75. ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 

ё конце 1933 г. было утверждено Положение о Прокуратуре СССР, образованной в июне того же года. Регламентирова­лись функции Прокуратуры СССР и Верховного суда СССР. На первую возлагались обязанности: по надзору за соответст­вием всех постановлений, принимаемых центральными и местными органами власти и управления, положениям Кон­ституции; за правильным и единообразным применением за­конов судебными учреждениями; за законностью действий органов милиции, ОГПУ; по поддержанию обвинения в суде. С 1936 г. все прокурорские органы стали подчиняться Проку­ратуре СССР, выйдя из подчинения Наркомюстов республик.

В августе 1938 г. принимается закон «О судоустройстве СССР, союзных и автономных республик», в котором закреп­лялась унифицированная судебная система. В состав судов

 

ГЬсударство и право в период государственно-партийного социализма 4Й7

всех инстанций стали входить судья и два народных заседате­ля. Первой инстанцией являлся народный суд, второй ин­станцией (в составе коллегий по уголовным и гражданским делам) выступали краевой, областной, окружной суды и суд автономной области. Высшими судебными инстанциями были Верховный суд автономной республики, Верховный суд союзной республики и Верховный суд СССР. Наряду с общи­ми судебными инстанциями сохранялись специальные суды:

военные трибуналы, линейные суды железнодорожного и водного транспорта.

В 1930 г. были упразднены республиканские наркоматы внутренних дел. При республиканских правительствах были созданы Главные управления коммунального хозяйства, ми­лиции и уголовного розыска. Остальные функции, которые прежде выполняли республиканские НКВД, были рассредо­точены между другими республиканскими наркоматами.

В 1932 г. создается Главное управление милиции при ОГПУ, тем самым органы охраны общественного порядка включаются в систему органов государственной безопаснос­ти. При этом ОГПУ продолжало действовать в качестве уп­равления при СНК. Одновременно с этим в составе ОГПУ была образована судебная коллегия, в связи с чем исполни­тельские функции управления дополнялись судебными (по­хожая ситуация складывалась в годы гражданской войны, когда при ВЧК был создан особый трибунал).

Централизация системы органов безопасности заверша­ется в 1934 г. созданием объединенного НКВД СССР, в состав которого вошло ОГПУ. Судебная коллегия ликвидируется и создается Особое совещание — орган, который в администра­тивном (внесудебном) порядке мог применять в качестве Меры наказания ссылку, высылку и заключение в исправи-тельно-трудовые лагеря. В состав Особого совещания входил Прокурор СССР, имевший право опротестовывать его реше­ния в Президиуме ЦИК СССР На НКВД СССР возлагались функции охраны общественного порядка, государственной безопасности, государственных границ. НКВД возглавил сис­тему исправительно-трудовых учреждений, в его структуру входило Главное управление лагерей (ГУЛАГ), созданное еще в 1930г.

Политические судебные процессы проходили уже в нача-

 

468                                                                       X.

ле 20-х гг. («процесс эсеров»), однако массовыми они стали в середине 30-х гг. После убийства С. Кирова было принято постановление «О порядке ведения дел о подготовке и совер­шении террористических актов», вводившее особый поря­док производства по этим делам: короткие сроки расследова­ния и невозможность обжалования. Ответственность по этим делам возлагалась, кроме самого обвиняемого, на его родственников и близких (обвинявшихся в недоносительст­ве).

Первым делом, рассмотренным в соответствии с новым законом, стало «Дело Ленинградского террористического Зиновьевского центра». Летом 1935 г. прошел судебный про­цесс по «Кремлевскому делу», по которому обвинялись со­трудники аппарата ЦИК СССР. Через год началась подготов­ка к новому судебному процессу, главными фигурами на кото­ром стали Зиновьев и Каменев. В мае 1937 г. начался процесс по делу высшего командования армии (Тухачевский, Якир, Уборевич и др.). В марте 1938 г. состоялся процесс, на кото­ром в числе подсудимых присутствовали Бухарин, Рыков и др. Политические судебные процессы носили показательный характер, большую роль в определении приговора играли . материалы следственных органов, полученные с нарушением процессуальных норм, и внесудебные кампании давления (митинги, пресса, решения партийных органов). Часто оппо­зиционная политическая деятельность подсудимых представ­лялась как террористическая и заговорщическая.

Первый показательный процесс закончился в августе 1935 г. Второй «Московский процесс» начался в январе 1937 г., на нем рассматривалось дело антисоветского Троц-кистско-Зиновьевского центра. Затем прошла волна репрес­сий против партийно-государственных руководителей союз­ных республик и руководителей Коминтерна (руководящего центра международного коммунистического движения). Ещё ранее (в начале 30-х) прошли чистки и судебные процессы над ведущими специалистами Госплана, угольной промыш­ленности, технической интеллигенции, специалистами-аг­рарниками. Третий показательный судебный процесс прохо­дил в марте 1938 г. Его целями, как и двух предыдущих, были:

окончательная ликвидация политической оппозиции, созда­ние ощущения высокого драматизма переживаемого полити­ческого момента, перенесение вины за экономические труд-

 

Государство и право в период государственно-партийного социализма   469

ности и ошибки на оппозицию и «старую ленинскую гвар­дию». Еще в июле 1934 г. был принят закон, устанавливавший ответственность за измену Родине (шпионаж, выдача тайны, бегство за границу), в том числе и для членов семьи обвиняе­мого. Эта норма широко использовалась в показательных су­дебных процессах 30-х гг.

На первом процессе устанавливалось наличие оппозици­онного блока и разветвленного террористического заговора. На втором — констатировался факт масштабного саботажа в народном хозяйсве страны (репрессии были направлены против хозяйстенных и партийных кадров).

В июне 1937 г. прошел закрытый судебный процесс над крупными военными деятелями (Тухачевский, Якир, Уборе­вич, Корк, Эйдеман), за два последующих года была арестова­на большая часть офицерского корпуса.

Репрессии прошли по всем советским республиккам.

На третьем Московском процессе были предъявлены самые разнообразные обвинения: заговор против Сталина, убийство Кирова, Куйбышева и Горького, шпионаж в пользу Германии, Японии, Великобритании и Польши, планы рас­членения СССР, саботаж. Этот процес в отличие от двух предыдущих не повлек за собой волны репрессий: режим нуж­дался в стабилизации, необходимой для решения экономи­ческих задач, и поэтому демонстировал свое лояльное отно­шение к новым управленческим кадрам, «выдвиженцам», не связанным со старыми кадрами «вредителей» и «врагов наро­да». Подверглись осуждению массовые партийные чистки, перегибы при исключении из рядов партии, был принят новый, более демократичный Устав партии. Сформирова­лись новое единство, новая рабоче-крестьянская интеллиген­ция, новый тип труда, новая экономика.

1