82. ИЗМЕНЕНИЯ В ПРАВЕ В ПЕРИОД ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 

Правовая система, сложившаяся в довоенный период, в ос­новном сохранялась и после вступления СССР в войну. Одна­ко формирование чрезвычайных органов, институтов и от-

 

492   X.

ношений не могло не сказаться на системе права и правового регулирования. Заметно была сужена область договорных от­ношений, усилилась тенденция к централизации, граждан­ско-правовые методы уступали место хозяйственно- и адми­нистративно-правовым. Жестче стала уголовная репрессия, в области трудовых отношений устанавливались военно-мо­билизационные принципы. Существенные изменения про­изошли в области наследственного, семейного, жилищного права, где особым вниманием пользовались военнослужащие и их семьи, специальной защитой — другие имущественные права этих субъектов.

В военных условиях существенные изменения прошли в области уголовного права. В июле 1941 г. принимается Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об ответственности за распространение в военное время ложных слухов, возбуж­дающих тревогу среди населения». Антисоветские слухи ква­лифицировались как контрреволюционная агитация. В нояб­ре 1943 г. был принят указ «Об ответственности за разглаше­ние государственной тайны или за утрату документов, содер­жащих государственную тайну». С апреля 1943 г. для специ­альных субъектов уголовного права («фашистских преступ­ников и их пособников») вводятся особые меры наказания — смертная казнь через повешение и каторжные работы.

В декабре 1942 г. расширяется состав такого преступле­ния, как спекуляция (в нее включаются продажа махорки и самогона в больших количествах). Проявилась общая тенден­ция к расширению гипотез многих статей Уголовного кодек­са. Так, в ст. 59 УК РСФСР в редакции 1926 г. включались деяния, связанные с уклонением от разного рода государст­венных повинностей. «Разбазаривание продуктов» должност­ными лицами подпадало под действие закона (август 1932 г.) о хищениях социалистической собственности. В январе 1942 г. кража личного имущества при отягчающих обстоятельст­вах (во время воздушного налета, нападения врага и т. п.) была приравнена по аналогии к бандитизму.

Много внимания законодатель уделял борьбе с хищения­ми. В июне 1943 г. принимается Указ об ответственности за хищения горючего. Закон 1932 г. стали применять к случаям хищения продуктов. Вводились нормы, предусматривавшие наказания за убой скота, поломку сельхозтехники и пр.

 

Государство и право в период государственно-партийного социализма   493

Для уголовного права военного периода был характерен ряд особенностей: шире стали использоваться принцип ана­логии и возмездие как одна из целей наказания. Появился ряд новых составов: уголовное наказание назначалось за само­вольный уход с работы (декабрь 1941 г.), уклонение от воин­ского учета (январь 1942 г.), несдачу трофейного оружия (ян­варь 1942 г.) и пр. Был расширен круг действий, входящих в понятие спекуляции и растраты. Уголовная ответственность стала применяться за действия, ранее наказуемые в админи­стративном порядке. Наряду с усилением наказаний за наибо­лее опасные преступления стало применяться более широкое судебное (а не указное) толкование.

В июле 1944 г. принимается Указ Президиума Верховного Совета СССР, предусматривавший ряд мер помощи беремен­ным, одиноким и многодетным матерям (пособия, ясли и детские сады, отпуска). Вместе с тем этот указ (как ноябрь­ский 1944 г. и мартовский 1945 г.) предусматривал порядок, при котором права и обязанности супругов порождает только зарегистрированный брак. Отменялись судебный порядок ус­тановления отцовства и взыскание алиментов в случае отсут­ствия регистрации брака. Сохранялся судебный порядок уста­новления фактических брачных отношений, имевших место до июля 1944 г. В этих случаях дети пользовались всеми пра­вами на наследство, получение пенсий и пособий. Устанавли­вался сложный порядок расторжения брака в суде второй инстанции.

В марте 1945 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР вносятся изменения в порядок наследования по закону. Круг наследников расширяется — в порядок очередности после наследников первой группы (дети, супруг, нетрудоспо­собные иждивенцы) вводятся наследники второй (трудоспо­собные родители) и третьей (братья, сестры) групп. В случа­ях наследования по завещанию определенная доля гаранти­ровалась несовершеннолетним детям и нетрудоспособным иждивенцам.

В сфере гражданского права военная ситуация также при­вела к ряду нововведений. В связи с эвакуацией имуществ возникло много споров. Сужалась сфера договорных отноше­ний и усиливался принцип целевого назначения, в связи с чем создавалась система целевых имущественных фондов.

 

494   X.

Плановые задания служили основанием для возникновения обязательств, даже без заключения договора. Усилилось воз­действие административных актов на возникновение обяза­тельств. Плановые предпосылки конкретизировались в дого­ворных отношениях. Особую роль стало играть право владе­ния: расширилась практика присвоения предприятиями без-хозного или находящегося в их пользовании имущества, купля-продажа часто заменялась простой передачей иму-ществ от госоргана к госоргану. Вместе с тем распределитель­ные (относительно ресурсов, оборудования, сырья и пр.) права наркоматов расширялись, так же как и «внутренний хозрасчет» предприятий. Упрощался порядок подрядного строительства и составления сметной документации.

В принятом в августе 1943 г. постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О неотложных мерах по восстановлению хозяй­ства в районах, освобожденных от немецкой оккупации» предусматривались меры, направленные на развитие земле­делия, жилищного строительства, скотоводства, на установ­ление налоговых льгот организациям и лицам.

Вместе с тем главным направлением в политике правово­го регулирования экономики была мобилизация всех возмож­ных ресурсов. В феврале 1942 г. был принят указ «О мобили­зации всего трудоспособного населения для работы в произ­водстве и строительстве», трудовая повинность была введена еще в июне 1941 г. В сфере сельскохозяйственного производ­ства в апреле 1942 г. постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) был повышен обязательный минимум трудодней для колхоз­ников (как взрослых, так и подростков). Тогда же принимает­ся другое постановление о мобилизации горожан на сельско­хозяйственные работы, в колхозы, совхозы и МТС. Ранее установленный порядок обязательных поставок государству колхозами в годы войны был дополнен: создавались специ­альные фонды (для поставок Красной Армии и т. п.). Закон, с одной стороны, стимулировал более интенсивное использо­вание земель (в частности, пустующих) колхозами, а с дру­гой — проводил политику огосударствления колхозов.

В ряде западных районов страны в 1941—1943 гг. существо­вал оккупационный режим. Немецкие военные власти прак­тиковали три формы административной организации на за­хваченных территориях СССР: присоединение к другим госу-

 

Вэсударство и право я период государственно-партийного социализма   495

дарствам (районы Западной Белоруссии были присоединены к Восточной Пруссии, Западная Украина — к Польскому гене­рал-губернаторству, районы между Днепром и Бугом — к Ру­мынии); гражданскую администрацию (образована Остланд, включавшая прибалтийские государства, Белоруссию и Ук­раину); военную администрацию (на территориях России, Крыма и Кавказа). В районах гражданской администрации на низших уровнях (уезд, деревня) сохранялись довоенные структуры управления; в районах военной администрации все посты занимали представители оккупационных властей.

В феврале 1942 г. германская администрация опубликова­ла аграрный закон, который преобразовывал колхозы в ком­муны общинного типа. В ряде районов деколлективизация вовсе не проводилась (Украина), в других была восстановле­на частная собственность на землю (Белоруссия, Кавказ). На оккупированных территориях России увеличивались разме­ры индивидуальных наделов, но колхозы сохранялись. Одна­ко основу оккупационной экономической политики составля­ли реквизиции и массовое перемещение трудоспособного на­селения в Германию. Национальная политика допускала су­ществование в некоторых регионах (Прибалтике) коллабора­ционистских правительств, но не допускала их политической автономии. На Северном Кавказе германская администрация признала права и автономию (политическую, экономичес­кую, религиозную) местных комитетов нескольких горных мусульманских народов (карачаевцев, кабардинцев, балкар-цев). В 1942 г. в Симферополе был образован Центральный мусульманский комитет крымских татар, не получивший, од­нако, политической автономии. Неудачной оказалась поли­тика германизации на Украине. Оккупанты повсюду наталки­вались на сопротивление националистических идеологий и подпольных движений, руководимых коммунистами. К осени 1942т. партизанское движение перебрасывается из России в районы Белоруссии и Украины. Сопротивление населения оккупантам усиливалось также в связи с рядом идеологичес­ких трансформаций: власти в Москве сделали некоторые ус­тупки национальным и религиозно-православным идеям (в 1943 г. восстанавливается патриаршество, тогда же в Ташкен­те формируется центральное управление мусульман и водво­ряется муфтий). В мае 1943 г. был распущен Коминтерн, «Ин­тернационал» перестал быть Государственным гимном СССР.

 

496   X.

Национализм и патриотизм были противопоставлены космо­политизму и интернационализму.

В ходе войны укреплялся блок государств «антигитлеров­ской коалиции», в который входил СССР. В октябре 1943 г. в Москве было проведено совещание министров иностранных дел США, Великобритании и СССР и создана Консультатив­ная комиссия для определения условий капитуляции против­ника. В ноябре 1943 г. состоялась конфедерация глав трех государств в Тегеране, в феврале 1945 г. в Ялте. На этих встре­чах обсуждались вопросы национально-государственного размежевания послевоенной Европы (наряду с другими были признаны притязания СССР на Кенигсберг и балтийские тер­ритории).

1