40. КОНТРРЕФОРМЫ 1880-1890-Х ГГ.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 

Отход от провозглашенных принципов судебной реформы начался по двум направлениям сразу. Прежде всего, все чаще стали практиковаться изъятия из общего судебного порядка с передачей дел на рассмотрение специальных и чрезвычай­ных судов.

Важную роль сыграло также примечание к ст. 1 Устава уголовного судопроизводства, допускавшее ситуации, при ко-

 

272   УГ.

торых «административная власть принимает в установлен­ном законом порядке меры для предупреждения и пресече­ния преступлений и проступков».

С нарастанием реакции в стране система административ­ной репрессии стала быстро развиваться за счет сокращения числа дел, рассматривавшихся в общих судебных инстанци­ях. Так, по известному политическому «делу 193-х»суд оправ­дал большинство подсудимых. Однако после оправдательно­го приговора эти люди были в административном порядке подвергнуты ссылке на поселение. Телесные наказания, от­мененные указом 1863 г., на практике продолжали применять­ся в соответствии с решением Комитета министров.

В 1871 г. дознание по государственным преступлениям было официально поручено корпусу жандармов. Собранные материалы должны были передаваться министру юстиции, который мог направить их в судебные инстанции, а мог при­нять меры к решению дела в административном порядке.

В 1872 г. наиболее важные дела по государственным пре­ступлениям были переданы на рассмотрение Особого присут­ствия Сената с участием сословных представителей.

В 1874 г. из ведения общих судов изымаются дела о «проти­возаконных сообществах»и участии в них, в 1878 г. — дела о противодействии или сопротивлении властям и о покушени­ях на должностных лиц. Обвиняемые в этих преступлениях предавались военному суду.

После покушения на императора Александра II, совершен­ного народовольцами, усиливается правительственное на­ступление на судебную систему, порожденную реформой. В 1881 г. было принято специальное «Положение о мерах к ограждению государственного порядка и общественного спо­койствия», возвратившее и закрепившее все ранее сделанные изъятия из общего судебного порядка.

Согласно этому Положению, министру внутренних дел, генерал-губернатору предоставлялось право передавать ряд дел на рассмотрение военных судов для решения по законам военного времени. Причем это право не было ограничено территориальными пределами: достаточно, чтобы в одном месте было введено «положение чрезвычайной охраны», и оно могло быть распространено на любую часть страны. Военные суды рассматривали дела в кратчайшие сроки с ми-

 

Государство и право в период перехода к буржуазной монархии            273

нимальными гарантиями прав обвиняемого, приговаривая к самым суровым наказаниям.

Еще в 1866 г. у суда присяжных были изъяты дела о печати, административные органы понуждали прокуроров возбуж­дать дела против наиболее смелых публицистов и редакто­ров. Наступление на гласность началось задолго до 1881 г. В интересах конфиденциальности допрос высших должност­ных лиц с 1869 г. мог производиться на дому.

В 1887 г. суду предоставлялось право закрывать двери за­седаний, объявляя слушающееся дело «деликатным», «конфи-денциальным»или «секретным».

В 1889 г. вступает в действие «Положение о земских участ­ковых начальниках», разрушившее раздельность судебной и административной властей. Этим актом, прежде всего, был нанесен серьезный удар по системе мировых судов, их число существенно сократилось, а затем, вплоть до 1913 г., они ис­чезают вовсе.

В уездах вместо мировых судей вводился институт земских начальников, наделенных широкими административно-су­дебными правами в отношении крестьянского населения. Они осуществляли контроль над сельскими и волостными органами самоуправления, руководили полицией и надзира­ли за деятельностью волостных судов. В качестве ценза для должности земского начальника устанавливались: высшее об­разование или занятие кандидатом в течение нескольких лет должности мирового посредника, мирового судьи, высокий Имущественный ценз и звание потомственного дворянина. Сословный принцип подбора кадров проявился здесь со всей откровенностью.

Параллельно с земскими начальниками в уезде действова­ли уездные окружные суды, члены которого рассматривали дела, изъятые у мировых судей, но не перешедшие к земским начальникам. В городах вместо мировых судей появились го­родские судьи, назначаемые министром юстиции.

Второй инстанцией для этих судов стал уездный съезд, состоявший из члена уездного окружного суда, одного-двух городских судей и нескольких земских начальников. Съезд возглавлял предводитель уездного дворянства. Таким обра­зом, большинство мест в этих органах оказывалось за государ­ственными должностными лицами.

Кассационной инстанцией для вновь возникшей системы

 

274   VI.

судов стали губернские присутствия под руководством губер­натора и в основном состоявшие из государственных чинов­ников. Кассационная деятельность в ходе такой реорганиза­ции перестала быть исключительной компетенцией Сената. Кроме того, в 1885 г. наряду с кассационными департамента­ми Сената организуется специальное административное (Первое) присутствие, отобравшее у департаментов ряд дел кассационного производства.

Административное вмешательство в судопроизводство повлекло за собой отход от одного из важнейших принципов судебной реформы — гласности суда, в 1887 г. было провозгла­шено право суда рассматривать дела при закрытых дверях, в 1891 г. резко сужается гласность гражданского судопроизвод­ства.

Волостные суды, которые уже в ходе самой судебной ре­формы составляли особое звено судебной системы (специ­альный порядок судопроизводства, применение ими телес­ных наказаний, руководство нормами обычного права), с 1889 г. подпадают под непосредственный контроль земских начальников. Последние отбирали кандидатов для волост­ных судов, осуществляли ревизии, штрафовали и арестовыва­ли без особых формальностей волостных судей.

Апелляционной инстанцией для волостного суда стали уездные съезды, кассационной — губернские присутствия, т.е. органы по своему существу административные.

Волна контрреформ захватила в 80—90-е гг. и сферу орга­нов местного самоуправления. В 1890 г. было пересмотрено «Положение о губернских и уездных земских учреждениях». Сохранив куриальную систему выборов, правительство отка­залось от принципов представительства по первой курии: в нее входили теперь исключительно потомственные и личные дворяне. Для усиления их роли в земских органах в дворян­ской курии снижался имущественный ценз. Одновременно с этим ценз значительно увеличивался во второй (городской) курии. Соответственно изменялось число выборщиков от этих курий: от первой оно возрастало, от второй сокраща­лось. По отношению к крестьянской курии усиливался кон­троль администрации — земских начальников, губернатора:

губернатор по своему усмотрению назначал гласных в уезд­ное земское собрание. Закон предоставлял губернатору право приостанавливать любое постановление земского со-

 

Государство и право в период перехода к буржуазной монархии            275

брания, если оно «не соответствовало общим государствен­ным пользам и нуждам»либо «нарушало интересы местного населения».

В 1892 г. было принято новое «Городовое положение». Если прежде к выборам в органы городского самоуправления допускались практически все плательщики налогов, то со­гласно новому закону в число выборщиков могли попасть только лица с определенным имущественным цензом (в зави­симости от ценности принадлежащего им имущества).

Вынужденное под угрозой революционной ситуации про­вести в 60—80-е гг. ряд буржуазных по своему характеру ре­форм, правительство в 80—90-е гг. наносит удар почти по всем вновь возникшим институтам и принципам.

Эпоха контрреформ сделала существенный сдвиг «впра-во»по всем направлениям социального, политического и го­сударственного развития России.

1