§ 3. Полабско-балтийские славяне.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 

Среди западнославянских племен трагично сложилась судьба полабско-балтийских славян, издавна обитавших по нижнему и среднему побережью р. Эльбы (ее славянское название - Лаба) и вдоль берега Балтийского моря между Эльбой и Вислой.

Дошедшие до нас источники застают эти племена на стадии разложения первобытнообщинного строя и формирования классового общества. В конце I - начале II тысячелетия н. э. основой социальной структуры оставалась свободная община. Рабство и другие формы зависимости медленно проникали в эту среду. Рабов предпочитали продавать за рубеж, но иногда использовали в хозяйствах знати.

На балтийском побережье рано возникли торговые города - Волин, Колобжег и др. Это, с одной стороны, форсировало складывание государственно-правовых институтов, с другой - обусловило специфику политического строя поморских княжеств, в которых купеческие круги пользовались большим весом. В городах вечевые собрания довольно скоро попали в зависимость от патрициата.

Среди многочисленных полабских племен уже в VIII - начале IX вв. выдвинулись два племенных союза - ободритов и лютичей (велетов). Именно им, в особенности - лютичам, пришлось принять на себя основной натиск немецких феодалов. Еще Карл Великий перенес военный действия за Эльбу. После того, как в IX в. подчиненные им племена вернули себе свободу, новый этап "натиска на Восток" начался с воцарением в Германии саксонской династии. В 928 г. король Генрих Птицелов овладел главным городом племени гаволян Бренной. Затем был захвачен ряд других областей. Немецкие феодалы стремились утвердить свою власть жестокостью и вероломством. Однако, по словам немецкого хрониста Видукинда, те "решительно предпочитали войну миру, готовые нести всякие бедствия ради дорогой им свободы".

Большое восстание охватило полабские земли в 983 г. На этот раз у Священной Римской империи достало сил только на то, чтобы оттеснить славянские отряды, опустошавшие Саксонию, обратно за Эльбу. Но очень скоро немецкие князья снова повели наступление.

В этой обстановке процесс образования крупных, сравнительно сплоченных раннефеодальных государств оказался в полабско-балтийском районе чрезвычайно длительным и не был завершен. Своей заключительной стадии он достиг в ту пору, когда в обществе уже назревали социально-экономические предпосылки феодальной раздробленности, что делало возникавшие княжества крайне непрочными. Так, на основе бодричского племенного союза в XI в. сложилось обширное государственное образование; в него вошли или платили ему дань многие соседние земли. Однако в начале XII в. разноплеменное и не успевшее консолидироваться государство, в дела которого настойчиво вмешивались немецкие феодалы, распалось.

К тому же княжеская власть в больших и малых политических объединениях у полабских славян X - XII вв. была слаба. Ее ограничивала племенная знать, включавшая в себя жреческую верхушку. Внешне это порой приобретало формы, о которых сообщает немецкий хронист Титмар: "Всеми эти племенами, которые вместе именуются лютичами, не управляет один властитель. Рассуждая на вече о своих нуждах, они единогласно постановляют о том, что надо сделать; а тех, кто противоречит принятому решению, бьют палками...".

Слабость княжеской власти в X - XII вв. - явление вторичное. Она была обусловлена идущей с Запада военной опасностью. Чрезмерное, многовековое перенапряжение сил в тяжелой борьбе с немецкой феодальной агрессией в конце концов сказалось самым отрицательным образом. Оно, в частности, нарушило объединительные процессы и оживило племенной сепаратизм.

Когда в 40-х гг. XII в. германские светские и духовные князья предприняли крестовый поход за Эльбу, славяне не устояли в неравной схватке. Вскоре захваченный город Бренна стал ядром созданного там Бранденбургского маркграфства. Сосед и соперник Альбрехта, саксонский герцог Генрих Лев завоевал западную окраину бодричских владений, но, теснимый другими немецкими феодалами, вынужден был в 1170 г. договориться с князем бодричей. Так в составе германской империи возникло славянское Мекленбургское герцогство; славянская знать, принявшая христианство, уравнивалась в правах с немецким дворянством. Сюзеренитет императора признало также Западное Поморье, паодвергавшееся частым нападениям датчан и немцев; оно превратилось в герцогство Померанию.

В краях, захваченных империей, происходил процесс онемечивания населения. Немецкие феодалы широко прибегали к насилию. В ряде месть славян сгоняли с земель, отдавая их наделы немецким колонистам, запрещая владеть недвижимостью в городах и т.д. В итоге германизации славянский этнос исчез на большей части земель полабско-балтийского региона.

1