3. Виды материальных претензий

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 

Все типы судебных процессов, как те, которые реализовались по формуле actiones civiles (тяжба), так и те, которые осуществлялись по формуле actiones honorariae (компенсация, вознаграждение), представляли собой судебные процессы типа actiones in rent (т. е. процессы, касавшиеся непосредственно самого дела). Наглядным примером такого типа процессов может служить процесс, реализовавшийся по формуле rei vindicatio - притязания на имущество должника или банкрота, или судебные процессы типа in personam (т. е. процессы, касавшиеся непосредственно самого субъекта следствия), например, связанные долговыми обязательствами, когда кредитор вправе распорядиться имуществом должника или банкрота по формуле actio certae creditae pecuniae (действие, предусматривающее уточнение вопросов по долговым обязательствам). Это различие было решающим фактором для выбора нужной формулы. В формуле actio in rent (по конкретному делу) имя ответчика впервые упоминалось в condemnatio (решение суда) (раздел "О некоторых важнейших институтах римского гражданского права"). Конкретный пример: "Если признано, что имущество С, по которому (имуществу) идет тяжба, принадлежит Авлу Агерию в соответствии с римским гражданским правом, и если это имущество не возвращено Авлу Агерию, то в этом случае ты, судья, должен присудить Нумерию Негидию заплатить столько денег, во сколько это имущество было оценено, а в случае, если это, по-твоему, не так, то ты, судья, должен освободить Нумерия Негидия от этого".

Когда же судебный процесс, наоборот, касался только самой личности ответчика, т. е. применялась формула actio in personam (по конкретному лицу), то в этом случае имя ответчика должно было вноситься в начало intentio (иск) (см. тот же раздел выше): "Если ты, судья, считаешь, что Нумерий Негидий должен дать Авлу Агерию 10 000 сестерций, то в этом случае ты, судья, должен присудить Нумерию Негидию выплатить эти 10 000 сестерций, а если это по-твоему не так, то ты, судья, должен освободить Нумерия Негидия от этого".

Формула actiones in personam (по конкретному лицу), в свою очередь, подразделялась на следующие группы:

1. Группу судебных процессов, возникавших на базе формулы ex contractu (на основе договора) и на основе деяний, вытекавших из формулы ex delicto (на основе преступных деяний).

124

2. Группу судебных процессов - actiones strictus juris (строго соответствовавшие правовым нормам формальные типы судебных процессов; название было заимствовано у постклассической эпохи, по всей вероятности, византийской), которые предусматривали установление в ходе следствия точной денежной суммы долга (pecunia certa) и, таким образом, лишали судей свободы действий. Если судья соглашался с притязаниями истца, то в его решении должна была указываться точно такая же сумма, как в condemnatio (решении суда) по формуле actio ex stipulate (по долговому обязательству). Формула judicia bonae fidei (деяния, основанные на доброй воле: классическая терминология признавала только такое обозначение этой формулы, а не сокращенное: "actiones b.f."), наоборот, давала судьям большую свободу действий, так как им в этом случае не требовалось прибегать к уточнению правовых притязаний. Формула judicium bonae fidei представляла собой формулу судебного процесса, происходившего перед претором, который заканчивался тем, что правовой спор между сторонами уточнялся в соответствии с формулой, согласно которой судье рекомендовалось выносить свое решение в соответствии с его доброй волей (еде fide bond). Однако такое требование звучало несколько туманно. Пример:

"Поскольку Авл Агерий продал Нумерию Негидию имущество С, по которому (имуществу) идет тяжба, то ты, судья (независимо от того, что, по твоему мнению, Нумерий Неги-дий в связи с этим должен отдать или сделать в соответ-: ствии со своей доброй волей) должен присудить Нумерию I Негидию отказаться от имущества в пользу Авла Агерия, а если ты так не считаешь, то в этом случае ты, судья, должен освободить Нумерия Негидия от этого".

) Часть фразы текста: "Quidquid......ex fide bona" ("незави-

! симо от того......доброй волей") представляет собой intentio

; (иск) (см. тот же раздел). Формула intentio (иск) выглядела i сомнительно, и поэтому судья имел право назначить вып-.j лату причитавшейся истцу денежной суммы добровольно (bona fides). Эта сумма могла быть выше или, наоборот, ниже I договорной цены: выше в том случае, если ответчик задер-j живал выплату долга и поэтому обязан был вернуть его с i процентами, ниже, если, например, обе стороны договорились I о том, что сумма, заплаченная при покупке, будет пога-j шаться по частям и что при этом погашена будет только

i первая часть. Часть фразы текста "quod......vendidit" ("пос-

I кольку......тяжба") являет собой demonstratio (уточнение

j притязаний, представленных в intentio (иске)), и ее послед-t ствие в случае сомнительности intentio (иска) неизбежно. i Если притязания не уточнены в материальном отношении, к то давалось правовое обоснование.

125

1