14. СОСЛОВНЫЙ СТРОЙ. ФЕОДАЛЬНАЯ АРИСТОКРАТИЯ. СЛУЖИЛЫЕ СОСЛОВИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 

в XVI в. Русь присоединяет к себе Казанское и Астраханское ханства, башкирские земли, Западную Сибирь, области Дон­ского и Яицкого казацких войск. В XVII в. была присоединена вся Сибирь и произошло воссоединение с Украиной. Много­национальная Россия в XVII в. насчитывает 226 городов. Де­лаются попытки выйти к Балтийскому (Ливонская война) и Черному морям. Развивается торговля с Западом и Востоком. XVII в. для России — эпоха борьбы с интервенцией Литвы, Польши, Швеции и крестьянских войн (Болотников, Разин).

Происходит дальнейшее юридическое оформление со­словий (обязанностей и привилегий). Правящий класс доста­точно четко делится на феодальную аристократию — бояр и служилое сословие — дворян. Экономической базой первой группы являлось вотчинное землевладение, второй — помест­ное землевладение. Вотчина была наследственной собствен­ностью, поместье давалось на срок и под условием службы. Как правило, вотчины по своим размерам превышали по­местные дачи. Помещики, получавшие земли на срок и в огра­ниченном размере, стремились более интенсивно эксплуати­ровать их и проживающих на них крестьян. Крестьянские отходы происходили чаще из поместий в вотчины, между вотчинниками и помещиками шла борьба за рабочие руки.

В середине XVI в. была сделана первая попытка юридичес­ки уравнять вотчину с поместьем. Устанавливается единый порядок государственной (военной) службы. С определен-

 

Русское (Московское) государство в XV—XVII вв. 45

ных размеров земельных угодий независимо от их вида (вот' чина или поместье) хозяева обязывались выставлять одина­ковое число экипированных и вооруженных людей. Прин­цип служебное™ распространялся на оба феодальных сосло­вия — боярство и дворянство. Одновременно расширяются права владельцев поместий: даются разрешения на обмен по­местья на вотчину, на передачу поместья в приданое, на на­следование поместий, с XVII в. поместья царским указом могли преобразовываться в вотчины.

Консолидация феодального сословия сопровождалась за­креплением его привилегий: монопольного права владеть землей, освобождения от повинностей, преимуществ в судеб­ном процессе и права занимать чиновничьи должности.

Городское население в XVII в. получает устойчивое наиме­нование «посадские люди». Сложилась определенная иерар­хия: гости и гостиная сотня (купцы, торгующие за рубежами государства), суконная сотня, черные сотни (средние, мелкие и розничные торговцы) и слободы (ремесленные кварталы и цехи).

Гости («сурожане» и «суконники») объединялись в корпо­рации, пользовались привилегиями, осуществляя финансо­вую службу: заведовали таможнями, распределяли статьи до­ходов и расходов, занимали места голов и дьяков в присутст­венных местах, были распорядителями при сборе пошлин и податей, взимали торговые пошлины с иностранных купцов, торговали государственными товарами.

Торговые люди гостиной и суконной сотен служили сбор­щиками при таможнях и перевозах, старостами торговых ларьков. Они не освобождались, как «гости», полностью от тягла, но и не несли общих для посадских людей повиннос­тей.

«Черные» посадские люди проживали на земле, являвшей­ся собственностью государственной казны, и в полной мере несли государственное тягло, налагаемое на городскую общи­ну. Принадлежавшие им земельные участки они могли прода­вать или закладывать только другим «чернотяглым» людям. Однако большая часть посадских земель захватывалась и ску­палась церковными, светскими феодалами и служилыми людьми из приказной системы.

Значительная часть дворов в городе, принадлежавших ду-

 

46     IV.

ховным и светским феодалам, освобождалась от государств венного «тягла» (прямая государева подать, стрелецкая по­дать, ямские деньги и др.) и называлась «белыми слободами». Они представляли серьезную конкуренцию посаду, перемани­вая из «черных слобод» квалифицированную рабочую силу. Поэтому горожане неоднократно ставили вопрос о возвраще­нии в посад ушедших людей и заложенных «белолистцами» городских имуществ.

С 1550 г. начинается политика сокращения «белых» сло­бод. В 1584 г. церковно-земский Собор принимает решения об ограничении земельных приобретений «белослободцев», в 1600—1602 гг. устанавливаются критерии, выделяющие ко­ренное посадское население из общей массы городских жите­лей: необходимо было иметь посадское происхождение и за­ниматься торговой или промысловой деятельностью. При этом на «посадских» распространялись «заповедные лета», в течение которых им запрещалось покидать посад. В 1613 г. принимается указ, по которому предписывалось возвращать посадских, ушедших из Москвы. С 1619 г. предписывалось «закладчиков», ушедших с посада в «белые» слободы, возвра­щать на посад, в тягло. Срок сыска равнялся 10—25 годам, задачи сыска осуществлял Сыскной приказ. Проблема взаи­моотношений посада и «белых» слобод сохранялась длитель­ное время.

Соборное Уложение 1649 г. в основном решило эту про­блему, закрепив монопольное право посада на ремесло и тор­говлю, включив в государственное «тягло» «белые слободы» и возвратив в посад ушедших тяглецов. Вместе с тем за поса­дом было закреплено все его население, переход из посада в посад запрещался.

Прикрепление крестьян к земле началось значительно раньше. Уже в XIV в. в междукняжеских договорах записыва­лось обязательство не переманивать друг у друга чернотяглых крестьян. С середины XV в. издается ряд грамот великого князя, в которых устанавливался единый для всех феодалов срок отпуска и приема крестьян. В тех же грамотах указыва­лось на обязательство уплачивать за уходящего крестьянина определенную денежную сумму. Размер «пожилого» (платы за проживание крестьянина на земле господина) зависел от

 

Русское (Московское) государство в XV—XVII вв. 47

того, находился ли двор в степной или лесной полосе и от срока проживания.

Первым юридическим актом в этом направлении стала ст. 57 Судебника 1497 г., установившая правило Юрьева дня (оп­ределенный и очень ограниченный срок перехода, уплата «пожилого»). Это положение было развито в Судебнике 1550 г. С 1581 г. вводятся «заповедные лета», в течение которых даже установленный переход крестьян запрещался. Состав­лявшиеся в 50—90 гг. XVI в. писцовые книги стали докумен­тальным основанием в процессе прикрепления крестьян. С конца XVI в. начали издаваться указы об «урочных летах», устанавливавшие сроки сыска и возвращения беглых крес­тьян (5—15 лет). Заключительным актом процесса закрепоще­ния стало Соборное Уложение 1649 г., отменявшее «урочные лета» и устанавливавшее бессрочность сыска. Закон опреде­лял наказания для укрывателей беглых крестьян и распро­странял правило о прикреплении на все категории крестьян.

К середине XVII в. почти все землевладение «черных» (го­сударственных) волостей в центральных уездах страны было в руках феодалов, и жившие в них крестьяне превратились в крепостных. В отличие от черносошных владельческие крес­тьяне (принадлежавшие вотчинникам, помещикам, монасты­рям и дворцу) все повинности несли непосредственно в поль­зу владельца.

Прикрепление развивалось двумя путями — внеэкономи­ческим и экономическим (кабальным). В XV в. существовало две основные категории крестьян — старожильцы и новопри-ходцы. Первые вели свое хозяйство и в полном объеме несли свои повинности, составляя основу феодального хозяйства. Феодал стремился закрепить их за собой, предотвратить переход к другому хозяину. Вторые как вновь прибывшие не могли полностью нести бремя повинностей и пользовались определенными льготами, получали займы и кредиты. Их за­висимость от хозяина была долговой, кабальной. По форме зависимости крестьянин мог быть половником (работать за половинуурожая) или серебряником (работать за проценты).

Основным документом, закрепившим права землевладель­цев на беглых крестьян и бобылей (одиноких безземельных крестьян), стали переписные книги 1626 г. Закрепление крес­тьян и бобылей без права перехода было позже зафиксирова-

 

48     IV.

но в ряде актов: в наказе писцам 1646 г., соборном приговоре 1649 г. об отмене «урочных лет» и в гл. XI Соборного Уложе­ния. Запрещалось принимать землевладельцам не только крестьян, записанных в писцовые книги, но и членов их семей по прямом нисходящей (вплоть до четвертого колена:

правнуков) и по боковой нисходящей (до третьего колена:

детей племянников), включая жен и мужей. Крепостное со­стояние стало наследственным, а сыск беглых — бессрочным. Крестьяне были подсудны суду своих землевладельцев по ши­рокому кругу дел (кроме татьбы, разбоя и убийства), несли имущественную ответственность по долгам своих господ.   ^

Внеэкономическая зависимость в чистом виде проявля-| лась в институте холопства. Последнее значительно видоиз-| менилось со времен Русской Правды: ограничиваются источ-1 ники холопства (отменяется холопство по городскому ключ-ничеству, запрещается холопить «детей боярских»), учаща­ются случаи отпуска холопов на волю. Закон отграничивал поступление в холопство (самопродажа, ключничество) от поступления в кабалу. Развитие кабального холопства (в отли­чие от полного кабальный холоп не мог передаваться по заве­щанию, его дети не становились холопами) привело к уравни­ванию статуса холопов с крепостными.

Выделялась особая категория «больших» или «доклад­ных» холопов, которые являлись княжескими или боярскими слугами, ведавшими отдельными отраслями хозяйства, — ключники, тиуны, огнищане, конюшие, старосты, пашенные. Они выполняли в имениях своих господ регулярные функ-: '•' ции: административные, финансовые, судебные и полицей- | ские (приставы, доводчики и т. п.). Эти функции часто приоб­ретали наследственный характер. Оформление их холопьего статуса носило вполне формальный характер, требовалось составление грамоты, участие свидетелей и т. д. Вся процеду­ра называлась «докладом». Значительная часть «больших» хо­лопов переходила в разряд свободных людей, а в конце XVI в. в период опричнины некоторые из них садились на прежние земли бояр, получив наименование «новых худородных гос­под». Юридическое оформление докладного холопства со­кращается в начале XVII в.

Сокращение холопства осуществлялось разными путями. В 1550 г. было запрещено холопам-родителям холопить своих

 

Русское (Московское) государство в XV—XVII вв. 49

детей, рожденных на свободе. С 1589 г. ставится под сомне­ние холопство свободной женщины, вышедшей замуж за хо­лопа. Судебники XV—XVI вв. уже не упоминают в качестве источников холопства наказание за бегство закупа, разбой­ное убийство, поджог и конокрадство (как это было в Русской Правде). Вместе с тем усложнялась процедура отпуска холо­пов на волю — выдача грамот осуществлялась в ограниченном числе городов, требовалась усложненная форма выдачи доку­мента (судом с боярским докладом).

С конца XV в. кабальное холопство вытесняет холопство полное. Одновременно расширяются юридические права этой категории крестьян: участие их в гражданско-правовых сделках, свидетельство в суде (в XIII в. в качестве свидетеля мог выступать боярский тиун, в XV в. — дворский тиун, в XVII в. такое право получают все холопы). Кабальное холопство, вместе с тем, превращалось в форму зависимости, которая стала с XVI в. распространяться на новые слои свободного населения, попадавшие в экономическую зависимость, при этом основой зависимости становился не заем имущества, а договор личного найма.

Судебник 1550 г. отграничивает договор займа от догово­ра личного найма. Одновременно он защищал «детей бояр­ских и служилых» от вступления в кабальное холопство. В 1558 и 1642 гг. были приняты акты, согласно которым негод­ные к службе дети дворян могли принимать на себя служилую кабалу, тогда как все остальные были обязаны возвращаться из кабалы в государственную службу.

1