27. СОСЛОВНЫЙ СТРОЙ КОНЦА ХУЛ! В. -ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 

Формирование отечественной сословной структуры харак­терно для эпохи просвещенного абсолютизма, ставившего целью сохранение порядка, в котором каждое сословие вы­полняет свое назначение и функцию. Ликвидация привиле­гий и уравнивание прав с этой точки зрения понимались как «общее смешение», которого не следует допускать.

Процесс правовой консолидации дворянства начался еще в петровскую эпоху. «Указ о единонаследии»подготовил един­ство имущественной базы этого сословия и специально под­черкнул его служебную функцию, ставшую обязательной (дворяне были вынуждены служить).

Манифест Петра III «О вольности дворянской», подтвер­див особое положение дворянского сословия в обществе, от­менил обязательность тяготившей дворянство службы. В нем были намечены новые сферы приложения дворянской ини­циативы (кроме государственной и военной службы) — тор­говля и промышленность.

Наиболее важным актом, осуществившим правовую кон-

 

210   V.

солидацию дворянства, стала «Жалованная грамота дворян­ству» (полное название «Грамота на права и преимущества благородного российского дворянства»), 1785г.

Еще в 1771 г. в результате работы Уложенной комиссии был подготовлен проект, ставший основой «Жалованной гра­моты дворянству». В проекте все население разделялось на три класса, первый из которых именуется «благородный». Проект развивал положения екатерининского «Наказа»об особом статусе и предназначении дворянства.

Привилегии дворянства определялись достаточно широ­ко; прежде всего, закреплялось положение Манифеста 1762 г. «О вольности дворянской» о свободе дворян служить, остав­лять службу, выезжать в другие государства, отказываться от подданства. Устанавливались политические корпоративные права дворянства: право созывать и участвовать в провинци­альных съездах, право избирать дворянами судей.

«Жалованная грамота дворянству» состояла из вводного манифеста и четырех разделов (92 статьи). В ней устанавли­вались принципы организации местного дворянского само­управления, личные права дворян и порядок составления ро-дословных дворянских книг.

Дворянское достоинство определялось как особое состоя­ние качеств, которые послужили основанием для приобрете­ния дворянского звания. Дворянское звание рассматрива­лось как неотъемлемое, потомственное и наследственное, распространялось на всех членов семьи дворянина. Основа­ниями для лишения дворянского звания могли стать лишь уголовные преступления, в которых проявились моральное падение преступника и нечестность. Перечень этих преступ­лений был исчерпывающим.

Личные права дворян включали право на дворянское до­стоинство, право на защиту чести, личности и жизни, осво­бождение от телесных наказаний, от обязательной государст­венной службы и др.

Имущественные права дворянства: полное и неограни­ченное право собственности, на приобретение, использова­ние и наследование любого вида имущества. Устанавливалось исключительное право дворян покупать деревни и владеть землей и крестьянами, дворяне имели право открывать про­мышленные предприятия в своих имениях, торговать про-

 

Пх-ударство и право Российской империи в период абсолютизма           211

дукцией своих угодий оптом, приобретать дома в городах и вести морскую торговлю.

Особые судебные права дворянства включали следующие сословные привилегии: личные и имущественные права дво­рянства могли быть ограничены или ликвидированы только по решению суда; дворянина мог судить только равный ему сословный суд, решения других судов для него не имели зна­чения.

Сословное самоуправление дворянства, регламентиро­ванное «Жалованной грамотой», выглядело следующим обра­зом: дворяне создавали общество, или Собрание, наделенное правами юридического лица (имевшее собственные финан­сы, имущество, учреждения и служащих). Собрание наделя­лось определенными политическими правами: оно могло де­лать представления местным властям, центральным учрежде­ниям и императору по вопросам « общественной пользы».

В состав Собрания входили все дворяне, имевшие имения в данной губернии. Из числа уездных предводителей дворян­ства Собрание раз в три года избирало кандидатов в губерн­ские предводители дворянства. Кандидатура последнего ут­верждалась губернатором или представителем монарха в гу­бернии. Устранялись от выборов дворяне, не имевшие зе­мель и не достигшие 25-летнего возраста. Ограничивались при выборах права дворян, не служивших и не имеющих офи­церских чинов. Опороченных судом дворян исключали из состава Собрания. Собрание избирало также заседателей в сословные суды губернии и полицейских должностных лиц земской полиции.

Дворянские собрания и уездные предводители осущест­вляли составление дворянских родословных книг и решали вопросы о допустимости в число дворян тех или иных лиц (существовало около 20 правовых оснований для причисле­ния к дворянству).

«Жалованная грамота» сохраняла отличие прав личного дворянства от прав потомственного дворянства. Все потомст­венное дворянство обладало равными правами (личными, имущественными и судебными) независимо от разницы в ти­тулах и древности рода. Правовая консолидация дворянства как сословия завершилась. Закрепленные за дворянством права определялись как «вечные и неизменные». Вместе с тем

 

212   V.

дворянские корпорации находились в непосредственной за­висимости от государственной власти: регистрация дворян в родословных книгах проводилась по установленным государ­ством правилам, государственные чиновники утверждали кандидатуры выборных дворянских предводителей, дворян­ские выборные органы действовали под эгидой государствен­ных должностных лиц и учреждений.

Правовой статус городского населения как особого сосло­вия начал определяться еще в конце XVII в. Затем создание органов городского самоуправления при Петре I (ратуши, магистраты) и установление определенных льгот для верхуш­ки городского населения укрепили этот процесс. Дальнейшее развитие промышленности торговли и финансов (как осо­бых функций города) потребовало издания новых правовых актов, регулирующих эти сферы деятельности.

В 1769 г. был разработан проект положения «О среднем роде людей»или правовом статусе мещанства. К этому сосло­вию относились лица, занимающиеся наукой и несущие служ­бу (белое духовенство, ученые, чиновники, художники);

лица, занятые торговлей (купцы, фабриканты, заводчики, владельцы судов и мореплаватели); прочие лица (ремеслен­ники, мещане, работные люди).

«Средний род»людей располагал полнотой государствен­ных прав, правом на жизнь, безопасность и имущество. Пред­усматривались судебные права, права на неприкосновен­ность личности, вплоть до окончания судебного разбиратель­ства, на защиту в суде. Мещане освобождались от обществен­ных работ, их запрещалось переводить в крепостное состоя­ние. Они имели право свободного переселения, передвиже­ния и выезда в другие государства, право на свой внутрисо-словный суд, на обзаведение домами, право выставлять вмес­то себя замену по рекрутскому набору. Мещане имели право владения городскими и загородными домами, имели неогра­ниченное право собственности на принадлежащее им имуще­ство и наследования. Они получали право владеть промыш­ленными заведениями (с ограничением их размеров и числа работающих на них), организовывать банки, конторы и пр.

При подготовке «Жалованной грамоты городам» (полное название: «Грамота на права и выгоды городам Российской Империи»), которая началась в 1780 г., кроме материалов

 

Государство и право Российской империи в период абсолютизма           213

Уложенной комиссии, были использованы другие источни­ки — Цеховой устав (1722 г.). Устав благочиния (1782 г.) и Учреждение для управления губерний (1775 г.), шведский Це­ховой Устав и Положение о маклере (1669 г.), прусский Ремес­ленный устав (1733 г.), законодательство городов Лифляндии и Эстляндии.

«Жалованная грамота городам»была опубликована одно­временно с «Жалованной грамотой дворянству»в апреле 1785 г. Она состояла из манифеста, 16 разделов и 178 статей.

Грамота закрепляла единый сословный статус всего насе­ления городов независимо от профессиональных занятий и родов деятельности. Это вполне согласовывалось с идеей со­здания «среднего рода людей». Единый правовой статус го­родского населения основывался на признании города осо­бой организованной территорией (с особыми же админи­стративными системами управления и видами занятий насе­ления).

Принадлежность к мещанскому сословию, по мысли зако­нодателя, основывается на трудолюбии и добронравии, явля­ется наследственной, связана с пользой, которую мещанство приносит отечеству (принадлежность к мещанству — не есте­ственное явление, как принадлежность к дворянству). Лише­ние мещанских прав и сословных привилегий могло осущест­вляться по тем же основаниям, что и лишение сословных прав дворянина (также приводился полный перечень дея­ний).

Личные права мещан включали право на охрану чести и достоинства, личности и жизни, право на перемещение и выезд за границу.

К имущественным правам мещанства относилось право собственности на принадлежащее имущество (приобрете­ние, использование, наследование), право владения промыш­ленными предприятиями, промыслами, право на ведение торговли.

Все городское население делилось на шесть категорий:

1) «настоящие городские обыватели», имеющие в городе дом и иную недвижимость;

2) записанные в гильдии купцы (I гильдия — с капиталом от 10 до 50 тысяч рублей, II — от 5 до 10 тысяч рублей, III — от 1 до 5 тысяч рублей);

 

214

3) состоявшие в цехах ремесленники;

4) иногородние и иностранные купцы;

5) именитые граждане (капиталисты и банкиры, имевшие капитал не менее пятидесяти тысяч рублей, оптовые торгов­цы, судовладельцы, состоящие в городской администрации, ученые, художники, музыканты);

6) прочее посадское население.

Купцы I и II гильдии пользовались дополнительными лич­ными правами, освобождались от телесных наказаний, могли владеть крупными промышленными и торговыми предпри­ятиями От телесных наказаний освобождались и именитые граждане

Права и обязанности ремесленников регламентировались внутрицеховыми правилами и «Уставом о цехах».

За I ородскими жителями, как и за дворянством, признава­лось право корпоративной организации Горожане составля­ли «общество городское»!! могли собираться на собрания с санкции администрации.

Собрание могло обращаться с представлениями к мест­ным властям и наблюдать за соблюдением законов. За город­ским обществом признавалось право юридического лица. Участ ие в обществе ограничивалось имущественным цензом (уплата годового налога размером не менее 50 рублей) и воз­растным цензом (не моложе 25 лет).

Горожане избирали бургомистров, заседателей-ратманов (на три года), старост и судей словесных судов (на год).

В городе создавалась общая городская Дума, в которую входили избранные городской голова и гласные (по одному от каждой из шести категорий горожан и пропорционально частям города). Общая городская Дума образовывала свой исполнительный орган — шестигласную городскую думу из числа гласных, в заседаниях которой участвовали один пред­ставитель от каждой категории. Председательствовал город­ской голова.

В компетенцию городской Думы входило обеспечение в городе тишины, согласия и благочиния, разрешение внутри-сословных споров, наблюдение за городским строительст­вом. В отличие от ратуш и магистратов, судебные дела не входили в ведение городской Думы — их решали судебные органы.

 

Государство и право Российской империи в период абсолютизма           215

В 1785 г. был разработан проект еще одной сословной грамоты — «Сельского положения». Документ касался поло­жения только государственных крестьян, утверждал за ними неотъемлемые сословные права: право на свободное звание, право собственности на движимое имущество, право приоб­ретать в собственность недвижимость (исключая деревни, фабрики, заводы и крестьян), право отказываться от уплаты незаконных податей, сборов и повинностей, право занимать­ся земледелием, промыслами и торговлей.

Сельское общество получало права корпорации. Сельские «обитатели»могли избирать исполнительные органы самоуп­равления в общинах, избирали сословный суд и выходили с представлениями к местной администрации. Лишение со­словных прав могло осуществляться только по суду.

Предполагалось разделить все сельское население по ана­логии с городским на шесть категорий с учетом объявленного капитала, т.е. по имущественному цензу. Две первые катего­рии (с капиталом более одной тысячи рублей) освобождались от телесных наказаний.

Проект не стал законом, однако государственная и право­вая политика в отношении крестьянства достаточно ясно оп­ределялась.

Крестьянское население подразделялось: на «государст­венных поселян», принадлежавших государству и владевших землями, полученными от правительства; свободных крес­тьян, арендующих землю у дворян или правительства и не являющихся крепостными; крепостных крестьян, принадле­жавших дворянам или императору. Все категории крестьян имели право нанимать работников, выставлять вместо себя нанятых в рекруты, обучать своих детей (крепостные могли это делать только с разрешения помещика), заниматься мел­кой торговлей и кустарными промыслами.

Права наследования, распоряжения имуществом, вступле­ния в обязательства для крестьян были ограничены.

Государственные крестьяне и свободные крестьяне имели право на защиту в суде и на полное владение, но не распоря­жение предоставленными землями, на полную собственность в движимом имуществе.

Крепостные крестьяне полностью подлежали суду повеУ

 

216

щиков, а по уголовным делам — государственному суду. Их имущественные права были ограничены необходимостью по­лучать разрешение помещика (в области распоряжения и на­следования движимого имущества). Помещику, в свою оче­редь, запрещалось продавать крестьян в «розницу».

Свободными людьми объявлялись казаки. Они не могли быть обращены в крепостное состояние, имели права на су­дебную защиту, могли владеть мелкими торговыми заведения­ми, сдавать их в аренду, заниматься промыслами, нанимать на службу вольных людей (но не могли владеть крепостными), торговать товарами собственного производства. Казацкие старшины освобождались от телесных наказаний, их дома — от постоя. Устанавливалось единообразное и особое военно-административное управление казачьими войсками: войско­вая канцелярия, руководство которой назначалось прави­тельством, а члены избирались казаками.

Развитие дворянского права собственности проходило в русле правовой консолидации этого сословия. Еще в «Мани­фесте о вольности дворянской»расширялось понятие недви­жимого имущества, впервые введенное в оборот «Указом о единонаследии». К недвижимостям были отнесены дворы, фабрики и заводы.

Установленная в 1719 г. монополия государства на недра и леса отменяется в 1782 г., помещики получают право собст­венности на лесные угодья. Еще в 1755 г. была установлена помещичья монополия на винокурение, с 1787 г. дворянам разрешается повсеместная свободная торговля хлебом. В этой области никто не мог конкурировать с помещичьими хозяйствами.

Дифференциация правовых форм дворянского землевла­дения упрощается: все имения стали подразделяться на два вида — родовые и благоприобретенные. Упростился порядок наследования помещичьих имений, расширилась свобода за­вещателя. В 1791 г. бездетные помещики получают полную свободу передавать по наследству недвижимость любым лицам, даже не относящимся к членам рода наследодателя.

«Жалованная грамота дворянству»закрепила права дво­рян заниматься промышленной и торговой деятельностью, открыв для сословия новые перспективы деятельности. Дво­ряне обладали неограниченным правом собственности на

 

Государство и право Российской империи в период абсолютизма           2М

имения любого типа (благоприобретенные и родовые). В них они могли осуществлять любую, не запрещенную законом де­ятельность. Им предоставлялось полное право распоряже­ния имениями, они имели полную власть над крепостными крестьянами, по собственному усмотрению могли налагать на них различные подати, оброки и использовать на любых работах.

Законодательство о предпринимательстве, формировании ка­питалистической экономики. В первой половине XIX в. во всех отраслях экономики происходило формирование капиталис­тических отношений. Сельское хозяйство определенно ори­ентировалось на рынок: его продукция производилась с целью сбыта, в структуре крестьянских отработок и повин­ностей увеличивалась доля денежных оброков, увеличива­лись размеры барской запашки. В ряде районов развивалась месячина: перевод крестьян на оплату продуктами, тогда как их наделы переходили в барскую запашку. В поместьях появ­ляется все большее число промышленных предприятий и ма­нуфактур, на которых использовался труд крепостных. Про­исходила дифференциация крестьянства: разбогатевшие вкладывали свои капиталы в промышленность и торговлю. В промышленности возрастало применение наемного труда, увеличивалось число кустарных и мелких предприятий, крес­тьянских промыслов. В 30—50-е гг. мануфактуры превраща­лись в капиталистические фабрики, основанные на машин­ной технике (уже в 1825 г. более половины занятых в обраба­тывающей промышленности рабочих были наемными, пре­имущественно оброчными крестьянами). Быстро возрастал спрос на свободную рабочую силу. Ее пополнение возможно было осуществлять только из крестьянской среды, для чего следовало провести определенные правовые преобразова­ния в положении крестьянства.

В 1803 г. принимается «Указ о вольных хлебопашцах», по которому помещики получили право отпускать своих крес­тьян на волю за установленный самими помещиками выкуп. Почти за шестьдесят лет действия указа (до реформы 1861 г.) было утверждено лишь около 500 договоров об освобожде­нии и стали вольными хлебопашцами около 112 тысяч чело­век. Освобождение осуществлялось с санкции Министерства

 

218   V.

внутренних дел, крестьяне получали права собственности на недвижимость и участие в обязательствах.

В 1842 г. издается «Указ об обязанных крестьянах», пред­усматривающий возможность передачи помещиками крес­тьянам земли в арендное пользование, за что крестьяне обя­зывались выполнять предусмотренные договором повиннос­ти, подчиняться суду помещика. На положение «обязан-ных»крестьян было переведено лишь около 27 тысяч крес­тьян, проживающих в имениях всего шести помещиков. Не­доимки с крестьян взимали через полицию «губернские уп­равления».

Обе эти частичные реформы не решали вопроса об изме­нении экономических отношений в сельском хозяйстве, хотя и наметили механизм аграрной реформы (выкуп, состояние «временной обязанности», отработки), которая осуществля­лась в 1861 г.

Более радикальными были правовые меры, принятые в Эстляндской, Лифляндской и Курляндской губерниях: в 1816—1819 гг. крестьяне этих регионов были освобождены от крепостной зависимости без земли, переходили на отноше­ния аренды, пользуясь помещичьей землей, выполняя повин­ности и подчиняясь помещичьему суду.

Мерой, направленной на изменение крепостнических от­ношений, стала организация военных поселений, в которых с 1816 г. стали размещаться государственные крестьяне. К 1825 г. их число достигло 400 тысяч человек. Поселенцы были обязаны заниматься сельским хозяйством (отдавая половину урожая государству) и нести военную службу. Им запрещалось торговать, уходить на заработки, их жизнь регламентирова­лась Воинским уставом. Эта мера не могла дать свободных рабочих рук для развития промышленности, но наметила пути для организации принудительного труда в сельском хо­зяйстве, которые будут использованы государством значи­тельно позже.

В 1847 г. было создано министерство государственных имуществ, которому было поручено управление государст­венными крестьянами: было упорядочено оброчное обложе­ние, увеличены земельные наделы крестьян, закреплена сис­тема. крестьянского самоуправления: волостной сход -^ вог лостное управление — сельский сход—сельский староста. Эта

 

Государство и право Российской империя в период абсолютизма           П1

модель самоуправления будет еще долгое время использо­ваться в системе общинной (так и будущей колхозной органи­зации), став, однако, фактором, сдерживающим отход крес­тьян в город и процессы имущественной дифференциации крестьянства.

Новые экономические отношения требовали, однако, из­менений в правовом положении сельских обывателей. От­дельные шаги в этом направлении были сделаны в первой половине XIX в. Уже в 1801 г. государственным крестьянам было разрешено покупать землю у помещиков. В 1818 г. был принят указ, разрешивший всем крестьянам (в том числе и помещичьим) учреждать фабрики и заводы.

Потребность в свободном наемном труде сделала неэф­фективным использование труда посессионных крестьян на. фабриках и заводах: в 1840 г. заводчики получили право осво­бождать посессионных крестьян и вместо них нанимать воль­ных людей и оброчных крестьян.

В городах параллельно с сословием мещан и цеховых (мас­тера, ремесленники, подмастерья) стала формироваться со­циальная группа «рабочих людей».

1