АНГЛИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 

В XIX в. в Англии с ее двойной системой права и процесса, где обычное право (common law) применялось в Суде обычного права (Common Law Courts) и право справедливости (equity) в Суде лорда-канцлера (Court of Chancery), ситуация стала невыносимо тяжелой. Один и тот же конфликт в принципе мог быть принят к рассмотрению в обеих категориях судов и разрешен согласно различным положениям. Это не обеспечивало соблюдение законнности, несмотря на попытки разработать положения, которые должны были воспрепятствовать тому, чтобы дуализм в правовой системе имел слишком тяжелые последствия. Единственной возможностью лолностью и окончательно положить конец дуализму было унифицирование правового дела путем создания общего для обычного права и права справедливости высшего суда. Так и произошло в 1873 г. благодаря Закону о Верховном суде (Judicature Act). В результате Высокий суд правосудия (High Court of Justice) заменил оба прежних высших суда.

Со времен Средневековья формирование английского права происходило главным образом в виде прецедентов. Быстрые общественные изменения в XIX в., а также стремления к кодификациям на континенте постепенно привели к повышению значения законодательства и правоведения и в Англии. Королевская власть и парламент и раньше не могли полностью обойтись без своего вмешательства в законодательной форме, так называемых статутов (statutes). Последние регулировали специальные, зачастую очень узкие области правовой системы, где прецедентов не существовало вовсе или их было недостаточно. Статуты, появлявшиеся в связи со специфической или типичной для какого-то времени ситуацией, зачастую быстро устаревали. Тогда было естественным либо полностью их отменить, либо издавать новые, которые включали бы старый комплекс статутов, имущественные положения которых относились к тому же правовому институту или к той же области права. С 1870 по 1934 гг. парламент принял 109 законов консолидации (consolidation act) - в действительности новых и более обширных специальных законодательств, основанных на модернизации старого материала статутов. Таким образом, в Англии почти незаметно перешли и приблизились к методам континентального законодательства. В качестве примера можно назвать закон по коммерческому и морскому праву, включавший 748 параграфов, а также специальные законы по вексельному, торговому праву и праву юридических лиц. В данном случае развитие в Англии шло параллельно с обще-

365

европейским, где, в первую очередь, модернизировались и приспосабливались к потребностям промышленного общества именно те области права, которые имели особенно большое значение для производства и торговли, основанных на идеях либерализма.

Центральные части имущественного права, однако, оставались в значительной степени незатронутыми законодательством вплоть до 1925 г., когда принципиальные весьма важные реформы земельного права реализовались благодаря Закону о собственности (Property Act). При этом были радикально упрощены формы передачи прав и отменены- многочисленные права пользования, возникшие еще при феодализме. Характерным для чрезмерного традиционализма форм английского права является то, что там никогда не задумызались ввести право землевладения по континентальному образцу. Конечно, на практике правовой титул "поместье, наследуемое без ограничений в полной собственности" ("fee simple absolute in possession), является юридическим положением, которое во всем основном соответствует, например, французскому, германскому или шведскому праву землевладения. Но в теории это положение означает лишь наличие "субправа землевладения" относительно принадлежащего королевской власти "сверхправа землевладения", пусть даже если это сверхправо землевладения практически не имеет имущественного содержания. Итак, английское земельное право и сегодня основано на феодальных принципах Средневековья.

Напротив, во второй половине XIX в. прямое законодательное вмешательство, означавшее глубокие перемены, имело место в области семейного права. Согласно обычному праву муж и жена по гражданскому праву рассматривались как один юридический субъект; поскольку муж осуществлял правоспособность этого субъекта, то у жены не было возможности иметь имущественные права или заключать договор. Благодаря Закону о собственности замужних женщин (The Married Women's Property Act) 1882 г., измененному в 1893 г., жена получила такую же имущественную правоспособность, как и муж, а также и равные с ним права заключать договор. Это английское законодательство соответствовало начавшейся правовой эмансипации женщин на континенте; но и в данной области сильный традиционализм в английском понимании права длительное время оказывал сдерживающее влияние. Традиционализм также действовал в праве расторжения брака. Положения о разводах в английском праве были исключительно ограниченными до того, как Закон о браке (The Marriage Act) 1823 и 1898 гг. и Закон о супружеских делах (The Matrimonial Cases Acts) 1857 г. несколько расширили возможности для развода. Но еще в начале XX в. законодательство о разводах было настолько ограничительным,

Збб

что была разработана обстоятельная система его обхода путем фиктивного нарушения супружеской верности.

В качестве резюме можно сказать о развитии английского права за период от наполеоновских войн до первой мировой войны. Оно происходило медленнее, чем в прочей части Европы, И в формах, характерных для юридической техники времен Средневековья. Импульсы со стороны правоведения и стремления к кодификации во Франции и Германии привели к изменившемуся и более позитивному отношению к законодательству как методу создания правовых положений, а также к довольно значительному числу важных реформ специальных институтов права. Однако в общем и целом придерживались средневековой дуалистической системы с вытекающими из нее последствиями: право для простого человека было непонятным, как оно толковалось достопочтенными судьями и адвокатами, судебный процесс был ритуальным зрелищем, в котором представители сторон прежде всего стремились завоевать расположение суда присяжных (или судей) благодаря слепленному с античной риторики ораторскому искусству. Насколько сложным для получения о нем представления был (и остается) английский материал по вопросам правовых положений, можно увидеть благодаря данным знаменитого историка английского права Поллока, согласно которым описание прецедентов в 1916 г. составляло не менее 6540 томов. Древнейшие из прецедентов пришли из Средневековья. Если к этим источникам из английской метрополии добавить прецеденты, появившиеся в судах Америки и английских колоний, число томов может возрасти до 25 тыс.

После 1914 г. положение немного изменилось. Однако можно считать, что в Англии во все большей степени стали воспринимать метод кодификации в качестве метода формирования права. В США в этом отношении так далеко не пошли.

1