрения Петражицкого, все классические правовые теории объединяет общий недостаток – убеждение о внешнем источнике права. Недостаток всех этих правовых концепций: они лишь пытаются указать на генетическую связь права с иными явлениями (которые выступают в роли источников права – Богом, природой, обществом, государством и т.д.) Все правовые концепции не решают вопроса о существе определяемого права самого по себе. Петражицкий подчеркивает, что право существует в психике субъекта, переживающего соответствующие эмоции. Как полагал Петражицкий, отказ от такой наивно-проекционной точки зрения, необходимо влечет за собой пересмотр методологических оснований современной юридической науки. Главный недостаток концепции естественного права – односторонне-атрибутивная редакция, а именно подчеркивается абсолютное значение естественных прав без указания на корреспондирующие обязанности.

Петражицкий критикует естественно-правовые концепции за их идеологической характер. Должно ли право стремиться к достижению свобода, равенства? Эти вопросы не имеют никакого отношения к теоретической проблеме определения понятия права. Не идеологическое, а научное решение заключается в том, что эти естественные права выступают элементов императивно-атрибутивной структуры права.

Гурвич: критика Петражицким этатистской теории права принадлежит к классическим и наиболее современным образцам мировой юридической литературы.

Петражицкий выделял 2 логические ошибки в этатистском определении права:

Классическое определение права – definition per idem (см. выше)

В рамках этатизма невозможно обосновать принудительный характер права. Норма права – лишь такая, на случай добровольного исполнения которой существует другая норма. За неисполнение правовой нормы санкция должна быть предусмотрена в следующей правовой норме и т.д. В итоге будет найдена последняя в цепочке непринудительная норма права. Но в этой теории государственная власть не рассматривается как правоотношение (основываясь на классическом этатизме).

Считается, что неклассические концепции в той или иной степени интегративные. Традиционно интегральное правопонимание не связывается с именем Петражицкого, но это не совсем так. Сам термин «синтетическая теория права» был придуман Петражицким. Петражицкий справедливо полагает, что стремление к синтезу отличает любую теорию, претендующую на научность. Человеческому интеллекту вообще свойственно стремление к систематизации на основании основных свойств явления, то есть к синтезу. Но важно не допустить ошибки в исходной точке синтеза, то есть не принять случайный и побочный признак за главный – этим и грешат все теории права.

Пропущен абзац.

Все существующие правовые концепции, хоть и односторонни, не беспочвенны и не лишены зерна истины. Их совокупность – многостороннее и обстоятельное описание всех возможных явлений права. Недостаток всех этих правовых концепций – в абсолютизации частных аспектов бытия права. Совокупность всех этих явлений можно сравнить с совокупностью направленных в разные стороны ветвей дерева, имеющих общий корень и ствол, но отдельные теории принимают разные теории за различную точку учения. Только его понятие права – атрибутив/правомочие. Только обоснованное им понятие правового атрибутива и обнаруживает корень и ствол этого дерева. Только его определение права дает возможность синтеза  тех явлений, на которых останавливают внимание отдельные правовые теории, а также только обоснованное им понятие права дает возможность примирения и синтеза этих теорий в виде характеристики правового мира.

Право – правомочие, переживаемое субъектом. Петражицкий писал: как примирить понимание права как атрибутива с принудительностью права в качестве его основного признака? Принуждение есть следствие атрибутивной функции права. Специфика правомочия состоит в том, что неисполнение обязанности, соответствующей этому правомочию рассматривается как агрессивное действие. Управомоченный не упрашивает обязанного, а требует удовлетворения своего правомочия посредством обязанного лица – так вырастает репрессия и принуждение в сфере права. Основное свойство права – правомочие, из которого уже потом вытекает принуждение.

Из атрибутивной функции права следует и вытекает потребность в установлении однообразного шаблона. Иначе, вытекает потребность в установлении позитивного права – общих для всех правовых норм. Содействует этому общий шаблон. Исходя из критического отношения к сложившимся в науке правовым концепциям, Петражицкий задумывает целую реформу социально-гуманитарного знания как такового.

Традиционная точка зрения: методологическая основа – классический позитивизм. Академик Мальцев характеризует этот подход как антропологический позитивизм. Главная методологическая работа петербургского периода – «Введение в изучение права и нравственности. Основы эмоциональной психологии». Следует отметить, что Петражицкий всегда стремился рассмотреть юридическую науку в контексте целостной системы научного знания. Он делает вывод о недостаточной методологической оснащенности правоведения. С точки зрения Петражицкого, это примеры научной патологии. Эта антипозитивистская настроенность проявилась в критике индуктивного метода познания. Теоретическое знание – не есть копия или протокол действительности, оно всегда содержит в себе нечто принципиально отличное от того, что может быть констатировано путем наблюдения. Хотя бы этих наблюдений и были сделаны миллионы. Индуктивному методу присущи несколько недостатков:

Проблема научности эмпирического познания, прежде всего, заключается в неясности критерия, в соответствии с которым производится отбор фактического материала, подлежащего исследованию. То есть до отыскания и научного обоснования такого критерия уже становятся понятно, почему такие критерии относятся к праву.

Метод обобщающей абстракции: порочность состоит в том, что для вывода используется ограниченный эмпирический материал. Эмпирическое познание, по Петражицкому, принципиально ограничено. Нельзя распространять многократно наблюдаемый признак на класс объектов как таковой. Количество наблюдений лишь увеличивает меру нашей уверенности в правоте, но никогда не даст достоверных результатов. В юридической науке понятие права никак не отличается от наивных обобщений обыденного мышления. Всех этих недостатков позволяет избежать введение так называемого общего (классового) понятия. Общее (классовое) понятие – идея всего того, что мыслимо как обладающее известными признаками. Классы – объекты идей такого рода, которые мыслимы как обладающие соответственными свойствами. Познавательная ценность классовых понятий состоит в том, что они охватывают не только наблюдаемые в определенный момент времени явления, но и бывшие и будущие явления. И, что самое главное, те, которые не существовали и не будут существовать, но не могут быть представлены как обладающие соответствующими признаками (например, абстрактное понятие преступления). Такое определение позволило позже говорить о феноменологической основе теории Петражицкого.

 

В науке классовые понятия должны удовлетворять определенным критериям (не «зелень с кулинарной точки зрения»). Понятия должны образовываться в соответствии с принципом адекватности, то есть должны относиться к адекватному классу. Адекватный класс – класс объектов, относительно которых можно построить адекватные теории (теории, в которых то, что высказывается, истина именно того класса объектов, о которых высказываются, то есть истина адекватного класса).

 

Относительно ложные научные теории:

Хромающая научная теория – грешат против начала достаточно обширного класса, иначе говоря, теории, в которых сказуемые отнесены к слишком узкому кругу объектов. Такой теорией является трактовка права как совокупности норм, установленных государством, так как класс объектов права намного шире («все лысые холостяки смертны»).

Прыгающие теории – когда то, что высказывается, то есть теоретическое сказуемое, отнесено к слишком широкому кругу объектов («все смертные – лысые холостяки»).

Существуют такие теории, в которых то, что утверждается – ложно по отношению ко всему классу. Такие абсолютно неправильные теории конечно же, как правило, формулируются не учеными, а в темных и суеверных слоях общества. Поппер позже писал, что именно ненаучную теорию сложно фальсифицировать.

«Право – главный фактор этического прогресса и культуры, инструмент достижения социального идеала любви». /Петражицкий/

 

1