81. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СОВЕТСКОГО ПРАВА В 30-Е ГГ.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 

На основе Конституции СССР вся полнота власти сосредото­чивалась в Верховном Совете, принцип разделения властей отвергался как «буржуазный». В ряду правовых источников первенствующая роль отводилась закону. Закон в формаль-

 

й>сударство и право • вериод государственно-партийного социализма   489

ном смысле — всякий акт, принятый представительным орга­ном, в материальном смысле — это акт, который не обязатель­но исходит от законодательной власти, но содержит в себе нормы общего значения, устанавливающие определенные правила поведения. По смыслу Конституции 1936 г. формаль­ный и материальный аспекты советского закона всегда совпа­дают. На практике Верховный Совет делегирует свои функ­ции (на период между сессиями) Президиуму. СНК также при­нимает постановления и решения на основании и во испол­нение действующих законов. Процесс делегирования законо­дательной власти от одного органа другому облегчался тем, что эти государственно-властные структуры были консолиди­рованы партийно-политическим единством. Руководящие партийные органы принимали самое активное участие в их формировании. С 30-х гг. все больше постановлений прави­тельства стало приниматься совместно с руководящим пар­тийным органом (ЦК ВКП(б)). Партийные решения приоб­ретали фактически характер нормативных актов. Такая трансформация была обусловлена также представлением о праве как об инструменте государственной политики (поэто­му акты, которыми регламентировались наиболее серьезные политические акции, например коллективизация сельского хозяйства, исходили из двух источников: правительства и ЦК).

Доктрина «социалистической законности», сложившаяся в 30-е гг. и опиравшаяся па марксистско-ленинскую идеоло­гию, исходила из нормативистского представления о праве. Первоначальные психологическая и социологическая тео­рии права 20-х гг. были отвергнуты. Победа нормативизма, однако, не означала установления верховенства закона: со­хранялись принципы целесообразности, аналогии и объек­тивного вменения. На практике имели место многочислен­ные нарушения законности. Вместе с тем советское право носило императивный характер, требуя толкования закона в строгом соответствии с намерениями его авторов, а не сво­бодного или буквального толкования (как в западном праве).

Процессы концентрации политической власти внутри уз­кого круга партийных и государственных чиновников (но­менклатуры) сопровождались сужением гражданских прав

 

490   X.

для основной массы населения. В сферах трудового, колхоз­ного и уголовного права это было особенно очевидно.

Введение паспортов и института прописки усиливало ад­министративный контроль над населением. Сельские жите­ли, часто не получавшие паспортов, были фактически привя­заны к месту проживания и ограничены в праве передвигать­ся по стране.

В сфере сельского хозяйства был принят ряд мер, направ-ленных на усиление плановых начал. В мае 1939 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление «О мерах охраны обще­ственных земель колхозов от раздробления», закреплявшее колхозные земли в установленных пределах и ограничиваю­щее процесс нарастания приусадебных земель колхозников. В январе 1940 г. те же органы принимают постановление «Об обязательной поставке шерсти государству», в марте «Об из­менении в политике заготовок и закупок сельскохозяйствен­ных продуктов». Еще в сентябре 1939 г. была изменена систе­ма сельхозналога, включавшая прогрессивно-подоходное об­ложение приусадебных участков и освобождение от налога получаемых колхозниками трудодней. Для колхозов устанав­ливался погектарный принцип обложения (с количества земли), стимулирующий более интенсивное использование колхозами земельных владений. Одновременно с этими ме­роприятиями в апреле 1939 г. принимается постановление «О запрещении исключения колхозников из колхозов». Госу­дарство стремилось закрепить рабочую силу на колхозных землях и в колхозном производстве.

Схожие процессы происходили в сфере промышленного труда. В декабре 1939 г. ЦК ВКП(б), СНК и ВЦСПС приняли постановление «О мероприятиях по упрочению трудовой дисциплины...», в котором устанавливались дифференциро­ванные нормы страхового обеспечения, зависящие от стажа работы на данном предприятии ^учреждении). Одновремен­но правительство вводило на производстве трудовые книж­ки, в которых фиксировались занимаемая должность, поощ­рения и взыскания, налагаемые на работника. В июле 1940 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР была повыше­на обязательная мера труда: вместо существовавшего семи- и шестичасового рабочего дня устанавливался восьмичасовой рабочий день; вместо пятидневной рабочей недели — шести­дневная рабочая неделя. Через месяц новым Указом запре-

 

ГЬсударство и право в период государственно-партийного социализма   491

щался самовольный уход работников с предприятий и учреж­дений, а также переход с одного предприятия (учреждения) на другое. К нарушителям применялись уголовные наказа­ния. В октябре 1940 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР наркоматам было предоставлено право переводить ра­бочих и служащих с одного предприятия на другое (независи­мо от их территориального расположения) в принудитель­ном порядке. В то же время принимается указ «О государст­венных трудовых резервах», на основании которого развора­чивается сеть ремесленных училищ и фабрично-заводских школ для подготовки кадров квалифицированных рабочих. Государственные резервы рабочей силы должны были нахо­диться в непосредственном распоряжении правительства.

Рядом правовых актов определялась политика государст­ва по отношению к «подрастающему поколению». В апреле 1936 г. вводится институт патроната: дети-сироты и дети, отобранные у родителей по постановлению суда, могли пере­даваться на воспитание в другие семьи. В июне 1936 г. при­нимается постановление ЦК и СНК СССР «О воспрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, ус­тановлении государственной помощи многосемейным, рас­ширении сети родительных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алимен­тов и о некоторых изменениях в законодательстве о разво­дах».

В апреле 1935 г. постановлением ЦИК и СНК СССР ус­танавливается уголовная ответственность за тяжкие преступ­ления (убийство, изнасилование, нанесения увечья, кража) для несовершеннолетних двенадцатилетнего возраста; за все остальные преступления (по майскому 1941 г. Указу) ответ­ственность устанавливалась с 14-летнего возраста.

1