32. КОДИФИКАЦИЯ РУССКОГО ПРАВА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 

Реформы, произведенные в системе центральных органов власти и управления, сопровождались развернутой кодифи­кацией действующего права. Основные направления работы были намечены в деятельности Уложенной комиссии Екате­рины II.

После вступления на престол Павла I вновь был поставлен вопрос о новом Уложении, и в 1796 г. была создана комиссия, целью которой, однако, было не составление нового, а подго­товка сводного Уложения, в котором были бы собраны -все действующие законы из области уголовного, гражданского и государственного (административного) права.

За время царствования Павла I комиссия успела подгото­вить 17 глав из сферы судопроизводства, 9 — вотчинного права и 13 — по уголовному праву.

В 1801 г. с воцарением Александра! создается новая комис­сия, но уже в 1803 г. дело кодификации было передано в Ми­нистерство юстиции, а в 1804 г. был подготовлен проект работ. Неудача всей кодификационной деятельности, осу-

 

Государство и право Российской империи в период абсолютизма           235

ществлявшейся до 1801 г., объяснялась тем, что комиссии бессистемно соединяли все старые законы или занимались сочинением новых. Новые задачи кодификации формулиро­вались следующим образом: а) законы должны утверждаться на «непоколебимых основаниях права»; б) они должны опре­делять все части государственного управления, пределы ком­петенции государственных органов, права и обязанности подданных в соответствии с «духом правления, политичес­ким и естественным положением государства и народным характером»; в) они должны располагаться по строгой систе­ме; г) они должны содержать в себе правила для отправления правосудия.

Комиссии поручалось составить общие государственные законы, действующие на территории всей России. Из массы действующих законов следовало выбрать те, которые «наибо­лее полезны для блага народа и соответствуют духу нации и естественным условиям страны».

Первоочередной задачей стала кодификация законов о судоустройстве и судопроизводстве. Затем следовало присту­пить к составлению местных законов для частей империи, где не действуют общие законы.

Новое Уложение предполагалось разделить на шесть час­тей:

1) «законы органические и коренные», определяющие правовой статус императора, его отношения с правительст­венными органами и подданными;

2) «общие основания или начала права», т.е. формы права, его действие в пространстве и во времени, принципы толко­вания закона, перечень санкций, понятия лица, вещи, дейст­вия и обязательства, владения и собственности, способы их приобретения и прекращения;

3) общие гражданские законы, относящиеся к лицам, вещам, действиям, обязательствам, владению и собствен­ности;

4) уголовные законы и устав благочиния;

5) способы приведения законов в исполнение, примене­ние их на практике, а также законы о судоустройстве и судо­производстве, о разделении судебного процесса на части;

6) местные законы, применяемые при особых условиях, существующих в отдельных регионах страны.

Кодификационная работа была поручена Розенкамдфу,

 

236   V.

но в 1808 г. в состав комиссии вошел товарищ министра юс­тиции М.М. Сперанский. Последний начал с преобразования комиссии, которая была разделена на Совет, правление и группу юрисконсультов. М.М. Сперанский стал секретарем правления.

В 1810 г. с учреждением Государственного совета произо­шло новое преобразование комиссии, директором ее был на­значен М.М. Сперанский. Уже в том же году в Государствен­ный совет был внесен подготовительный проект первой части гражданского Уложения, чуть позже — проект второй части. Будучи рецепцией французского законодательства, обе части вызвали решительную критику, но, несмотря на это, в 1812 г. в Государственный совет был внесен проект третьей части Уложения.

М.М. Сперанский вышел из состава комиссии, и она была подчинена вновь Министерству юстиции (с 1810 до 1812 г. находилась в подчинении Государственного совета). При раз­работке системы Уложения комиссия обратилась к анализу Соборного Уложения 1649 г., шведского, датского, прусского и французского законодательств.

В 1813 г. был подготовлен проект уголовного Уложения, в 1814 г. — торговое Уложение. В 1814 г. все три части граждан­ского Уложения вновь были представлены в Государствен­ный совет, который в 1815г. постановил составить система­тический свод действующих законов, не утвердив представ­ленный проект. Последний следовало согласовать с подготав­ливаемым сводом.

В период с 1815 по 1821 г. был подготовлен свод указов к двум первым частям гражданского и к уголовному Уложению. Комиссия Розенкампфа, сменившего М.М. Сперанского, под­готовила также первую часть устава гражданского судопрои­зводства и исправила проекты торгового и уголовного Уло­жений.

В 1821 г. М.М. Сперанский назначается членом Государст­венного совета и временно управляющим комиссией. Работа над проектами гражданского Уложения возобновилась. В 1823 г. возобновили работу над торговым Уложением, но смерть Александра I прервала работу комиссии.

Николай I, продолжая дело своих предшественников по кодификации русского права, стал настаивать на создании Свода законов, а не нового Уложения. Уложенная комиссия

 

Государство и право Российской империи в период абсолютизма           23?

была преобразована во второе отделение Собственной кан­целярии Его Величества (1826 г.), делами которого фактичес­ки ведал М.М. Сперанский. Из двух возможных подходов к кодификации права — сведение всех существующих (действу­ющих и недействующих) законов воедино и без изменений и составление нового Уложения — был выбран первый (образ­цом для будущего Свода стал кодекс Юстиниана).

Юридическая техника для составления Свода основыва­лась на методике, разработанной И. Бэнтамом: а) статьи Свода, основанные на одном действующем указе, излагать теми же словами, которые содержатся в тексте и без измене­ний; б) статьи, основанные на нескольких указах, излагать словами главного указа с дополнениями и пояснениями из других указов; в) под каждой статьей давать ссылки на указы, в нее вошедшие; г) сократить многосложные тексты законов;

д) из противоречащих друг другу законов выбирать лучший или более поздний.

Свод законов должен был состоять из восьми разделов:

1) основные государственные законы (т. I, ч. 1);

2) учреждения: а) центральные (т. I, ч.2), б) местные (т. II), в) устав о государственной службе (т. III);

3) «законы правительственных сил»: а) устав о повиннос­тях (т. IV), б) устав о податях и пошлинах (т. V), в) устав таможенный (т. VI); г) уставы монетный, горный и о соли (т. VII), д) уставы лесной, оброчных статей и счетные (т. VIII);

4) законы о состояниях (т.1Х);

5) законы гражданские и межевые (т. X);

6) уставы государственного благоустройства: а) уставы ду­ховных дел иностранных исповеданий, кредитный, торго­вый, промышленный (т. XI), б) уставы путей сообщения, поч­товый, телеграфный, строительный, положения о взаимном пожарном страховании, о сельском хозяйстве, о найме на сельские работы, о трактирных заведениях, о благоустройст­ве в казачьих селениях, о колониях иностранцев на террито­рии империи (т. XII);

7) уставы благочиния: а) уставы о народном продовольст­вии, об общественном призрении, врачебный (т. XIII), б) ус­тавы о паспортах, о беглых, цензурный, о предупреждении и пресечении преступлений, о содержащихся под стражей, о ссыльных (т. XIV);

8) законы уголовные (т. XV).

 

238

Подобное разделение законов, по мысли М.М. Сперанско­го, основывалось на сосуществовании двух правовых поряд­ков: государственного и гражданского. Законы делятся по тому же признаку.

Государственные законы подразделяются на четыре кате­гории: законы основные, учреждения, законы государствен­ных сил, законы о состояниях. Сюда относятся также законы предохранительные (уставы благочиния) и законы уголов­ные.

Гражданские законы подразделяются на три категорий:

законы «союза семейственного», общие законы об имущест-вах и законы межевые, определяющие порядок «развода»гра-ниц владения, особенные законы об имуществах (называе­мые законами государственного благоустройства или эконо­мии, относящиеся к сфере торговли, промышленности и кре­дита). Сюда же относятся законы о порядке взыскания по бесспорным делам, законы о судопроизводстве гражданском, межевом и торговом, законы о мерах гражданских взыска­ний.

Впервые сфера гражданского права была выделена как особая отрасль (хотя материальное право еще не было отде­лено от процессуального). Этот принцип будут действовать в течение всей последующей истории права России.

Параллельно с работой над Сводом проходила работа по подготовке хронологического собрания законов. Такие по­пытки предпринимались и ранее, но работа не доводилась до конца. Второе отделение канцелярии составило свой план работы. Предполагалось весь правовой материал разделить на два этапа: первый — от Соборного Уложения 1649 г. до 12 декабря 1825 г. (манифеста Николая I), второй — от 12 декаб­ря 1825 г. до текущего момента.

Началом Собрания стало Уложение 1649 г., объединившее весь предшествующий ему правовой материал. Собрание зако­нов должно было вобрать в себя все законодательные акты, издаваемые верховной властью и правительственными орга­нами (деиствующие и отмененные). В Собрание включались те судебные решения, которые стали судебным прецидентом или толкованием к принятым законам, а также частные реше­ния, которые «важны в историческом отношении».

Создание Полного собрания законов было необходимо для работы над составлением Свода законов и стало подгото-

 

Государство и право Российской империи в период абсолютизма           2Э9

дительным этапом к его изданию. Кроме того, для работы над каждой частью (отраслью) Свода подготавливалась своя ис­торическая справка. В Собрание вошло более 330 тысяч актов.

Для каждой статьи Свода законов составлялся коммента­рий, носивший значение толкования, но не имевший силы закона. Свод включал только действующие законы, что про­веряли специальные ревизионные комитеты при министер­ствах и главные управления, куда направлялись составлен­ные отдельные части Свода. Ревизия окончилась в мае 1832 г.

10 января 1832 г. Государственный совет рассмотрел все подготовленные 15 томов Свода и 56 томов Полного собра­ния законов. Было принято решение ввести в действие Свод законов Российской Империи с 1 января 1835 г. Таким обра­зом, работа, начатая еще Екатериной II, была завершена.

Первое издание Свода законов было произведено в 1832 г., за ним последовали два полных (1842,1857гг.) и шесть непол­ных (1833,1876, 1885,1886,1887, 1889 гг.) изданий.

Но уже в 1836 г. была начата работа по созданию нового уголовного уложения: меняющаяся ситуация требовала пере­смотра старых норм. В 1845 г. было принято Уложение о наказаниях уголовных и исправительных.

Вместе с тем в рассматриваемый период впервые сложи­лись основные отрасли права: государственное, гражданское, административное, уголовное, процессуальное.

В ст. I. Основных законов была сформулирована идея самодержавной власти: «Император Российский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верхов­ной его власти не только за страх, но и за совесть сам Бог повелевает». Смертная казнь грозила всякому, кто имел даже умысел на покушение на особу и власть императора.

Царская власть закреплялась как наследственная, наслед­ником признавался старший сын императора (в случае без­детности этого наследника престол мог перейти ко второму сыну императора). Средства на содержание членов импера­торской фамилии поступали из казначейства или доходов удельного имущества. Члены императорской фамилии полу­чали титулы «высочество»и «светлость»в зависимости от сте­пени родства с царствующим императором.

Законодатель различал верховное и подчиненное управ­ление. Органами верховного управления были Государствен-

 

240

ный совет. Комитет министров, канцелярии и двор импера­тора.

Членами Государственного совета были министры и глав-ноуправляющие, председателем — император. Государствен­ный совет состоял из общего собрания и департаментов: 1) законов, 2) дел военных, 3) дел гражданских и духовных, 4) государственной экономии, 5) наук, промышленности и тор­говли. Департаменты формировались из членов Государст­венного совета, могли проводиться соединенные заседания департаментов. Государственный совет принимал участие в обсуждении законов, бюджета и отчетов правительства.

Комитет министров, будучи совещательным органом, как и Государственный совет, некоторые дела разрешал оконча­тельно. В его компетенцию входили дела о назначении пен­сий и пособий, о разрешении православным церквам, монас­тырям и архиерейским домам приобретать недвижимость.

Законодатель разделял дела Комитета на:

1) текущие, по которым требуются общие соображения или содействие разных министров, которые превышают пре­делы власти министра или при решении которых «министр встречает сомнение»;

2) специально предоставленные Комитету: об установле­нии мер исключительной охраны, о запрещении выпуска в свет печатных изданий, о народном продовольствии, об уст­ройстве путей сообщения, об учреждении акционерных ком­паний, об охранении православия, о назначении пенсий, об утверждении штатов учреждений, об исключении из русско­го подданства, о надзоре за деятельностью губернаторов и губернских правлений.

К органам подчиненного управления относились Сенат и министерства. Сенат провозглашался высшим судебным ор­ганом, в его компетенцию входило представление мнений императору о противоречии принимаемых законов прежде изданным, надзор за деятельностью министров, получение от них объяснений.

Взаимные отношения министерств определялись следую­щим образом: «Все министерства составляют единое управле­ние, ни одно из них не может отделиться от других ни в видах управления, ни в общей его цели». Каждый министр был вправе требовать содействия других, но не вмешиваться в их дела.

 

Государство и право Российской империи в период абсолютизма           241

Закрепленная в законе система местных органов управ­ления сохранялась в том виде, в каком она сложилась в конце XVIII в. Главами административных органов в губернии были губернаторы, опиравшиеся в своей деятельности на губернские правления. По закону 1845 г. губернское правле­ние состояло из общего присутствия и канцелярии (общее присутствие составлялось под председательством губернато­ра из вице-губернатора, советников и асессоров).

Во главе финансового управления губернии находилась казенная палата, состоявшая из управляющего, его помощни­ка и начальников отделения. Параллельно действовали пала­ты государственных имуществ.

В уезде по-прежнему действовал нижний земский суд во главе с капитан-исправником. В 1837 г. система была несколь­ко изменена: был сформирован земский суд, состоящий из исправника, непременного заседателя и двух сельских заседа­телей. Во главе волости стояли волостные управления (во­лостной голова, заседатели, писарь), станы возглавлялись приставами.

Развитие частного (гражданского) права проходило на ос­нове кодификации старых форм права, что не могло не по­влиять на характер этой отрасли: сохранились элементы со­словного неравенства, ограничения вещных и обязательст­венных прав. Крестьянам запрещено было выходить из общи­ны и закреплять за собой земельный надел. Крестьяне, не имевшие торговых свидетельств и недвижимой собственнос­ти, не могли выдавать векселя. Ограничивалась правоспособ­ность и дееспособность духовных лиц и евреев.

Запрещались браки христиан и нехристиан, усыновление лиц нехристианского исповедания. Мастерам-евреям позво­лялось принимать учеников из христиан лишь с разрешения ремесленной Управы. Поляки не имели права приобретать в собственность, брать в залог и арендовать земли в ряде регионов страны.

Распоряжение землей подвергалось особым ограничени­ям: земля казенных и удельных крестьян не могла отчуждать­ся ни отдельными общинниками, ни общиной в целом. Про­должало существовать право родового купца и система майо­ратов, земельных владений, полностью изъятых из оборота и переходивших по наследству старшему в роде.

 

.242

В области наследственных прав дочери имели меньшие права, чем сыновья.

В сфере гражданского права широко применялись мест­ные обычаи и традиции, уровень юридической техники был невысоким, что отразилось на терминологии: юридическое лицо определялось как «сословие лиц», сервитут — «право участия частного», правоспособность и дееспособность не разграничивались.

Система вещного права состояла из права владения, права собственности, права на чужую вещь (сервитуты), залогового права.

Различалось законное и незаконное владение. По Своду законов всякое владение, даже незаконное, охранялось от насилия и самоуправства до тех пор, пока имущество не будет присуждено другому и сделаны соответствующие распоряже­ния о его передаче. Закон различал спор о владении от спора собственности и обеспечивал неприкосновенность первого независимо от решения второго вопроса.

В Своде законов так определяется право собственности:

«Собственность есть власть в порядке гражданскими закона­ми установленном, исключительно и независимо от лица по­стороннего владеть, пользоваться и распоряжаться имущест­вом вечно и потомственно». Сервитутные права включали ограничение на «право участия общего»и ограничение на «право участия частного».

К первому относилось ограничение в праве собственнос­ти, установленное законом в пользу всех без изъятия (право проезда по дорогам, на речных судах). Защита права участия общего осуществлялась в административном порядке.

Ко второму относилось ограничение собственности в пользу какого-либо определенного лица (право владельца земли и покосов, лежащих в верхнем течении реки, требовать, чтобы сосед не поднимал уровень речной воды запрудами и не затоплял его пашен и лугов, чтобы сосед не пристраивал ниче­го к стене его дома, не сорил на его дворе и т.п.).

Залоговое право подвергалось подробному регламентиро­ванию: стал различаться залог частным лицам и залог в кре­дитных учреждениях.

В обязательственном праве различались обязательства из договоров и обязательства из причинения вреда. Свод зако-

 

Государство и право Российской империи в период абсолютизма           243

Нов содержал специальный раздел о составлении, соверше­нии, исполнении и прекращении договоров. Предметом до­говора могли быть имущество или действия лиц. Цель дого­вора не могла противоречить закону и общественному поряд­ку. Договор заключался по взаимному согласию сторон. Недо­зволенная цель делала договор ничтожным (когда договор был направлен на расторжение законного супружества, на уклонение от платежа долгов, на передачу лицу прав, кото­рых оно не могло иметь по своему социальному, правовому и другому состоянию, на нанесение ущерба казне).

Стороны могли вносить в договор условия, не противоре­чащие закону, — о сроках, о неустойке, об обеспечении, о платеже и др. Средствами обеспечения договоров являлись:

задаток, неустойка, поручительство, залог и заклад.

Договоры оформлялись домашним, нотариальным, явоч­ным или крепостным порядком. Нотариальным порядком оформлялись договоры мены и продажи недвижимости. В купчей указывалось, каким образом продавец приобрел дан­ное имущество, и подтверждалась его свобода от запрещения на отчуждение и распоряжение им.

Допускалась запродажа имущества, т.е. договор о заключе­нии впоследствии договора купли-продажи.

Договор имущественного найма не предусматривал для нового собственника имущества обязательного исполнения арендного соглашения: новый домовладелец или землевладе­лец мог односторонне прекратить договор найма, заключен­ный его предшественником, и выселить арендатора из дома или с земельного участка.

Предметом договора подряда и поставки могли быть: по­стройка, починка, переделка зданий; поставка материалов, припасов и вещей; перевозка вещей и людей.

Договор займа не мог быть заключен подложно, во вред другим кредиторам, при игре в карты, безденежно. Во всех этих случаях он признавался ничтожным. Закон не устанав­ливал процентов по займам, и, если в договоре они не опре­делялись, исходили из б%. Заемные письма (составленные крепостным или домашним порядком) могли передаваться заимодавцем третьему лицу, принимающему на себя обяза­тельство и право обратить взыскание на должника. На пись­ме делалась передаточная надпись.

Договор товарищества в новых экономических условиях

 

получает широкое распространение. Предусматривались сле­дующие их виды: 1) товарищество полное (члены товарище­ства отвечают за его сделки всем своим имуществом); 2) това­рищество на вере или по вкладам (часть членов, «товарищи», отвечает всем своим имуществом, часть, «вкладчики», — толь­ко сделанными вкладами); 3) товарищество по участкам или компания на акциях ( члены отвечают только сделанными вкладами в виде акций); 4) товарищество трудовое или артель (члены связаны круговой порукой, имеют общий счет). Для возникновения товарищества требовалась регистрация (для возникновения акционерного общества—разрешение прави­тельства).

Семейное право сохранило принципы, выработанные в XVIII в.: единственной формой брака был церковный брак. Условия вступления в брак и его расторжения брались из норм и правил соответствующего вероучения: православия, католичества, лютеранства, мусульманства, иудаизма.

Для православного брака требовалось достижение брач­ного возраста (16 лет для невесты, 18 — для жениха), наличие свободы воли и сознания. Препятствиями к браку были: со­стояние в другом браке, духовный сан и монашество, разли­чие вероисповеданий, родство и свойство (до четвертой сте­пени включительно), осуждение на безбрачие (за прелюбо­деяние). Приостановку заключения брака вызывали: отсутст­вие согласия на брак со стороны родителей или начальства, наличие родства или свойства от пятой до седьмой степени. Если такой брак все же был заключен, он сохранял законную силу.

Жена была обязана всюду следовать за мужем, суд мог при­нудить ее к этому. Жена получала паспорт с разрешения мужа. Нарушившая супружескую верность жена могла быть под­вергнута тюремному заключению (на небольшой срок).

Имущество супругов было раздельным. Приданое или иму­щество, приобретенное женой отдельно, признавались ее собственностью. Как самостоятельные субъекты супруги могли вступать друг с другом в обязательства и сделки.

Закон делил детей на законных и незаконнорожденных (внебрачных). Последние не имели права на фамилию отца и его имущество. В случае неповиновения дети по требованию родителей могли быть заключены в тюрьму на небольшой срок.

 

Государство и право Российской империи в период абсолютизма           245

В отношениях родителей с детьми также действовал прин­цип раздельности имущества.

В сфере наследственного права расширялась завещатель­ная свобода. Завещать можно было кому угодно и что угодно из имущества (или все имущество). Признавались недействи­тельными завещания, сделанные безумными, умалишенными и самоубийцами, несовершеннолетними, монахами и лица­ми, по суду лишенными прав состояния. Не имели силы заве­щания недвижимости в пользу евреев, поляков и иностран­цев в тех местах, где они не могли владеть недвижимостью. Не могли завещаться родовые майоратные и заповедные име­ния. Закон различал нотариальные и домашние завещания, в обоих случаях требовалось присутствие свидетелей при со­ставлении завещания. Иногда допускалось составление заве­щания в чрезвычайных обстоятельствах (в походах, госпита­ле, за границей), в этих случаях порядок составления был упрощенным.

Порядок наследования по закону был следующим: к на­следству призывались все кровные родственники без разли­чия степени (свойство не давало права наследования по зако­ну). Родственники призывались к наследованию по степени кровного родства, но не совместно. Ближайшие устраняли дальнейших совершенно. Ближайшими наследниками были нисходящие (дети, внуки, правнуки). Когда сестер не было, братья поровну делили имущество родителей. Когда не было сыновей и внуков, дочери делили наследство поровну. При наличии сыновей и дочерей последние получали по одной четырнадцатой части недвижимого и по одной восьмой дви­жимого имущества. Все остальное делилось поровну между сыновьями.

Дети наследодателя устраняли от наследования внуков, кроме случаев, когда их родители умерли. Тогда они наследо­вали доли, причитавшиеся их родителям.

При отсутствии родственников по нисходящей линии на­следство переходило к боковым родственникам, ближайшие боковые исключали дальнейших. Родители отстранялись от наследования в пользу самых отдаленных боковых родствен­ников. Родителям принадлежало право пожизненного поль­зования имуществом их детей, умерших без потомства и не оставивших завещания.

Супруги наследовали друг после друга в размере одной

 

246

седьмой недвижимости и одной четырнадцатой движимого имущества. Родовое имущество супруг мог завещать другому супругу в пожизненное пользование.

Когда после умершего не оставалось наследников или никто не являлся в течение десяти лет со времени вызова к наследству, имущество признавалось выморочным и поступа­ло государству, дворянству, губернии, городу или сельскому обществу. Наследник становился активным субъектом прав завещателя и пассивным субъектом его обязанностей.

1