§ 5. Чехия.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 

Древнейшее из известных науке политических образований на территории современной Чехии и в ближайших землях - это так называемое княжество Само, получившее название по имени своего правителя Само (623 - 658). Оно представляло собой объединение нескольких племенных княжеств, сложившееся и расширившиеся в ходе борьбы с внешними врагами - аварами и франками. О судьбе объединения после 658 г. - года смерти князя Само - нет сведений. По-видимому, обширный, но непрочный союз чешско-моравских, панновских и других славянских племен вскоре распался.

Полтора столетия спустя примерно в этом же регионе возникла Великоморавская держава. Правомерно предположить, что она генетически связана с племенным союзом VIII в. Внутренний строй Великой Моравии IX В. уже может быть охарактеризован как раннефеодальный. Все IX столетие прошло для Великой Моравии в постоянных схватках с немецкими феодалами. Между ее частями не было прочного единства, и по мере социально-экономического роста отдельных областей естественно усиливались центробежные тенденции. Наконец, смертельный удар ей нанесло в 904 - 906 гг. венгерское вторжение.

С распадом Великоморавской державы большинство ее земель вошло в состав соседних государств. Так, Словакию подчинило Венгерское королевство, и до 1918 г. ее правовое развитие идет в русле венгерской государственности. Самостоятельное государственное существование могла обеспечить себе только Чехия.

В чешских землях, часть которых политически обособились еще с конца IX в., развернулась борьба за первенство между областями. Победу одержала Прага (по европейским меркам X в. большой город) и пражская княжеская династия Пржемысловичей. Объединение Чехии завершилось к 995 г.

Молодое чешское государство было объектом постоянного нажима со стороны германских императоров. Но Чехия, хотя и вошла в состав священной Римской империи, фактически сохранила свою внутреннюю независимость.

Период феодальной раздробленности здесь наступил со второй половины IX в. Усобицы и борьбу за княжеский престол не предотвратил порядок, установленный Бржетиславом I (1034 - 1055), по которому престол должен был принадлежать старшему в роде Пржемысловичей. Светская и духовная знать, чьи земельные владения неуклонно росли настойчиво притязала на политическую независимость, находя поддержку у германского императора. Фридрих I Барбаросса, поощряя такой сепаратизм, в 1182 г. признал Моравию (Восточную Чехию) маркграфством. Маркграф, как императорский князь, был неподвластен чешскому государю. Через пять лет права имперского князя получил от императора и пражский епископ, глава чешской католической церкви.

Тем не менее удельная система в стране не получает развития. К концу XII в. моравский маркграф и пражский епископ вынуждены были снова признать свое подчинение чешской короне. Раздробленность проявила себя не столько в прямом распаде государства на политически обособленные части, сколько в росте привилегий аристократии и всего дворянства. Феодалы закрепили за собой наследственные права на земли, расширили иммунитетные привилегии и пр. Больше всего уступок вырвала у центральной власти католическая церковь: подчинение духовенства лишь церковному суду, право на десятину и т.д.

Индикатором возросшего веса Чехии в международных делах было получение князем королевского титула в 1158 г. Верховная власть императора над чешским королем была минимальной. Отношения складывались по-разному - от союзов до военных конфликтов, которые шли с переменным успехом. Но в целом они больше напоминали взаимоотношения партнеров, чем сюзерена и вассала. Императорская Золотая булла 1212 г. признала особый статус Чехии и Священной Римской империи: чешским представителям вменено в обязанность присутствовать только на тех рейхстагах, которые собираются вблизи границ королевства; если угаснет династия, чехи вправе сами избрать короля, без вмешательства извне, и т.д. С XIII в. королевство выдвигается на одно из первых мест в империи. Пржемысл II Оттокар (1253-1278) активно вмешался в борьбу за императорский трон. Однако, недовольные централизаторской политикой короля паны (крупные феодалы), поддержав Габсбургов, сорвали эти планы. Преемники Пржемысла были вынуждены считаться с могущественным панством.

После того, как в 1306 г. угасла династия Пржемысловичей чешские феодалы избрали королем Яна Люксембурского (1310-1346), добившись от него ряд новых привилегий, в том числе освобождение от регулярных податей. В 1317 г. были расширены и упрочены полномочия сложившегося на исходе XIII в. сословного представительства - сейма, в котором были представлены дворянство, духовенство и города.

Своеволие феодальной аристократии было несколько укрощено в правлении Карла (1346 - 1378), когда союз королевской власти с городами принес свои плоды, облегчив правительству нажим на непокорных панов. Богатство и политический вес Чехии помогли королю приобрести императорский скипетр. В качестве германского императора Карла IV он издал знаменитую Золотую буллу 1356 г. Этот акт, узаконивший политическое раздробление империи, в то же время упрочил привилегированный статус Чехии. Чешский король стал первым среди светских курфюрстов-князей, избиравших германского императора.

Расцвет феодальной Чехии, вынесший ее на авансцену хозяйственной и политической жизни империи, естественно сопровождался резким обострением социальных противоречий в стране. Положение деревни на исходе XIV - в начале XV в. ухудшалось, несмотря на смягчение некоторых форм крестьянской зависимости (местами отмирало или выкупалось право господина на выморочное имущество подданного) и на реальное снижение фиксированного денежного оброка из-за происходившей порчи монеты. Помещики с лихвой возмещали свои потери чрезвычайными поборами, кое-где вводили барщину. Государственные подати и церковная десятина, дополненная всякого рода поборами, отнимали у крестьянина всю большую долю урожая. В городах самоуправство патрициата ожесточало против него плебс и средние слои бюргерства. Знамение надвигавшегося социального кризиса было распространение в XIV в. еретических течений в деревне и городе.

Ненависть народа, прежде всего, концентрировалась на католической церкви. Та своим авторитетом освящала царившие притеснения и произвол. Сама она была богатейшим землевладельцем - ей принадлежало до трети всех возделываемых земель. Поборы с паствы, доходы от имений приносили церкви огромные суммы; часть их ежегодно уходила за рубеж, папской курии. Против высшего духовенства с его богатствами и с его пороками зрел протест не только в простом народе. Недовольство, подогреваемое завистью, охватывало также дворян и зажиточных горожан.

В высшем клире Чехии были сильны позиции немцев. Немцы преобладали в патрициате Праги и других крупных городов. Это придало социальному конфликту форму борьбы против немецкого засилья в стране.

Между различными слоями общества, цементируемыми общей враждой к прелатам и стремлением избавиться от засилья немцев, не затухали классовые противоречия. Не гасли и внутриклассовые конфликты. Немаловажную роль в событиях гуситской поры сыграли раздоры между панами и мелким рыцарством, тем более, что имущественное оскудение рыцарей (земанов) форсировалось прямым насилием со стороны знати. В этом смысле типична биография будущего гуситского полководца - рыцаря Яна Жижки (1378-1424), чью родовую деревушку захватил могущественный сосед пан Рожмберк.

Выразителем охватившего общества негодования явился профессор пражского университета Ян Гус (1369-1415), вокруг которого сплотилась оппозиция. Казнь Гуса, осужденного вселенским собором в Констанце, всколыхнула Чехию. Гуситы - последователи Гуса - заявили протест против решения собора. Они стали прогонять поставленных епископатом священников. Начались захваты церковных имуществ. К лету 1419 г. движение переросло в открытую гражданскую войну.

Оплотом революционного крыла в гуситских войнах станет воздвигнутая ранней весной 1420 г. на одном из южночешских холмов крепость Табор. Таборитам, среди которых доминировали крестьяне, городской плебс, мелкие ремесленники, отнятие земель у католической церкви и изгнание немецкого патрициата рисовалось лишь как первый шаг к установлению всеобщего равенства. Табориты говорили, что "все должны быть братьями, а панов чтобы не было и чтобы человек не подчинялся человеку, и потому они приняли имя братьев, говорят, что отныне не будет больше ни податей, ни оброков, ни тех, кто принуждает их платить". "... Пусть на Таборе не будет ничего моего и ничего твоего, но пусть всего у всех будет поровну; отныне все у всех и всегда должно быть общим" - учили их проповедники, поднимая народ на беспощадную борьбу против господ.

На Таборе действительно ввели общность имущества и равенство потребления. Но долго так не могло продолжаться. Утвердить принципы равенства и братства в условиях XV в. было, разумеется, немыслимо. Неизбежная имущественная и социальная дифференциация разъедала примитивный, потребительский коммунизм крестьянско-плебейского лагеря. К 1421 г. таборитское войско теряет свой первоначальный характер народного ополчения. Часть ополченцев, использовав свою долю военной добычи для обзаведения хозяйством, вернулась к мирному труду. Другие остались в войске - уже как профессионалы; так сложились "полевые войска", в которых росло влияние рыцарства. "Царство божие на земле", которое хотели построить табориты, понемногу отодвигалось куда-то в туманную даль.

Тем не менее и после 1421 г. Табор и близкие ему по духу общины будут опорой демократических сил. Им придется выдержать долгую борьбу не только с императорско-католическим лагерем, но и с умеренными гуситами (чашниками).

Правое крыло гуситов, объединившее зажиточные слои города и дворян (преимущественно рыцарство, хотя желание поживиться за счет церковных богатств толкнуло к гуситам и некоторых панов), с самого начала настороженно отнеслись к выступлениям бедноты. После того, как чешские купцы и ремесленники заняли в городах место немецкого патрициата и поживились за счет его имущества, а вставшие под гуситское знамя дворяне секуляризировали церковные богатства, продолжение и углубление гражданской войны стало для умеренных опасным, угрожая их собственным богатству и власти. С каждым годом бюргерско-дворянский лагерь в гуситском движении все настойчивее стремился к компромиссу с императором и папой.

Вначале империя не шла на уступки. Но ее попытки раздавить гуситов оборачивались сокрушительными поражениями крестоносных армий. Пожар антифеодального движения грозил распространиться на Германию, Венгрию, Польшу.

Войдя в контакт с католиками, умеренные гуситы в 1433 г. достигли сними соглашения, известного под названием "Пражских компактов". Компактами провозглашалась свобода вероисповедания для последователей Гуса, санкционировалась произведенная секуляризация церковных имуществ, была отменена церковная юрисдикция по уголовным делам. Вчерашние союзники таборитов, бюргеры и дворяне после этого признали власть императора и выступили против полевых войск Табора. В битве при Липанах (1434), положившей конец гуситским войнам, революционный сельско-плебейский лагерь таборитов был разгромлен.

Если направленное против основ феодального строя народное движение потерпело неудачу, отсюда не следует, что гуситские войны кончились безрезультатно. Они не только явились источником боевых революционных традиций чешского народа. Католической церкви были нанесены чувствительные удары: она потеряла значительную долю прежних богатств и - что еще ощутимее - в огне крестьянской войны понес непоправимый урон авторитет святейшего престола. Успехом увенчалась национально-освободительная борьба против немецкого засилья; рост национального самосознания чехов сопровождался подъемом культуры.

Возросший в годы гуситских войн политический вес бюргерства обеспечил горожанам постоянное место в сословном представительстве. Сейм Чешского королевства, как он оформился к середине XV в., состоял из трех частей - сословий: паны, рыцарство и королевские города. Частновладельческие города туда не были допущены, но это были по преимуществу малые местечки. В число же примерно сорока королевских городов входили многолюдные и богатые торгово-ремесленные центры во главе с Прагой.

Умеренногуситский лагерь, чья мощь основывалась на союзе рыцарства и городов, в 50-х гг. XV в. добился перевеса над католической аристократией и вознес своего предводителя Иржи Подебрада на чешский трон. Однако рыцарско-бюргерский блок был внутренне непрочен. Паны постепенно перетянули на свою сторону мелких дворян. Это стало очевидным при преемнике Иржи Подебрада (1458 - 1471) - короле Владиславе II Ягеллоне (1471 - 1516), оказавшемся под влиянием знати. Когда Законник Владислава (1500 г.) оставил за городскими послами в сейме голос только в тех делах, которые их непосредственно касались, и отнял у бюргерства ряд закрепленных обычаем привилегий, Прага и другие города не подчинились. Конфликт продолжался до 1517 г., и хотя города вернули себе место в сейме, их политические позиции были ослаблены.

Избрание Владислава Ягеллона, чей отец Казимир IV был польско-литовским государем, на престол Чехии, а затем и Венгрии отражало характерную для Центральной и Восточной Европы тенденцию к образованию многонациональных государств. Заключение чешско-венгерского династического союза было форсировано возросшей к исходу XV в. турецкой угрозой. Впрочем ягеллонский союз оказался слабой преградой на пути Османской державы. В сражении 29 августа 1526 г. вблизи Мохача небольшую армию чешско-венгерского короля Людовика Ягеллона наголову разбили турецкие янычары и конница. Спасаясь бегством с поля битвы, утонул Людовик, не оставив наследника, и чешский трон стал свободным.

Сейм отдал корону австрийскому эрцгерцогу Фердинанду Габсбургу, который притязал на нее, ссылаясь на родство с угасшей династией и на старые договоры. Для сеймовых сословий решающим аргументом были не эти наследственные права (их как раз сейм не признал), а могущество габсбургского дома: старший брат Фердинанда Карл V правил в Испании и Германской империи. Турки угрожали Вене не меньше, чем Праге и, значит, от Австрии можно было ждать активных действий против Стамбула. Историки полагают, что чешские феодалы видели в союзе с Веной также и средство избежать повторения народных восстаний (только что отшумела Великая крестьянская война в Германии, захватившая пограничье Чешского королевства и австрийский Тироль). Примеру Чехии последовал венгерский сейм, и таким образом в 1526 г. в центре Европы сложилась многонациональная Габсбургская монархия.

Остановив выбор на Фердинанде I (1526 - 1564), чешские сеймовые сословия не желали расставаться со своими вольностями. Чтобы оградить себя от возможных посягательств, они представили новоизбранному королю на подпись грамоту, которая гарантировала незыблемость Чешского государства. Должны были оставаться неизменными границы страны, прежние порядки, прежнее управление. Габсбурги не приобретали наследственных прав на чешский престол, Фердинанд был ограничен в распоряжении казной и войском.

Но почти тотчас после коронации, поправ свои обещания, Фердинанд шаг за шагом урезал права сословий. Он вводит новые налоги, передает управление в руки австрийских чиновников и т. д. Оценивая централизаторскую политику Фердинанда I и его преемников применительно, в частности, к Чехии, следует учитывать, что монархию Габсбургов лишь с оговорками можно назвать абсолютистским государством. Многие черты роднят ее скорее с восточным самодержавием. В этом смысле характера политика Вены по отношению к чешским городам, не только отнимавшая у них средневековые привилегии, но и мешавшая их экономическому росту и перерождению бюргерства в буржуазию. К тому же режим, установившийся в Чехии после 1526 г., - это режим иноземный, защищавший интересы Габсбургов, подчас не просто далекие от национальных интересов страны, а противоположные им. Если власть любой абсолютной монархии ложилась тяжелым бременем на плечи народных масс, то чехи испытывали особую тяжесть. К социальному гнету прибавлялся гнет национальный и религиозный, так как усиление габсбургского абсолютизма было неотделимо от католической реакции и от политики германизации.

Крупнейшей попыткой сбросить владычество Вены было восстание 1618 - 1620 гг., которое составило первый этап Тридцатилетней войны в Европе. Разгром этого восстания явился национальной катастрофой для Чехии. На страну обрушилась волна репрессий.

Объявив, что в наказание за мятеж чешский народ утратил все свои прежние права и вольности, имперское правительство в 1627 г. издало "обновленный земский устав". Согласно уставу, королю, за которым закреплялись наследственные права на трон Чешского королевства, и его администрации фактически была передана высшая законодательная, исполнительная и судебная власть в стране. В сейм, чьи полномочия теперь сильно урезаны, на правах первого сословия допустили высшее духовенство. За всеми представителями городов в сейме оставлен только один голос (тогда как представители остальных сословий голосовали поименно) - такая процедура была равносильна удалению горожан из сословного представительства, где хозяевами остались католические прелаты и паны - опора Габсбургов. Немецкий язык приравняли к чешскому в администрации и суде, в недалеком будущем чешский язык будет вовсе изгнан из делопроизводства. Католицизм стал единственной государственной религией.

Таким образом "обновленный земский устав" оформил превращение Чехии в провинцию Габсбургской монархии.

Одним из наиболее ранних памятников феодального права Чехии были "Статуты Конрада Оттона", относящиеся к концу XII - началу XIII вв. Статуты представляли собой запись обычного, преимущественно процессуального права, предназначавшегося для правителей областей - жупанов, которые обладали также и судебной компетенцией.

Все наиболее значительные сборники феодального чешского права - частные. Опыты правительственных кодификаций, предпринимаемые в XIII - XIV вв. не увенчались успехом. На сейме 1355 г. феодальная знать решительно отклонила представленный на утверждение королем проект Законника, поскольку он был проникнут идеей сильной королевской власти. Свод законов Карла I, составленный на латинском языке, для большинства дворян был недоступен. Законник изобиловал схоластическими учеными рассуждениями; отечественное прав было отражено в нем не в полном объеме.

Среди ранних частных кодификаций выделяется "Книга старого пана из Рожмберска". Своим названием этот обширный правовой сборник, возникший на рубеже XIII - XIV вв. и написанный по-чешски, обязан тому обстоятельству, что он был создан или по крайней мере действовал во владениях панского рода Рожмберков. В книге в основном говорится о процессуальном и частном праве. В том же XIV в. было создано на основе Законника Карла I юридическое пособие на латинском языке под названием Ordo iudicii terrae, содержащее в себе преимущественно процессуальное право. В конце XIV в. отечественные юристы переработали это пособие с тем, чтобы оно соответствовало действующим правовым обычаям и всем их изменениям, которые произошли в чешском праве. В результате был создан чешский "Свод земского права"37.

Дальнейшим этапом в развитии правовой мысли стало "Изложение чешского земского права" пана Андрея из Дубы, который был одним из лучших знатоков средневекового чешского права и в течение длительного времени являлся высшим земским судьей. Указанное практическое по земскому праву содержит, помимо норм процессуального права, многие положения частного права (семейного, наследственно), а также уголовного и государственного права.

Самая полная частная модификация чешского права принадлежит Викторину Корнелиусу из Вшеград, получившая название "Девять книг о правах земли чешской" (конец XV в.). Как и другие выдающиеся гуманисты эпохи Ренессанса, Корнелиус был знатоком античности, включая римское право; он по праву считается основателем чешского национального гуманизма. Корнелиус высоко ценил чешское право, основанное на обычаях и предпочитал его праву римскому. Однако он считал необходимым совершенствовать право на основе логических обобщений, близких идеям естественного права.

В 1500 г. вышел свод законов панского сословия, получивший название "Земское уложение Королевства Чешского", одобренное чешским сеймом. Эта первая официальная кодификация стала действовать во время правления короля Владислава и получила название "Владиславское земское уложение", которое содержало частное, процессуальное, уголовное и государственное право. В целом оно отражало интересы высшего дворянства и рыцарства.

В самом начале XIV столетия между дворянством и королевскими городами возник спор по поводу этого свода законов, так как мещане оказались ущемленными в правах. В 1517 г. между дворянством и городской верхушкой был подписан Святовацлавский договор, сгладивший противоречия между сословиями.

Особые системы права, помимо земского, составляли в Чехии городское право, право горное, каноническое (церковное) и др. К числу немаловажных источников права следует отнести и земские книги ("Земские доски"), куда заносились решения земского суда по уголовным и гражданским делам. Решения эти имели силу прецедента.

Остановимся кратко на судебном процессе в земском суде. Чтобы начать судебное дело, например, об убийстве, следовало сделать устное заявление властям, назвать имя убийцы и потребовать расследования. Ответчик, если не сознавался, должен был представить доказательства невиновности. Поскольку процесс основывался на презумпции виновности, бремя доказывания лежало на обвиняемом. В числе доказательства предусматривались свидетельские показания, поединок, принесение присяги, вещественные доказательства, ордалии. При троекратной неявке ответчика в суд истец мог убить его, где ни застанет. Истцу впрочем запрещалось убивать ответчика в случае, если он заставал обвиняемого у жены и та прикрыла мужа своей одеждой.

В XVII - XVIII вв. происходит процесс преобразования суда в официальное, государственное учреждение, вследствие чего феодальные судьи с их неограниченным усмотрение были заменены профессиональными судьями, руководствовавшимися преимущественно королевскими правовыми документами. При этом в судебной системе появляются апелляционные инстанции.

В 1781 г. появляется Гражданский судебный устав для всех австрийских земель, а в 1788 г. - Уголовный устав. В уголовном процессе стали преобладать инквизиционные черты и принцип публичности (официальности) обвинения; в то время как в гражданском процессе окончательно закрепляется принцип состязательности сторон, которым предоставляется право закончить спор компромиссным соглашением.

 

 

 

1