58. ФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРАВА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 

Формирование основ нового права началось с изданием пер­вых декретов Второго Всероссийского съезда Советов, сфор­мировавших его принципы. Декрет о суде № 1 отменял дей­ствие старых законов, если они противоречили «революци-

 

г Социалистическая революция в России и создание Советского гос-ва    351

онному правосознанию». Последнее и стало главным источ­ником права при отсутствии новых писаных норм. В местных судах в качестве источника продолжали действовать нормы обычного права. Постепенно стала складываться новая судеб­ная практика. Революционное правотворчество осуществля­лось самими судебными органами, высшими органами власти (съезд, ВЦИК, СНК), руководящими органами политических партий (ЦК) и даже местными Советами. Приоритет «рево­люционного правосознания» в качестве источника права ос­новывался на господстве в первые годы революции психоло­гической теории права, считавшей важнейшим аспектом пра­вовой реальности именно правосознание, а не норму и не правоотношение.

Одной из первых сфер, в которой было осуществлено за­конодательное нормирование, были брачно-семейные отно­шения (семья — ячейка общества, и при перестройке послед­него обязательно подвергается воздействию первая). В декаб­ре 1917г. ВЦИК и СНК приняли декреты, отменявшие всякие ограничения (разрешение родителей на брак, различие в ве­роисповедании брачующихся и пр.), узаконивающие только гражданскую форму брака, устанавливающие свободу разво­да. В сентябре 1918г. ВЦИК принял Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве. В кодексе подчеркивалось, что церковный брак не по­рождает никаких юридических последствий; переезд одного из супругов не влечет обязанности другого следовать за ним;

отменялся принцип общности имущества супругов. Воспита­ние детей рассматривалось как общественная обязанность родителей, а не как их частное дело. Провозглашался прин­цип раздельности имущества родителей и детей, запреща­лось усыновление. Законодатель опасался скрытой «социаль­но-экономической эксплуатации трудящихся» под видом ста­рых правовых отношений (наследования, завещания, усы­новления, опеки и т. п.)

В декабре 1917 г. ВЦИК принял положение «О страхова­нии на случай безработицы» и декрет «О страховании на слу­чай болезни». Эти меры социальной защиты обеспечивались из фондов предприятий. Весной 1918 г. было сформирована новая инспекция труда, избираемая профсоюзными органи­зациями.

 

352

VIII.

В декабре 1918 г. был принят первый Кодекс законов о труде РСФСР, разработанный Наркоматом труда и ВЦСПС и обобщающий все предшествующее Советское законодатель­ство о труде. Действие кодекса распространялось на всех лиц, работающих по найму во всех секторах хозяйства (государст­венном, кооперативном, частном). В кодексе закреплялись нормы труда (продолжительность рабочего дня для разных категорий трудящихся и для различных условий труда) и от­дыха (отпуска, выходные дни), устанавливались льготы для подростков и женщин. Большая роль в разрешении вопросов о труде и отдыхе отводилась профсоюзам и инспекциям Нар­комата труда. КЗоТ заменил систему социального страхова­ния (выплат из фондов предприятий и учреждений) систе­мой социального обеспечения (выплат из централизованных фондов государства), что было связано со структурными из­менениями в экономике — сплошной национализацией про­изводства и централизацией управления и финансирования.

КЗоТ вводил также трудовую повинность для лиц от 16 до 58 лет.

Сфера нового гражданского права формировалась в ходе процессов национализации. Кроме объектов промышленнос­ти, транспорта и финансов, национализация охватила и сферу жилья. ВЦИК в апреле 1918 г. принял декрет «Об отме­не наследования», по которому все виды наследования (по закону и-по завещанию) отменялись, наследственная масса ограничивалась суммой в 10 тысяч рублей (все остальное иму­щество переходило в собственность государства) и поступала родственникам умершего в виде «меры социального обеспе­чения» на праве управления и распоряжения. Тем самым за­конодатель стремился перекрыть еще один источник «нетру­дового обогащения». Туже цель преследовал майский 1918 г. декрет ВЦИК «О дарениях», запретивший всякое «безвоз­мездное предоставление (передача, переуступка и т. п.) иму­щества на сумму свыше десяти тысячи рублей».

Произошло резкое сокращение торгового оборота, из ко­торого были изъяты национализированное имущество, цен­ные бумаги (акции, купоны).

Государственная монополия на хлеб, текстиль, нефть, спички и т. п. предельно сократила товарооборот. Система главкизма исключала товарно-денежные отношения между

 

Социалистическая революция в России и создание Советского гос-ва    351

предприятиями' монополия внешней торговли — из сферы экспортно-импсф™1»^ отношений частных лиц и частный ка­питал. Натуралрйый продуктообмен вытеснил денежные от­ношения, на пр^иоком уровне происходило соответствующее вытеснение гр^Д^^о-правовых норм административно-правовым регу.^чр0^1™^- Нормативное запрещение част­ной торговли привело к тому, что областью торговых отноше­ний стал сохраI^ившийся подпольный «черный рынок», где эти отношения были деформированы и искажены.

В декабре 1919 г- Наркомюст принял Руководящие начала по уголовному пР^У РСФСР, ставшие первой попыткой обоб­щения практик^ судов и трибуналов. Согласно получившей широкое распрР0'1'?31^11^ " этот период теории «социаль­ных функций пР^^» новое уголовное право должно было основываться н^ принципе целесообразности, который про­тивопоставлялся принципу законности. В законодательном корпусе прояви/™0' тенденции к отказу от особенной части кодекса. ПредпР-яяга-яось, что суды, руководствуясь «социа­листическим пр^о^знанием» и принципом целесообраз­ности, будут ре^13'"1 Дела на основе лишь норм общей (декла­ративной) част!* кодекса.

На этой иде^ базировалась структура Руководящих начал. Они состояли и3 введения, разделов о сущности уголовного права, об уголо311*^ правосудии, о преступлении и наказа­нии, о стадиях совершения преступления, о соучастии, о видах наказаний' °б условном осуждении, о пространстве действия уголов1101'0 права. Законодатель отказывался от ис­черпывающего и полного нормирования всех отношений, полагаясь на «соЦч^ьное чутье пролетарского суда»: «В инте­ресах экономии сил' согласования и централизации разроз­ненных действий пролетариат должен выработать правила обуздания своих- классовых врагов». Кодекс понимал под пра­вом систему (порОДО^ общественных отношений. При назна­чении наказаний ^Д должен был учитывать степень и харак­тер социальной опасности преступника и его социальную принадлежности- При этом наказание должно было основы­ваться на целесо^бр^иости его применения.

Формы винь^' необходимая оборона, крайняя необходи­мость не расшифр081'13^™^ в кодексе. Недостаточное вни­мание к трактов^ субъективной стороны преступления при-

12-607

 

354

водило к усилению принципа объективного вменения, когда степень наказания связывалась с результатом преступления, но не с его мотивами. На меру наказания влияли социальная принадлежность преступника («принадлежащий к имущему классу» или «неимущий») и социальная направленность дея­ния («в интересах угнетающего класса»). К смягчающим об­стоятельствам относились: принадлежность к «неимущему классу», состояние голода, нужды, невежество и несознатель­ность.

Практика судебного правотворчества получила в Руково­дящих началах поддержку в виде принципа аналогии : при отсутствии конкретной нормы в законе, разрешающей кон­кретный казус, к нему могли применить аналогичную норму и решить его по аналогии с другим казусом, урегулированным этой нормой. Свобода толкования на практике вела к произ­волу.

Система наказаний, предусмотренных кодексом, включа­ла: внушение, общественное порицание, принудительное изу­чение курса политграмоты, бойкот, исключение из коллекти­ва, возмещение ущерба, отстранение от должности, конфис­кацию имущества, лишение политических прав, объявление «врагом народа», принудительные работы, лишение свобо­ды, объявление вне закона, расстрел. В период «военного коммунизма» многие из этих мер применялись в администра­тивном и внесудебном порядке (органами ВЧК). Такая мера, как объявление вне закона, применялась как к отдельным лицам, так и целым организациям (в ноябре 1917 г. партия конституционных демократов была объявлена «партией вра­гов народа»). Свободный выбор наказаний предоставлялся ревтрибуналам постановлением Наркомюста в июне 1918 г.

В феврале 1919г. ВЦИК издал положение «О социалисти­ческом землеустройстве и о мерах перехода к социалистичес­кому земледелию». Вся земля определялась в качестве едино­го государственного фонда. Фонд находился в непосредст­венном заведовании и распоряжении соответствующих нар­коматов. Создаются совхозы, коммуны, общества по совмест­ной обработке земли. Все формы единоличного землепользо­вания рассматриваются как отживающие. Целью ставится со­здание единого производственного хозяйства и постепенное обобществление землепользования.

Разработка отдельных отраслей, институтов и норм права

 

Социалистическая революция в России и создание Советского гос-ва     355

происходила на основе складывающейся судебной практики и быстро формирующейся законодательной базы (декреты СНК и постановления ВЦИК). Прежде всего законодатель стремился решить наиболее важные и актуальные (социаль­ные, политические, экономические) проблемы. Однако в процессе законотворчества формировалась единая система права, нуждавшаяся в конституционной основе.

1