63. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «БЕЛОГО» ДВИЖЕНИЯ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 

Первые акты гражданской войны имели место уже осенью

1917 г. (выступления Керенского, Краснова, Каледина, Дуто­ва). Но полномасштабно война развернулась к середине

1918 г. В нее оказались вовлеченными иностранные воору­женные силы: чехословацкий корпус, экспедиционные воен­ные силы Англии, Франции, Японии, США, оккупировавшие Дальний Восток, Одессу, Мурманск, районы Закавказья и Средней Азии, другие регионы страны. Германская армия контролировала Прибалтику и значительную часть Украины и Белоруссии. В 1919 г. под властью Советов оставалась отно­сительно небольшая территория.

К весне 1918 г. на большей части бывшей Российской им­перии власть перешла сначала к военно-революционным ко­митетам, а затем к Советам. Ситуация в разных районах скла­дывалась по-разному, однако общей чертой начавшейся борь­бы были столкновения революционных органов власти с на­ционалистическими и консервативными силами. Последние сгруппировались в неоднородное по составу «белое движе­ние», основу которого составили офицеры старой армии. В ходе начавшейся гражданской войны под контроль «белых» попали обширные районы Сибири, Урала, Поволжья, Дона, Северного Кавказа, Крыма, Северо-Западного края, Туркеста­на и другие регионы.

Между «белыми» армиями Колчака, Деникина, Юденича (а позднее Врангеля) было осуществлено военно-политичес­кое размежевание занятых ими территорий. Их границы по­стоянно изменялись, хотя общая регионализация сохраня­лась.

На территориях, занятых «белыми» армиями, восстанав­ливалась деятельность органов местного самоуправления (земств, городских дум), ликвидированных Советами. Цент­ральная власть была сосредоточена в руках Главнокомандую­щего, который мог опираться на более демократические ор­ганы — Советы, совещания, комитеты. На территории, кон­тролируемой чехословацким легионом и адмиралом Колча­ком, было воссоздано Учредительное собрание в качестве

 

Социалистическая революция в России и создание Советского гос-ва    371

парламентарного органа. В Крыму генерал Врангель принял всю полноту военной и гражданской власти с санкции Прави­тельствующего Сената.

Приказом Главнокомандующего вооруженных сил Юга России в марте 1920 г. было введено Положение об управле­нии областями, занимаемыми вооруженными силами Юга России. Наряду с членами военного командования оно уста-* навливало должности государственного контролера, началь­ника гражданского управления (ведающего вопросами земле­делия, землеустройства, юстиции и просвещения), начальни­ка хозяйственного управления (ведающего финансами, про­довольствием, торговлей, промышленностью и путями сооб­щения), начальника управления иностранных сношений. Эти должностные лица входили в Совет, имеющий характер совещательного органа при Главнокомандующем. Последне­му подчинялись казачьи части и органы самоуправления, до 1920 г. имевшие довольно широкую автономию.

В апреле 1920 г. Правительство Юга России образовало комиссию по разработке земельного вопроса. Основными принципами реформы стали частная собственность на землю, максимальное число пользователей, посредничество государства в земельных сделках. Предполагалось, что ре­форма будет распространена на все пространство России после победы над большевиками. Все наделяемые землей по­лучали ее в собственность за выкуп и «в законном порядке». Для проведения реформы на местах создавались органы зем­ского самоуправления. Размеры участков определялись зе­мельными Советами и утверждались правительством. Быв­шие «показательные» хозяйства или совхозы передавались в государственное управление или волостным земствам с обя­зательством «сохранения в них правильного хозяйства». Земли, при советской власти включенные в коммуны, пере­распределялись волостными земельными Советами между частными лицами. Из общих правил об отчуждении изыма­лись и сохранялись за собственниками права на следующие виды землевладений: надельные земли, купленные при содей­ствии крестьянского банка; выделенные на хутора и отруба;

отведенные церквам и монастырям; принадлежащие сельско­хозяйственным учреждениям; относящиеся к городским по­селениям; огородные. При проведении реформы подчерки-

 

174

•ээм. VIII.

 

 

 

валось, что право частной собственности всегда уступает ин­тересам общегосударственным, однако главной целью оста­валось «укрепление права бессословной частной земельной собственности», т. е. реформа продолжала столыпинскую аг­рарную традицию, хотя техника реформы (два этапа проведе­ния: акт владения землей и последующее нотариальное за­крепление права собственности) напоминала порядок прове­дения реформы в 1861 г.

Правительство Юга России разработало также «Правила о восстановлении волостных и уездных Земств». При этом предполагалось права, которыми обладали уездные земства, перенести на волость, а на уезд — права бывших губернских учреждений. Гласные волостных земских собраний избира­лись сельскими сходами, участие в которых должны были принимать только земледельцы-домохозяева. Уездные зем­ские собрания составлялись из гласных, избираемых волост­ными земскими собраниями. В дополнение к модели земских органов 1864 г. по приказу Главнокомандующего войск Юга России должны были избираться на волостных земских со­браниях еще и волостные земельные Советы (кроме управ). В целом реформа местного самоуправления ориентировалась на земское Положение 1892 г.

Постановления земских собраний могли быть приоста­новлены: по волости — начальником уезда, по уезду — губерна­тором. Дальнейший спор мог разрешиться председателем съезда мировых судей, окружным судом, присутствием уезд­ного управления или высшей центральной властью.

На территории Правительства Юга России действовала система военно-полевых судов, корпусные и военно-судные комиссии при начальниках гарнизонов (в составе председате­ля и пяти членов). Комиссии подчинялись главному прокуро­ру, военно-полевые суды — войсковым начальникам. Несколь­ко позже в состав корпусных и гарнизонных комиссий были включены с правом совещательного голоса по два представи­теля от крестьянства волости. Предварительное следствие проводилось одним из членов комиссии, тем самым следст­вие и судопроизводство смешивались (по аналогии с деятель­ностью органов ВЧК, действовавших на советской террито­рии). При рассмотрении дел военно-судные комиссии руко­водствовались правилами о военно-полевых судах. Пригово-

 

^Воциалистическая революция в России и создание Советского гос-ва    375

ры утверждались военными начальниками. В случае несогла­сия последних с приговором дело передавалось в корпусной или военно-окружной суд.

Уголовный розыск отделялся от государственно-правово­го (контрразведка). В качестве административной меры при­менялась «высылка в советскую Россию лиц, изобличенных в явном сочувствии большевизму, в непомерной личной нажи­ве» (мера, сходная с той, которую предусматривали Руководя­щие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г.). Право вы­сылки было предоставлено губернаторам и комендантам кре­постей.

Государственно-правовая политика правительства Юга России в августе 1920 г. формулировалась в следующих декла­рациях: будущий государственный строй России предлага­лось определить народу России; равенство гражданских и по­литических прав граждан; предоставление в полную собст­венность земли обрабатывающим ее крестьянам; защита ин­тересов рабочего класса и его профессиональных организа­ций; объединение различных частей России «в одну широкую федерацию, основанную на свободном соглашении»; восста­новление производительных сил России «на основах, общих всем современным демократиям, предоставляющих широкое место личной инициативе»; признание международных обя­зательств, заключенных предыдущими правительствами Рос­сии; выполнение обязательств по выплате долгов.

В Сибири в 1918—1919 гг. был установлен политический режим, руководимый Директорией во главе с Верховным правителем России (Колчак), режим более либеральный, чем на Юге России Политический блок, на который опиралось Сибирское правительство (со столицей в Омске), включал широкий спектр партий — от монархистов до социалистов (эсеров и меньшевиков). На территории Сибирского прави­тельства было созвано Учредительное собрание, обсуждав­шее вопросы, поставленные им еще в январе 1918 г. Были восстановлены земские и городские органы самоуправления, мировые суды, некоторые профессиональные союзы и обще­ственные организации, а также действие уставов и уложений, принятых до октября 1917 г.

В начале апреля 1918 г. японские части высадились во

 

376   VIII.

Владивостоке под предлогом защиты жизни и собственности японцев.

В мае 1918 г. чехословацкий корпус завязал бои с красны­ми частями в Западной Сибири. Поощряемый союзниками корпус двинулся к Волге, отрезав Центральную Россию от Сибири. В июне чехословаки взяли Самару. Антибольшевист­ские партии (эсеры и меньшевики) создали Временное пра­вительство в Самаре. В июле 1918 г. в Омске было создано Сибирское правительство, управлявшее Западной Сибирью. В Чите атаман Семенов сформировал летом Ь918 г. центр власти, контролировавший Забайкалье.

В сентябре 1918 г. на Уфимском совещании была предпри­нята попытка объединить все эти территории под единым руководством. На совещании присутствовали представители Омского, Самарского правительств, национальных (казах­ского, тюркско-татарского, башкирского) и казачьих воен­ных правительств. Они подписали акт, учреждавший Всерос­сийское временное правительство. Власть сосредоточива­лась в руках Директории ( из пяти директоров) с центром в Омске. В ноябре 1918 г. адмирал Колчак свергает Директо­рию и принимает титул Верховного правителя. К лету 1919г. этот титул за ним признали союзники и «белые» генералы, контролировавшие другие регионы России. Наступление «красных», уход чехословаков и массовые восстания в январе 1920 г. привели к падению правительства Колчака. Власть перешла к местному (Иркутск) Политическому центру, состо­явшему из эсеров, которые вскоре передали ее большевист­скому Военно-революционному комитету. Задержанного че-хословаками Колчака ВРК приговорил к расстрелу в феврале 1920 г.

В январе 1920 г. в Томске в результате переговоров пред­ставителей эсеров, большевиков и американского правитель­ства было принято решение об образовании «буферного» го­сударства. Свержение Политического центра большевиками прервало этот процесс. Но в апреле 1920 г. учредительное собрание в Верхнеудинске провозгласило создание независи­мой демократической Дальневосточной республики (ДВР). Советское правительство признало республику в мае 1920 г. В июле 1920 г. ее признала Япония. В декабре 1920 г. ДВР уста­новила с РСФСР соглашение о границах между обеими рес-

 

Социалистическая революция в России и создание Советского гос-ва     377

публиками. В апреле 1921 г. была принята Конституция ДВР, закрепившая буржуазно-демократические формы государст­венности, однако политический и военный контроль в рес­публике осуществляла далекая Москва. В октябре 1922 г. япон­ские войска ушли из Приморья, «белое» правительство во Владивостоке тут же пало, и установилась власть правитель­ства ДВР. В ноябре 1922 г. Учредительное собрание проголо­совало за упразднение ДВР и включение ее территории в РСФСР.

На территориях, оккупированных войсками иностран­ных государств, устанавливался военный режим и применя­лись нормы права этих государств (применительно к услови­ям военного времени). Параллельно и под контролем воен­ных властей действовали органы местного самоуправления. На национальных окраинах (в Литве, Эстонии, Азербайджа­не и т. д.) воссоздавались дореволюционные органы власти и формировались новые системы права.

Нескоординированность военно-политических акций «белых» армий и режимов, изменения во внешнеполитичес­кой ситуации (революция в Германии, прекращение интер­венции со стороны союзных держав и поддержки ими «белых» армий), внутриполитическая стабилизация в самой России привели к поражению «белого движения».

Многомилионная эмиграция из России (1920—1922 гг.) но­сила пестрый политический характер. Соответственно весь­ма различными были государственно-политические програм­мы разных партий, течений и группировок. Эти программы были ориентированы на применение в «будущей России» и давали представление о развитии государственно-правовой мысли в «России № 2» (эмигрантской). Центром правовой мысли стала Прага (Чехословакия), где на базе Русского юри­дического факультета сгруппировались лучшие кадры право­ведов; центрами эмигрантской политической мысли стали также Париж, Берлин, Харбин, София и Белград. Определен­ное политическое влияние исходило из Риги, Вильнюса и Ревеля (Таллина).

В январе 1920 г. В Праге был опубликован проект Основ Конституции Российского государства, обсуждавшийся в среде русских политиков различных направлений и правове­дов в Ростове, Крыму и Париже (Г.Львов, П. Струве, Б. Савин-

 

378

ков, П. Новгородцев, Н. Львов и др.). Главные идеи проекта заключались в следующем: форму государственного устройст­ва России должно определить Учредительное собрание;

Глава государства избирается общим собранием двух палат простым большинством голосов; все акты, издаваемые Гла­вой государства, скрепляются подписью канцлера; Глава госу­дарства назначает и увольняет высших чиновников, созывает палаты и областные съезды.

Законодательная власть осуществляется двумя палатами:

Государственной думой и Государственным Советом. Госу­дарственная дума избирается на основе всеобщего и равного избирательного права. Государственный Совет — областны­ми сеймами.

Общеимперское Управление Государства состоит из ряда министерств, главы которых, как и Канцлер, ответственны перед Государственной думой.

Высшими судебными инстанциями являются Верховный уголовный и гражданский и Верховный административный суды.

Все Российское государство разделяется Учредительным собранием на области, сообразно национальным, экономи­ческим и социальным местным условиям. Каждая область уп­равляется областным сеймом и правительством. Областные сеймы состоят из одной палаты, областные правительства — из председателя Совета министров и министров ( в Совет­ской России исполкомы местных Советов повторяли структу­ру СНК, областные правительства — структуру имперского правительства). Сохраняется дореволюционная система гу­бернских и уездных земств, избиравших специальные комис­сии (исполнительные органы). Областные сеймы избирают Советы по городским и деревенским делам.

Предполагаемое в проекте областное деление России на­поминало ту форму устройства, которую предлагали экспер­ты Наркомюста при составлении проекта Конституции РСФСР 1918 г. (территориальные коммуны). Государственно-политические программы партий и объединений предлагали различные формы государственного устройства России: от унитарной монархии до конфедерации демократических рес­публик.

В эмиграции различные политические силы выработали

 

Социалистическая революция в России и создание Советского гос-ва

ряд организационно-правовых форм своей деятельности. В январе 1921 г. в Париже прошел съезд национального объеди­нения, на котором была сделана попытка преодолеть разног­ласия между сторонниками монархического и республикан­ского государственного устройства России.

В апреле 1926 г. в Париже прошел Зарубежный съезд, про­возгласивший Вождем национального движения вел.кн. Ни­колая Николаевича, и планировавший «возрождение Велико­державного Российского государства». С этим была связана цель съезда «организация и мобилизация Зарубежной России ради воскрешения и воссоздания Национальной России». На съезде были представлены различные монархические орга­низации: Русское Зарубежное Патриотическое объединение, Высший монархический Совет и другие политико-государст­венные монархические центры.

В июне 1921 г. в Германии состоялся Съезд хозяйственно­го восстановления России, в котором приняли участие быв­шие члены Государственной думы. Государственного Совета и Совета министров. Съезд принял резолюцию, в которой говорилось, что государственное устройство России должно быть основано на передаче органам местного самоуправле­ния «тех предметов ведения в делах местного законодатель­ства, управления и суда, которые, не имея в отдельности об­щегосударственного значения, сохраняют во всей полноте общегосударственную связь, образующую из совокупности областей страны Единую Российскую Империю».

В спектре государственно-политических программ рус­ской эмиграции можно выделить четыре основных направле­ния:

1. Реставрационно-монархическое, центром которого был Высший монархический Совет. Течение, в свою очередь, раскололось на «николаевцев», поддержавших вел. кн. Нико­лая Николаевича, и «кирилловцев» — сторонников вел.кн. Кирилла Владимировича, который объявил себя в октябре 1922 г. Императором России и принял довольно «левую» ори­ентацию, признав Советы, земельные преобразования в Рос­сии и принцип федеративного устройства. В 20-е гг. отдель­ные монархические организации стали заметно склоняться в сторону конституционализма. «Русский Совет» в 1921 г. вклю­чает в свою программу такие пункты: учет национальных осо­бенностей при организации государственного устройства

 

380

(«к;«

VIII.

 

 

 

России, обеспечение свободы трудового договора, гарантии собственности на землю для крестьян.

2. «Непредрешенцы-монархисты» группировались вокруг Российского Центрального объединения», образованного на развалинах «Национального комитета». Для этого течения были характерными требования сильной власти и вождя, но необязательно — власти императорской и монархической.

«Всероссийский монархическо-демократический союз» предлагал следующую формулу власти: «царь и власть закона в лице народного представительства, созванного на началах, установленных Учредительным собранием.» Народно-монар­хическая партия называла себя «партией руаских трудящих­ся», врагом всяких сословных привилегий, настаивала на со­здании системы корпораций, в которую будут включены все граждане (аналог фашистского корпоративного государства в Италии), призывала к восстановлению России как «право­вого государства, однако при верховенстве Императора». При этом отмечалось, что отсутствие четкого проекта нового государственного строя привело к падению «белого» движе­ния.

Несколько позже, в конце 20-х гг., «Российский Импера-^ торский союз» провозглашает будущий государственный строй России как конституционную монархию, основанную на синдикалистском (корпоративном) движении. Монархи­ческие и корпоративные начала определенно сближались.

3. «Демократически-республиканское», основу которого составляли кадеты и правые социалисты. Они отстаивали «демократическую федеративную республику с сильной под­законной и ответственной перед народным представительст­вом исполнительной властью», восстановление свободной экономической деятельности, отказывались от идеи возвра­щения земли и предприятий бывшим владельцам. Подчерки­валось, что «государство должно само определить пределы своего вмешательства в народное хозяйство». Центром этого течения стало Российское демократическое объединение, об­разованное в 1922 г. В его программе была провозглашена «замена Советов народоправством, демократической респуб­ликой», выдвинут лозунг: «Демократия без Учредительного собрания не есть демократия», допускалась мысль о возмож­ном сохранении крестьянских Советов, которые пошлют своих делегатов в Учредительное собрание. Федерацию пред-

 

Социалистическая революция в России и создание Советского гос-ва    381

полагалось сформировать из двух групп республик: с менее широкими правами (как в РСФСР) и с более широкими (как в СССР).

4. «Демократически-социалистическое» течение включа­ло «народных социалистов», эсеров и социал-демократов. В рамках этого направления возникли различные группы «сме­новеховского» толка, ориентирующиеся на перерождение Советской власти и оценивавшие октябрьский переворот как «национальную революцию». В Софии, Харбине, Праге воз­никли группы «национал-большевиков», «партии националь­ных демократов», «национально-трудовой союз нового поко­ления», младороссов и евразийцев. Для этих движений были характерны ярко выраженный национализм, солидаризм и активизм. Некоторые из них позже примкнули к итальянско­му фашизму и германскому национал-социализму. Особое место принадлежало евразийству, рассматривавшему Рос­сию — Евразию как особый геополитический мир, особую культуру. Евразийцы настаивали на сильной идеократичес-кой государственности, основанной на «идее-правительни­це» и федеративном устройстве с сильным центром. Близкие к ним «младороссы» предлагали в будущей России сочетать наследственную монархию с системой Советов. Политичес­кие партии предполагалось заменить профессиональными корпорациями, воссоздать государственную религию.

Государственно-политические программы русской эми­грации оказали незначительное влияние на внутриполити­ческую жизнь России, но отражали многие реальные процес­сы, происходившие в сферах государственного, националь­ного и правового строительства страны.

1