§ 2. Хорватия и Сербия.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 

Раннефеодальные государственные образования, возникавшие в западной части Балканского полуострова, испытали сильное давление со стороны соседних государств. Так, Каринтия (Словения) подверглась значительной германизации и в конце Х в. вошла в состав Священной империи. Процесс объединения хорватских земель, протекавший в ожесточенной борьбе сначала с Франкской державой, затем - с Венецией и Венгрией, привел в начале Х в. к созданию королевства, которое в течение двух веков играло первостепенную роль в политической жизни региона. Но влиятельные круги феодальной знати сделали ставку на союз с венграми. В итоге унии 1102 г. образовалось Венгерско-Харватское королевство, где ведущие позиции принадлежали венгерским феодалам.

Особое место в ряду южнославянских земель заняли богатые торгово-ремесленные центры далматинского побережья. Среди них первенствовал Дубровник. Признание Дубровником чужестранной власти (до 1205 г. - Византийской империи, потом Венеции и с 1358 г. - Венгерско-Хорватского королевства) не помешало складыванию здесь строя аристократической республики. Реальную власть сосредоточила в своих руках городская верхушка, управлявшая городом через посредство системы политических убеждений: Большого веча - законодательного органа; Сената, которому принадлежала исполнительная власть; и Малого веча, наблюдавшего за деятельностью князя, который стоял во главе администрации.

У сербских племен формирование классовых отношений шло замедленно по сравнению с соседними землями. Немаловажную роль в этом сыграли природные условия. Гористый рельеф поддерживал разобщенность жуп (объединений нескольких сельских общин), способствовал консервации родовых пережитков, часть из которых в глухих горных районах уцелеет вплоть до XX в.

На протяжении VIII и последующих веков возникали княжества в Дукле (будущей Черногории), Боснии и других землях. Медленный, но неуклонный хозяйственный и социальный подъем центральной сербской области - Рашки позволили ей преодолеть внутренние центробежные тенденции и занять место политического лидера. В 60-х гг. XII в., в княжение великого жупана Стефана Немани, Рашка сбросила зависимость от Константинополя. ост международного веса Сербского государства привел к тому, что великий жупан, сын Немани Савва, в 1217 г. получил от папы римского, королевский титул. В споре с православной церковью папа римский пытался перетянуть сербов на свою сторону. Став обширным государством, Сербия достигла максимального расцвета при Стефане Душане (1331 - 1355), который присвоил себе пышный титул "краля Сербия, Дукли, Хума, Зеты, Албании и Приморья, владетеля немалой части Болгарского царства и господина почти всей Византийской империи". (Последнее напоминало о том, что у Византии были отняты Южная Македония, Эпир, Фессалия.) В 1346 г. Стафан Душан венчался на царство. При нем был издан один из наиболее значительных памятников средневекового славянского права - Законник Стефана Душана.

Основной текст Законника - первые 135 статей - был принят в 1349 г. на соборе в Скопле. Для политического строя Сербии характерно, что собор - съезд церковной и светской знати - продолжал функционировать и царь вынужден обращаться к нему при решении важных дел. Пять лет спустя собор внес дополнения, которые составили вторую часть Законника.

Составители Законника стремились преодолеть разнобой в судопроизводстве и привести юридические нормы в определенную систему потребностей феодализма. Памятник многослоен. Наряду с обычным правом в нем были использованы предшествующие акты центральной власти. Значительное влияние на него оказало византийского законодательство, ощутимо воздействие городского права Восточной Адриатики. Как и "Закон судный людем", свод Стефана Душана не был всеобъемлющ. Его дополняли переведенные с греческого "Закон царя Юстиниана" и некоторые другие компиляции. С другой стороны, сохранилося старый обычай, по которому продолжала судиться сербская деревня.

Законник и другие сербские источники той эпохи показывают, что феодальная собственность выступала в форме баштины и пронии. Аллодист-баштинник, будучи обязан государству небольшой поземельной податью и военной службой, волен распоряжаться землей. Земля была свободно отчуждаема. Кроме родовых светских имений, к баштине причисляли имения монастырей, собравших огромные земельные богатства.

Так, сербский Хилендарский монастырь на Афоне щедротами Душана довел число своих сел в его державе до 360. Прония была для Сербии сравнительно новым явлением: раздача земель в условное держание за службу распространилось только во второй половине XIII в. Держатель пронии не мог подарить ее, пожертвовать церки, продать. Земля по наследству переходила лишь с условием, что новый прониар также будет служить сюзерену.

Господствующий класс в Сербии состоял из двух сословий. Властеличи занимали менее привилегированное положение, чем властели, представители феодальной знати. Властели держали свои родовые земли на праве баштины. Им принадлежали все важнейшие посты в центральном и местном управлении. Правительство принимало меры, чтобы подчинить себе властелей, однако это не всегда удавалось. Вопреки намерениям Душана, феодальная знать в его царствование лишь усилилась.

Судя по Законнику, основную массу сельского населения составляли зависимые крестьяне - меропхи. Объем их повинностей был установлен в общегосударственном масштабе: "меропхам закон по всей земле: в неделю пусть два дня работают на прониара и дают ему в год царский перпер" (серебряную монету"). Сверх того они еще два дня ежегодно работают в стадную пору и, возможно, платят натуральный оброк. Дополнение к Законнику 1354 г. установило, что "ни один господин не волен ничего требовать с меропхов сверх закона". Признанное Законником право крестьянина обжаловать незаконные действия помещика в суд носило формальный характер. Зато эффективно прокладывала себе дорогу идущая сверху от феодалов тенденция к закрепощению деревни. Заключительная, 201 статья Законника грозила меропху в случае побега: "господин пусть опалит ему голову и бороду, распорет ему нос".

Законник выделяет среди прочих категорий крестьянства отроков (холопов), близких по своему статусу к рабам, хорошо известным сербскому феодальному праву (торговля ими сохранилась до XV в.). Отроков рассматривали как наследственное имущество. Закон ставил здесь одно ограничение: их передавали по наследству только по мужской линии. Отпустить их на свободу был вправе только господин, который судит их "по своей воле". Отрок подлежал государственной юрисдикции только по делам о тяжких преступлениях как убийство, разбой.

Законник установил выдачу беглых крестьян господину и при этом ужесточил санкции. Если в своей основной части он обязывал за содействие побегу представить хозяину взамен бежавшего семерых человек, то дополнение приравняло укрывательство "чужого человека" к государственной измене.

Одновременно ограничивались права свободных общинников. В статье 69 говорилось: "Пусть не будет себрова сбора (сходки); если же кто найдется их собравший, пусть отрежут ему уши и опалят лицо". Очевидно, государство старалось сломить сельскую общину как орган классового протеста крестьянства.

Судебное устройство в Сербии, как и во всяком феодальном государстве, было сложным. Так имелись господские суды, суды церковные, был особый суд, осуществляемый чиновником, взыскивающим пошлины и т. д. Главное место принадлежало царским судам - придворному, областному, городскому. Областной суд большую часть времени проводил в разъездах, осуществляя общий надзор за всей юстицией в регионе.

Как пережиток старины был суд поротников, т. е. суд присяжных. В зависимости от характера дела, поротники (в составе 24, 12 или 6 человек) большинством голосов выносили обвинительный вердикт. Им было запрещено мирить стороны.

Весьма тщательной разработкой отличаются уголовно-правовые нормы Законника. Среди государственных преступлений на первом месте - измена. К числу особо опасных преступлений отнесены также преступления против религии, разбой, грабеж, подделка монеты, поджог. Наказания за такие преступления были очень суровыми, причем возмездию подвергались в ряде случаев невиновные родственник осужденного (так называемое объективное вменение). Так, изменник наказывался смертью и конфискацией имущества; грабителя вешали вниз головой; за воровство выкаливали глаза; за возвращение в язычество или переход в другую веру следовала смертная казнь, за разорение церкви в военное время виновный наказывался смертью.

Сословный характер Законника проявлялся в том, что за одно и тоже преступление предусматривались различные наказания в зависимости от сословной принадлежности потерпевшего. Так, за убийство властеля серб кроме уплаты штрафа лишался обеих рук, в то время как властель за тоже самое преступление отделывался уплатой только штрафа.

За поджог расплачивается все село, если оно не выдаст поджигателя. Селу, в котором будет найден разбойник, угрожает разграбление, причем на этот раз наказание в виде возмещения ущерба коснется и господина того села. Судебник содержал также небольшое количество норм, посвященных гражданскому и отчасти семейному праву.

Говоря о процессуальном праве, следует отметить, что в церковных судах Сербии применялась инквизиционная форма судопроизводства, в то время как в царском суде рассмотрение дел велось на началах обвинительного процесса, как правило, устно и гласно с обязательным ведением прокола судебного заседания и письменной фиксацией судебного решения.

По делам государственных и религиозных преступлений уголовное преследование осуществлялось от лица государства. Признание ответчиком своей вины означало завершение процесса. Если признания не было, суд оценивал доказательства. Обвинитель мог представить свидетелей и другие улики.

Наряду со свидетельскими показаниями, широко применялись ордалии - "суд божий": испытание раскаленным железом или котелком36. Поединок как доказательство признан для одного случая: когда двое спорят во время военного похода. Они должны биться один на один, и никто под страхом отсечения руки не должен был вступаться.

Исполнение постановлений суда было возложено на специальных должностных лиц - на приставов.

После смерти Стефана Душана его держава стала распадаться на уделы.

Аналогичное положение сложилось и в других частях Балканского полуострова. Турки-османы, которые с середины XIV в. утвердились в отнятой у византийцев Фракии, не замедлили воспользоваться этими обстоятельствами. В сражении на Косовом поле в 1389 г. сербы, после героического сопротивления, были разбиты турками. Вслед за тем наступила, как указывалось, очередь Болгарии. В 1396 г. пала последняя болгарская крепость. В XV в. турецкое владычество было упрочено в Болгарии и Сербии и распространено на соседние области. Так южные славяне подпали под многовековое османское иго, которое будет сброшено с помощью русского народа лишь в XIX в.

Завоеватели внедрили в южнославянских землях свой вариант военно-ленной системы. Насильственно вводились турецкие административные и судебные порядки. Султанское законодательство должно было заменить прежние законы. На деле славянские нормы в значительной степени продолжали действовать. Не случайно сохранилось много - около двадцати - списков Законника Стефана Душана, сделанных в XV - XVIII в. Имущественные претензии, споры из-за пользования общинными угодьями и т. п. в сербской и болгарской деревне периода позднего феодализма чаще всего по-прежнему регулировались нормами обычного права.

1