ПРАВОВЫЕ НОВОВВЕДЕНИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 

Трудовое право

В последующем описании трудового права затрагивается только история коллективных договоров. С исторической точки зрения возникновение свободы профессиональных организаций и тем самым предпосылок для коллективного договора нужно рассматривать как явление само по себе. Это было звено в профсоюзной, а в конечном счете и в политической борьбе за власть. Благодаря успехам рабочих, а позднее вообще трудящихся в этой борьбе возник новый фактор политической власти - организованные в профсоюзы служащие и рабочие. Их интересы и ценности в XX в. приобрели большое, а во многих странах и решающее значение для политического развития и тем самым для формирования права в демократических странах под управлением парламентов в сфере действия европейского права. Законодательство по охране труда, социальное страхование и т. п. стали выражением необходимых с точки зрения гуманности реформ в то время, когда индустриализировалось традиционное аграрное общество. Основополагающее законодательство по этим реформам также возникло задолго до коллективных договоров. Однако очевидно, что организованное рабочее движение в качестве обладателя политической власти старалось развивать дальше то трудовое и социальное право, которое возникло еще в либерально-консервативном буржуазном государстве.

Предпосылкой возникновения коллективных договоров была именно индустриализация, которая взорвала функциональные и вертикальные границы между различными профессиональными группами ремесленников. Согласно представлениям, принятым в Развитом средневековье, гильдия ремесленников составляла общность со своими политическими интересами. Поэтому нельзя было представить себе, что подмастерья и ученики в гильдии могли организоваться в качестве противника своих работодателей и организаторов труда - ремесленных мастеров. Какую-либо заинтересованность в этом вряд ли можно было наблюдать в среде ремесленников до XIV в. Избыток рабочей силы был настолько велик, что мастера могли легко пресечь попытки со стороны подмастерьев и учеников улучшить свое положение благодаря своей организации и ведению коллективных переговоров по вопросам заработной платы. Вплоть до чумы, крупнейшего мора XIV в., возникла большая нехватка имеющих какой-либо смысл рабочих мест в экономике, и во избежание социальных беспорядков церковь была вынуждена ввести бесчисленное количество святых праздничных дней, когда

349

религиозные процессии - с социально-экономической точки зрения форма фиктивной занятости - занимали значительную часть времени людей. Напротив, после чумы образовался большой дефицит рабочей силы. Но когда ремесленные подмастерья и ученики захотели использовать данную ситуацию для своей организации, все попытки в этом (особенно широкие в Англии и Франции) были подавлены с крайней жестокостью феодальным дворянством и хозяевами городов - богатой буржуазией. Начиная с того времени появился санкционированный уголовным правом запрет профсоюзных организаций и забастовок, просуществовавший в Англии до 1824 г., во Франции - до 1864 г. и в Германии - до 1869 г.

Лаже в прусском постановлении о гильдиях 1845 г. был повторен строжайший запрет профсоюзных организаций и забастовок, установленный для всей Священной Римской империи в государственном постановлении о гильдиях 1731 г. Однако к середине XIX в. европейские общества настолько изменились в результате индустриализации и захвата буржуазией политической власти (революционный период 1848 г. явился во многих странах в этом смысле поворотным пунктом), что запрет на организации и забастовки больше не считался бесспорным.

С распадом феодализма, отменой крепостного права и ликвидацией цехового принуждения образовалась совершенно новая ситуация в отношениях между работодателем и рабочим. Индустриализация привела к созданию рабочего класса, где положение отдельного рабочего относительно работодателя ограничивалось содержанием самого трудового договора. Для либерализма была очевидна необходимость регулирования этих правовых отношений согласно древнеримскому трудовому договору (locatio conductio operarum). В результате индивидуализации таких правовых отношений между работодателем и рабочим выпадали социальные аспекты этого нового социального отношения. Типично, что даже в германском постановлении о труде 1869 г. в параграфе 105 провозглашалось, что "установление отношений между самостоятельным работодателем и профессиональным рабочим является предметом свободного договора". Тем самым рабочий оказывался с экономической точки зрения беззащитнее по сравнению с возможностями работодателя использовать право свободного договора. Последствия этого были настолько серьезны, что возглавляемая буржуазией государственная власть стремилась - при необходимости даже с применением насилия - помешать рабочим организоваться, чтобы иметь возможность использовать коллективную силу против экономически более сильного работодателя. В этом случае отношения между работодателем и рабочим были схожи по всей Европе, и развитие трудового права про-

> 350

текало также в основном параллельно. Государственные власти и работодатели попытались вначале удовлетворить рабочих законодательством о социальном страховании, содержащим защиту от болезни и несчастного случая, а также законодательством об охране труда, благодаря которому должно было осуществляться противодействие рискам от несчастных случаев в процессе труда. Однако по-прежнему они не хотели разрешать рабочим организовываться. Но когда эти меры оказались совершенно недостаточными для снижения социальной напряженности в обществе, пришлось, наконец, смириться с появлением профсоюзов и их следствия - коллективного договора. Так зародилось современное трудовое право. Первый коллективный договор был заключен в 1896 г. работниками типографий, которые благодаря своему профессиональному образованию и большому значению как профессиональной группы сыграли роль пионеров рабочего движения. Коллективный договор быстро стал методом экономического регулирования отношений между работодателем и рабочими. Развитие шло настолько быстро, что уже в 1913 г. в Германии было заключено 12 369 коллективных договоров, которые охватывали 1 845 000 человек и регулировали отношения на 193 760 предприятиях.

Все это относилось к рабочим. В намного более худшем положении оказались бесчисленные группы прислуги, которые со времен возникновения сословного общества составляли домашнюю рабочую силу в дворянских дворцах и усадьбах, а также домах буржуазии в городах. Требования реформ Просвещения им не помогли. Еще в конце XIX в. они находились под властью хозяина, и их могли вернуть ему в результате вмешательства полиции, если они пытались оставить свою службу без законного увольнения. Конечно, существовала обязанность хозяина содержать больных и заботиться о них, но хозяин всегда мог сам расторгнуть договор и тем самым освободиться от всех этих обязанностей.

Как сурово законодательство XIX в. относилось к прислуге - наемным слугам, видно из известного примера прусского постановления о наемных слугах 1810 г., где говорилось, что наемные слуги должны принимать "господские приказания с почтением и кротостью", а "если наемный слуга в результате непристойного поведения вызовет господский гнев и тем самым навлечет на себя ругательства или подвергнется легким телесным наказаниям, то наемный слуга не может требовать какого-либо правового возмещения". Еще в BGB положения, касающиеся отношений прислуги с хозяином, были настолько невыгодны им, а дисциплинарная власть хозяина настолько велика, что, например, Антон Мен-гер выразил резкий протест в своей упомянутой выше кри-

351

тике проекта BGB. В Германии это патриархальное право о наемных слугах, которое было особенно ненавистно всем реформистским силам, отменено 12 ноября 1918 г.

Прочие области социального права

Те области права, которые сегодня мы относим к социальному праву, имеют свои корни в грандиозном социально-политическом вкладе средневековой католической церкви. После Реформации протестантские церкви в своих странах занялись этими социальными задачами. Но поскольку в результате государственной редукции церковной собственности они оказались намного слабее в экономическом отношении, чем католическая церковь, их возможности стали весьма ограниченными.

Под влиянием движения Просвещения в XVIII в. государственная власть (как правило, в форме просвещенной деспотии) стала развивать социальную политику, включающую меры по государственной - иногда также муниципальной -организации здравоохранения, призрения бедных, ухода за детьми и т. п. По всей Европе выросла система учреждений, регулируемых специальным законодательством, направленным на эти цели. По меркам нашего времени этот вклад был весьма скромным. Отсутствовали экономические ресурсы для более широкомасштабных успехов социальной политики.

С индустриализацией появилась новая социальная проблематика, связанная с возможностями широкомасштабной замены прежних источников энергии и технических методов на новые и намного более эффективные. В сельском хозяйстве, ремесле и мануфактуре аграрного общества издревне рабочее время и окружающая среда определялись "по солнцу" и природными временами года, а также эффективностью основных источников энергии, не считая человеческую рабочую силу: ветром, гидроэнергией и тягловой силой. Поэтому трудовая жизнь, как правило, имела статичный характер. Когда источники энергии благодаря обычным механическим методам стали заметно эффективнее, оказалось выгодным не эксплуатировать человеческую рабочую силу сверх определенной границы. Иначе люди просто бы вымирали. Похожее пришлось пережить испанцам, когда они после завоевания нового мира превратили индейцев в рабов на плантациях и в шахтах. Промышленно обученная рабочая сила, имевшаяся в Европе в ремесле и мануфактуре до промышленной революции, была зачастую дорогой из-за ее вынужденной специализации и высоких профессиональных знаний. Поэтому к ней должны были относиться в соответствии с давно

352

установленными правилами, которые охраняли ее жизнь и здоровье.

С индустриализацией положение изменилось. Сила пара позволила создать более сложные машины, во много раз повысившие эффективность промышленного процесса. Одновременно появилась огромная потребность в рабочей силе, даже неквалифицированной. Это привело к беззастенчивому использованию человеческой рабочей силы, включая ту ее часть, которую представляли женщины и дети. Характерно использование "дымоходных детей". Наиболее эффективным способом чистки высоких и узких фабричных дымовых труб, появившихся в конце XVIII в. в Англии, оказалось использование труда несовершеннолетних детей, которые передвигались через дымовые трубы, чтобы снимать копоть. Жара от дымовых труб, газы и копоть приводили к тому, что дети на такой работе зачастую не могли прожить более нескольких месяцев. После античного рабства имеется очень мало примеров в истории подобного экстремального использования людей в качестве потребительского товара по использованию рабочей силы в странах периода ранней стадии индустриализации. Объяснение тому, что что-то подобное могло произойти в обществе, где по-прежнему сохранялась христианская традиция, имеет два уровня. Во-первых, эта эксплуатируемая рабочая сила не имела политического влияния, а с политически беззащитными меньшинствами, как правило, всегда плохо обращались в аграрном обществе с его характерной дефицитной экономикой. Во-вторых, процессы принятия политических решений были настолько неповоротливы, что проходило много времени, прежде чем требования гуманных реформ могли сначала привести к политическому решению, а затем дать настоящий эффект.

Передовой страной в области законодательства рабочего времени и охраны труда была, естественно, та страна, где индустриализация проходила наиболее быстро и где вызванные ею социальные диспропорции в качестве следствия проявились раньше всего, а именно Англия. Уже в 1802 г. там появился первый закон о защите детей, доработанный в 1819 г. Это был закон, запрещавший детский труд для детей моложе девяти лет и устанавливавший ограничения рабочего времени для детей от 9 до 16 лет. Эти, а также другие формы охраны труда, в частности создание управления по охране труда, были включены в объемистый закон об охране труда 1847 г. - первую попытку современного законодательства в данной области.

В Пруссии более ограниченная реформа была проведена в 1839 г. через закон о защите детей, который по английскому образцу запретил детский труд для тех, кто не достиг девятилетнего возраста, и ограничил рабочее время для детей моложе 16 лет десятью часами в день. К тому же этим детям

353

был запрещен труд ночью и по воскресеньям. Постепенно похожие законы появились в большинстве стран на европейском континенте. Такое развитие социального права привело во второй половине XIX в. к подробному регулированию женского и детского труда, рабочего времени, трудовой среды, мер защиты от несчатных случаев, гарантий заработной платы и т. п. Ведущей в этой области была Германская империя, где большой Закон об охране труда 1891 г. может рассматриваться как прорыв континентальной Европы к современному социально-правовому законодательству.

Указанным социальным успехам противодействовало не только противоречие интересов работодателей и рабочих. Сама идеологическая среда оказывыла сдерживающее воздействие. Ведь сильный в то время либерализм покоился на идее, что благодаря напряжению своих сил в конкуренции на свободном рынке товаров и услуг индивид самым эффективным способом содействовал успехам общества, а сам он достигал удовлетворения наибольших возможных потребностей. Поэтому меры социальной политики не могли быть столь щедрыми, поскольку удерживали индивида от того, чтобы сделать вклад сообразно своим способностям. Поэтому именно английский, так называемый манчестерский, либерализм относился к социально-политическим реформам особенно критически.

Главными политическими противниками этих либеральных воззрений в XIX в. были, как уже отмечалось, консерваторы. Они придерживались государственной патриархальности с сильными гуманными христианскими чертами. Поэтому ведущие консервативные политические деятели Европы XIX в. - Дизраэли в Англии, Бисмарк в Германии и Наполеон III во Франции - поддержали требования глубоких реформ, направленных на улучшение положения рабочих и вообще малозащищенных слоев путем проведения социально-политических мероприятий, прежде всего социального страхования. Тем самым они надеялись привлечь рабочих на сторону властей.

Передовой страной в сфере практической реформаторской деятельности под руководством Бисмарка стала Германия. Его главные политические воззрения следует скорее всего характеризовать как националистический феодализм. Когда Вильгельм I назначил Бисмарка на пост министра-президента Пруссии, тот воспринял поручение "как вассал, который видит затруднения своего феодала". Но поскольку у него были более современные взгляды на общество, постольку он рассматривал единение общества с государством в качестве инструмента князя. Поэтому он смог перенести христианско-патриархальную социальную политику просвещенной деспотии на прусскую государственную бюрократию XIX в. В обязанности этой бюрократии входило создание и управление

354                >

социально-правовыми институтами, нацеленными на заботу об экономически слабых слоях населения. С другой стороны, это должно было происходить благодаря роли государства, а не в результате влияния со стороны появившейся тогда Социал-демократической партии Германии. Напротив, на это был направлен исключительный Закон против социалистов 1878 г. На данном фоне интересно сформулированное Бисмарком так называемое послание о социальном мире 1881 г. Вильгельма I. В нем, в частности, говорилось: "Еще в феврале этого года мы позволили себе высказать убеждение, что исправление социальных диспропорций следует искать не исключительно в подавлении расширения власти социал-демократов, а в позитивном поощрении блага рабочих". Это послание было исходным пунктом германского законодательства о социальном страховании, где Германия намного опередила все другие страны.

Таким образом, в 80-х годах XIX в. появилась целая серия важных законов о социальном страховании, среди которых надо особо отметить Закон о страховании по болезни (1886 г.), Законы о страховании от несчастных случаев (1884-1887 гг.), а также Закон о пенсионном страховании по инвалидности и возрасту 1889 г. Эта реформаторская деятельность далее развивалась и расширялась в больших масштабах в последующие десятилетия. Как по своим социально-политическим целям, так и благодаря своей юридической технике она стала также примером для соответствующей реформаторской политики во многих других европейских странах, в частности Северных.

Однако Бисмарк не смог достичь того, на что он политически рассчитывал, а именно завоевать рабочее движение на сторону существовавшего социального и экономического порядка. Своим "законом против социалистов" он оттолкнул Социал-демократическую партию Германии, в то время несравненно лучше всех в Европе организованную и политически наиболее ответственную социалистическую партию. И в дальнейшем пропасть между капиталом и трудом была слишком велика из-за отсутствия правовых конструкций, которые могли предоставить трудящимся влияние и право на совместное владение предприятием. Ни с точки зрения политики, ни с точки зрения правоведения не пришло еще время для реформистской политики и юридической техники, благодаря которым можно было бы преодолеть эту пропасть.

Представляется, что на социально-политической реформаторской деятельности XIX в. по-прежнему лежал отпечаток древних христианско-патриархальных взглядов. Но в дискуссиях о реформах постепенно также проявились общие гуманные и демократические течения. Они возникли во времена Французской революции и с начала XX в. приобрели более очевидное политическое значение. Помимо этих тече-

355

ний большую роль в новой, более общегуманной ориентации социальной политики сыграли сектантские церкви, которые зачастую были предшественниками социальных реформ. Лаже католическая церковь и протестантские государственные церкви действовали в том же направлении. Но еще перед первой мировой войной социальная политика и социально-реформаторское законодательство носили в значительной степени отпечаток христианской патриархальности, составлявшей идеологическую движущую силу социально-политических успехов XVIII в. в просвещенных деспотиях.

Поскольку социально-политические мероприятия в XVIII и XIX вв., как правило, проводились в форме общих надлежащих административных обязательств, было естественным их отнесение к административному праву с точки зрения правовой систематики. В большинстве европейских стран эта систематика сохранилась до периода между двумя мировыми войнами. Но постепенно взгляд на социальную политику изменился так сильно, что стало естественным восприятие этой сферы труда как особой правовой дисциплины - социального права. Сам термин "социальное право" был предложен еще в 1868 г. немецким правоведом Отто фон Гирке. Его мотивация новой терминологии: общественное право, социальное право и частное право в основном определялась юридической техникой. Надо было найти терминологию, которая типологически определяла бы новую область права, которая появилась между традиционным общественным правом и традиционным частным. Под ней имелось в виду социальное и экономическое развитие, не зависящее от непосредственных действий государственных или муниципальных органов или свободной игры сил в рамках действий частных самостоятельных правовых субъектов. Вместо этого развитие управлялось благодаря прямому сотрудничеству социальных групп или добровольному выравниванию интересов, координируемому государственным органом. Изменение терминологии было также связано с тем что гуманные и демократические идеалы времен Французской революции начали доминировать в восприятии идеологичсекой мотивировки социальной политики. Это уже больше не рассматривалось главным образом в качестве звена государственного управления скудными ресурсами, которые можно было ассигновать на различные цели. С созданием лучших экономических предпосылок и общей гуманизацией общества социальная политика стала сферой деятельности государства, где право на помощь и заботу было основным правом человека.

II

356

1