§ 4. Образование древнейших государств на Ближнем Востоке

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

4.1. Государственность в древней Месопотамии

Оседлые цивилизации стали формироваться в Нижней Месопота­мии (современный южный Ирак) с VI тысячелетия до н. э. — с это­го времени там поселяются земледельческие племена. В V — IV тыс. до н. э. их вытесняют племена убайдов-шумеров, которые и стали основателями культуры с самой древней на земле государст­венностью.

Образование «номовых» государств

С начала IV тыс. до н. э. общинный строй шумеров двигался в направлении формирования протогосударств:  в об­щине уже выделились лица с неодинаковыми ритуальными и мате­риальными преимуществами по своей профессиональной деятельно­сти. Разложению общины способствовал переход к индивидуальному ТРУДУ- Вскоре у шумеров появилась письменность, которая стимули­ровала организационную роль культовых центров. В III тыс. сосед-ско-родовые общины объединились вокруг храмовых центров, кото­рые играли не только религиозную, но и хозяйственно-организаци­онную роль. Храмы развиваются в значительные по размерам горо­да, которые служат опорными центрами связей общин. На обще­ственных работах применяется труд рабов, среди свободных склады­вается система рангов. В XXVIII—XXV вв. до н. э. в объединениях формировались признаки протогосударств: возникла надобщинная администрация. Ее представляли эвен   — главный жрец храма и правитель, а также совет старейших. В межобщинном хозяйстве вы­делилась уже храмовая собственность. Надобщинной организации в Двуречье способствовала необходимость вести совместные иррига­ционные работы: города-храмы и были связаны с сетью таких кана­лов.  Несколько заинтересованных общин формировали условный округ с 3-4 городами — это и было первичное объединение — ном. В обязанности правителя входила организация ирригации, а также выдачи из храмовых запасов членам общин через старейшин.

Таких объединений-номов сложилось в Месопотамии до 20. Большинство из их сформировали культовый союз с центром в Нип-пуре. Со временем возвышаются города Киш (на севере), Ур и Урук (на юге). Но все организационное единство обеспечивалось храмо­вым хозяйством, полностью отделившимся от общинного; им руко­водят администраторы-писцы, в нем содержится штат ремесленни­ков. Первым историческим правителем в Шумере был л у г а л ь (хозяин) г. Киша. Лугаль был только военным вождем общин, но не жрецом. В XXVIII в. до н.э. лидерство в Шумере перешло к Уруку, правитель которого Гильгамеш («все видавший») стал героем древ­нейшего литературного эпоса. Единого государства древний Шумер

 

 

39

|'\ЗДЕЛ I

ще не представлял: связи между номами больше походили на воен­ный союз. Правители отдельных государств — э н с и («господин сооружений») — имели культовые и военные функции; отдельные из них принимали титул л у г а л я , что означало некую претен­зию на гегемонию среди всех городов. Известны народные собрания, где сходилось до 1600 чел. (в том числе 670-680 воинов).

Правители протогосударств видели свою социальную задачу во всемерном сохранении старого уклада жизни. Хотя встречаются уже сделки с недвижимостью (домами), это было редким событием и связывалось с продажей за долги: продавец всегда был в убытке. Пе­риодически правители устраивали «возвращение к матери» — пол­ные переделы владений. Это не могло, однако, остановить обогаще­ние знати. Храмы начинали обзаводиться своей администрацией и даже дружинами (войско вооружается особым оружием, разделяется на колесничное, тяжелую и легкую пехоту). Война вообще стано­вится ускорителем новой организации. Но она же временно ограни­чивает власть лугаля общинными коллективными органами (сове­том старейшин); по решению народного собрания , лугаль может быть и низложен.

В XXVI — XXIV вв. до н.э. лидерство в Шумере переходит к ному Лагаш. При правителе Эанатуме Лагаш подчиняет себе дру­гие номы (Киш, Урук и др.) Однако следовавшее из централиза-торской политики усиление государственных начал встречает со­противление общин. Администрация номов также еще двойствен­ная: жреческо-храмовая и общинная (выборный лугаль, мудрецы, главные ороситель и землеустроитель). В итоге едва ли не первого известного истории восстания правитель Лагаша был низложен, и на его место избран общинный вождь Уруинимгина. С его именем связана попытка создать первые законы (еще изустные), а также реформы, направленные на реставрацию прежних порядков общин­ного равенства. Централизованная администрация (единственный тогда стержень государственности) ослабла, и вскоре Лагаш был завоеван.

Эволюция

раннемонархического государства

В середине III тыс. до н.э. Двуречье за­селяется новыми, семитскими по про­исхождению народами. Лидер одного из новых городов Саргон в конце XXIV в. постепенно подчинил своей власти весь Шумер, центром которого становится основанный им г. Аккад. В создании новой де­ржавы ведущую роль сыграла новая армия: многочисленное (более 5 тыс. чел.) профессиональное войско легковооруженных пехотинцев, каждый из которых получал за свою службу надел. Усиление цент­рализации власти привело к образованию в Шумере ранней монархии с сильной, почти деспотической властью.

Нашествие племен из Ирана, центробежные стремления общин­ных объединений на рубеже XXII — XXI вв. положили конец Ак-

 

41

,  ,                            . ж* *•* гылг\

кадскому государству. Возобновление монархии начинается с возвы­шением города Ура и его правителя Шульги, ставшего основателем новой династии. За два-три века произошло значительное усиление храмово-государственных хозяйств, большая часть населения стра­ны теперь работала на государственных или храмовых латифундиях на условиях почти казарменного коммунизма. В 2074 г. вводится обязательная военная служба. Власть центрального правителя при­няла особый, почти обожествленный характер; областями руководи­ли уже назначаемые из центра наместники, которых по-прежнему называли энси. В правление Шульги было практически ликвидиро­вано номовое самоуправление, коллегиальные суды общин; суд пе­решел в руки чиновников храмов и государства.

Возможности чисто государственного хозяйства и связанной с ним сверхцентрализации власти в ту эпоху были ограничены. С развитием частной собственности государство приобретает снова де­централизованный характер, способствует этому и новое нашествие племен-скотоводов. На рубеже XIX — XVtll вв. до н.э. Двуречье представляет калейдоскоп прежних государств-номов, в которых власть вождя-лугаля уже замещена ранней монархией.

Новое мощное государство сформировалось к началу XVIII в. до н.э. вокруг нового центра — Вавилона, который скоро станет одним из крупнейших и знаменитых городов мировой истории. Ускоренной централизацией новое государство обязано было политике шестого правителя вавилонской династии — Хаммурапи (XVIII в. до н. э.). Как уже было традиционно, Хаммурапи начал царствование с обря­да восстановления справедливости: во всем государстве прощались все долги (на башне-зиккурате зажигали факел в ознаменование этого, а затем рассылался указ, грозивший неподчинившимся кре­диторам смертью). Это позволяло регулярно снимать межобщинные и социальные противоречия, не единожды губившие власть. В ходе административной    реформы    области-номы уничтожа­лись, вся страна разбивалась на области во главе с чиновниками, специальные люди контролировали использование земельного фон­да. Подчинена была правителю и храмовая администрация: все жре­цы объявлялись «рабами царя». В государстве появилась должность постоянного главного советника царя. Создавался специальный ап­парат по контролю за исполнением повинностей и сбором налогов: в области было по два чиновника — «заставляющий делать» и «за­ставляющий давать». В ходе судебной   реформы   организа­ция судов приобрела единообразие, начальники общин и областей обязаны были исполнять судебные функции; назначались и царские судьи. Стабильность государства должны были обеспечить законы. Хаммурапи настолько большое значение придавал своему законода­тельству, что в конце правления даже поставил памятник состав­ленным при нем законам, посвятив его богу Мардуку (см. § 7). Же­сткое государственное регулирование должно было всемерно охра-

 

РАЗДЕЛ I

нить уклад общества, основу которого составляли общины полно­правных свободных людей, от социального расслоения.

В XVI в. до н.э. Вавилонская держава ослабла, в ней возобнови-1ись политические междоусобицы. В 1595 г. войско хеттов (государ-i тво в Малой Азии) разгромило Вавилон; увезли даже памятник с за­конами Хаммурапи. Затем Двуречье попало под власть племен кас-ситов, а после непродолжительного нового расцвета в XI —IX вв. до н.э. его включила в свой состав Ассирийская держава (см. § 4.3). По­сле ее разгрома Вавилон на время обретает политическую самостоя­тельность — образуется так называемое Нововавилонское царство (конец VII в. до н. э.). Царь новой династии Навуходоносор (VI в. до н. э.) проводит ряд успешных завоевательных походов, опираясь на воссозданную профессиональную армию (конно-колесничное вой­ско) , восстанавливает старые административные традиции Вавилон­ского царства, ведет широкое строительство в Вавилоне (в т. ч. биб­лейскую Вавилонскую башню). Но в 539 г. до н.э. Двуречье завоева­ли персы, и государственные традиции Вавилонии прекратились.

Организация государственной     Законченная самостоятельная админи-

администрации   стративная система сложилась в Вави-

лонском государстве в т.н. старо­вавилонский период (династия Хаммурапи) и возроди­лась, с некоторыми изменениями, в периоды среднего (XVI —XI вв. до н. э.) и нового царств. Государственная ад­министрация была жестко централизованной, но далеко не всеобъ­емлющей. Рядом с ней продолжала существовать храмовая адми­нистрация жрецов и чиновников. А на самом низшем уровне госу­дарственными административными функциями наделялись руково­дители общин и союзов.

Верховная политическая и административная власть принадле­жала правителю (специального титула не было); он считался наместником богов и был классическим древневосточным монархом (см. § 6). Его власть имела и религиозный, и государственный ха­рактер. В период протогосударств и ранней монархии при возоб­новлении династии правителя, как правило, избирали (на особых собраниях от всех областей-номов; известны примеры об избрании царя 36 000 представителей). Со старовавилонского царства власть его наследственна, но точного порядка наследования не было; не­редки были случаи, когда наследовали и женщины царского или жреческих родов. Царь одновременно был и верховным военачаль­ником.

На втором месте в вавилонской иерархии государственных долж­ностей стоял жрец. Он выполнял религиозные обряды, руководил храмовыми хозяйствами с санкции правителя; вероятно, пользовался и судебными правами. Третье место занимал так называемый «ч е -ловек приказаний», или советник. Собственных полно­мочий у него не было, он обязывался контролировать исполнение

 

                _,   »,*.i   л V«-»V~V

указаний правителя и координировал работу остальных чиновников с финансовыми, налоговыми и чисто административными функциями; в его распоряжении был штат писцов, некоторые из которых имели собственную сферу письменной деятельности. Затем следовал «в ы -сший посол», которому вменялось координировать внешнеполи­тическую деятельность, присутствовать на приемах иноземных по­слов и который считался постоянным представителем правителя в других государствах. Обязанности по вождению войск, их обучению и комплектованию лежали на главнокомандующем   (назва­ние условно). Замыкал ряд высших должностей начальник дворца — н у б а н д а ,   который со временем стал играть большую роль вообще в государственном аппарате: через него стали передаваться приказа­ния правителя, к нему поступали все отчетные документы с хо­зяйств, он организовывал деятельность царских судей.

Страна была разбита на области во главе с наместника­ми — чиновниками царя. Их главной задачей был сбор налогов и общая организация государственного хозяйства; в этих целях они могли творить и суд. Чиновники руководили главами местных об­щин — рабианумами, которых хотя и формально назначали сверху, но из старейшин общины. Они имели административные, • финансовые и судебно-полицейские полномочия в своей общине.

Государственная администрация Вавилонских царств была глав­ным образом дворцовой и по своим задачам преимущественно финансово-хозяйственной; остальные институты государства только зарождались в самостоятельном виде.

4.2. Государство Древнего Египта

Египет стал вторым по времени после Шумера центром, где сформировались древние цивилизация, культура и государствен­ность, оказавшие мощное влияние на средиземноморские цивилиза­ции последующего и на всю мировую историю. В отличие от Месо­потамии древнеегипетская государственность практически не преры­валась, заложив единую традицию организации, мало изменившей­ся на протяжении более чем двух тысячелетий.

Основные этапы государственной истории

Земледельческие племена, положив­шие начало египетской цивилизации (многим обязанной в своих особенно­стях реке Нилу), появились в Египте в IV тыс. до н. э. в ходе той же волны заселения Ближнего Востока, что и шумеры. Как и в Шуме­ре, первые протогосударственные образования здесь возникли вок­руг городов-храмов (позднее греки назовут их «номами», но совпа­дали ли древнейшие области с административными номами I тыс. до н. э., неизвестно). Во главе древнего нома стоял, как правило, жрец-правитель; насчитывалось их в Египте до 38-39. Со временем номы образовали как бы второй «круг» концентрации: царства Верх-

 

43

пего и Нижнего Египта. Примерно в XXXIII в. до н. э. произошло н'гъединение южных и северных номов под единой властью правите­ли первых; легендарный царь Скорпион стал основателем 1-й ди­настии правителей Египта. Необходимость объединения опиралась на формирующуюся уже тогда единую систему ирригации для всей i граны. Хотя объединение это на протяжении периода Раннего цар­ства (XXX —- XXVII вв. до н. э.), или тинисского периода (по сто­лице Тин)*, было условным и общины жили изолированной жиз­нью, власть правителя (инсибайа) была сильной, опиралась на высший священный авторитет и совершенно особый, характерный только для Египта религиозный статус; почти сразу в Египте офор­милась сильная централизованная монархия.

Период Древнего царства (XXVII —XXII вв. до н. э.) был для Египта временем формирования государственной организации на ос­нове крупных перемен в общественном укладе. Ранняя монархия (в силу каких-то особенностей развития древнего общества) полностью подчинила себе общины, все оказалось растворено в едином государ­ственно-храмовом хозяйстве с принудительным трудом всего насе­ления страны; рабства в это время в Египте еще практически не бы­ло. Отношения собственности были мало развиты, но владения госу­дарственной знати отличались своей обособленностью. Управление государственным и вельможными хозяйствами и стало основой для обособления особой государственной администрации на центральном и областном уровне. Это была эпоха строительства знаменитых пи­рамид, великих правителей и сглаживания различий между древни­ми частями страны (к этой эпохе относится и правление самого дол-гоцарствующего в истории монарха — в XXII в. до н. э. Пиопи II якобы пробыл на троне 94 года). Рост значения областных владык привел Египет к распаду единого государства при сохранении номи­нальных правителей VI — XI династий — это был т. н. 1-й пере­ходный период (XXII — XXI вв. до н. э.).

В период Среднего царства (XXI — XVIII вв. до н. э.) египет­ское государство вновь централизуется, власть укрепляется на цент­ральном и местном уровнях. Этому укреплению способствовала ре­лигиозная реформа правителей XII династии, поставивших среди многих египетских богов одного —Амона-Ра, или Бога Солнца, — на первое место. Усиливается военная организация центральной власти. Хотя египетское общество по-прежнему еще не вступило в бронзовый век, социальный уклад меняется в направлении большей «приватизации»: землю стали раздавать «слугам царя». Происходит

* Традиционно выделяемые периоды истории Древнего Египта в большой мере услов­ны; традиция эта восходит к древнеегипетскому жрецу-историку Манефоку, в III в. до н. э. написавшему труд по истории страны и разделившему ее на 3 периода: Древ­него, Среднего и Нового царств и 30 условных династий фараонов-правителей (по 10 на «царство»). Даже в условиях современной науки точная хронология египетской истории недостижима, и периоды «царств» колеблются с точностью в 2-3 века.

 

44

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

•раздел i

 

45

 

 

 

 

 

жесткое закрепление основной массы населения по их наследствен­ным профессиям: жрецы, воины, земледельцы, ремесленники, пас­тухи и др. (традиция считала 7 профессий-обязанностей). Появляет­ся рабство в хозяйствах частных лиц. Эволюцию египетского госу­дарства прервало вторжение кочевых племен-гиксосов — время их владычества получило название 2-го переходного периода (XVIII — XVI вв. до н. э.).

Правители XVIII династии освободили и укрепили Египет, это стало началом Нового царства (XVI — XI вв. до н. э.) — самой знаменитой поры в истории страны. Египет превращается в миро­вую державу тогдашнего Востока, фараоны (именно тогда появляет­ся это звание) ведут многочисленные успешные завоевательные 'Войны. В ходе административных реформ возникает новое областное деление — на 42 нома — во главе с наместниками, назначаемыми из центра. Войны и важная роль военного сословия преобразовали и социальный уклад: появляется служилый слой — н е м х у , кото­рые занимают как бы промежуточное место между знатью и основ­ной массой населения, трудившегося в государственных или храмо­вых хозяйствах. Рабство по-прежнему играло вторичную роль.

В конце правления XX династии власть фараонов слабеет, она переходит к верховным жрецам главных святилищ Египта. Это бы­ло началом Позднего царства (XI в. — 343 г. до н. э.). После не­скольких завоеваний —ливийцев, персов и, наконец, Александра Македонского — Египет, сохранив внутреннюю государственную организацию, попадает в состав Македонской империи, а затем и новых держав, пришедших на смену средиземноморской греческой монархии (см. § 12).

Система государственной администрации

Основы древнеегипетской государст­венной организации сложились уже в Древнем царстве и в дальнейшем оста­лись почти неизменными. Центральными институтами этой органи­зации были царская власть и особая система взаимоотношений цен­тра с отдельными областями страны.

Правителю Египта (инсибайа — древней эпохи, фара­он— Нового царства)* принадлежала царская власть, священная по своему происхождению и почти не ограниченная в своих полномо­чиях; фараоны были наиболее выраженными носителями принципов древневосточной монархии как типа государства (см. § 6). Согласно египетской доктрине, власть фараона создана и укреплена богами, правитель — носитель их воли в стране. Он ведет религиозные це­ремонии, регулирует управление, вмешиваясь в конфликты между ' администрацией и обычаями (сам не управляет!), реставрирует хра-'мы, посылает экспедиции, организует работы, назначает главных администраторов. В управлении фараон проявляет волю бога Тога, Г

*   Фараон   — слово греческое, от искаженного «большой дом».

 

издавая указы (уди), но в идее все должно соответствовать древ­ним обычаям и канонам. Поэтому одна из опор власти — архивы храмов. Правитель считался гарантом единства страны, в области внешней политики он поддерживал «космический порядок». Тради­ционно власть считалась наследственной, однако египетская ди­настия — это было более широкое понятие. Допускалось насле­дование престола женщинами (причем их последующий муж восп­ринимал от них звание правителя), другими родственниками. Есте­ственным считалось наследование родственниками-мужчинами (братьями); чтобы передать престол сыну, нужно было обосновать

|

это политически — как правило, еще царствующий фараон прово­дил коронацию своего наследника.

Главной фигурой администрации был чати — великий упра­витель, должность которого возникла в Древнем царстве; примерно с XXII в. ее доверяли только родственникам царя. Он считался каз­начеем богов, «тайным советником для варварских стран», началь­ником всех работ и поручений — т. е. практически вся полнота уп­равления принадлежала ему, а не царю. Чати был также верховным судьей — начальником т. н. «6 великих палат». В египетских прави­лах, чати должен быть в курсе всех дел в стране: «Управителю дол­жно быть доложено и о закрытии мест в такой-то час и об открытии их, ему докладывают о крепостях юга и севера, и обо всем выходя­щем из царского дома, и о входящем туда, ибо все входит и выходит через его посланца; ему докладывают о себе наместники, затем он идет к царю на совет...»

Дворцовая подчиненная администрация была мало специализи­рованной.   Выделялись    главный     раздатчик     хлебов, виночерпий,       интенданты,       верховный       маг, хранитель    печати;    одной  из  важных  должностей  было звание   начальник    книжной    палаты    и архива царя, контролировавший все государственные акты. Но должности эти были скорее почетными званиями и обязанностями, доверяемыми вельможам.

Египет административно делился на области — номы, номы — на округа-топы, затем на общинные округа. Правитель нома обла­дал административными и финансовыми полномочиями, он же был великим жрецом одного из культов. Номархи жили в столице, а де­лами ведали их официальные заместители. Помощниками были писцы и царские судьи. Рядом с номархами были и руководители военных отрядов.

Основной фигурой древнеегипетской администрации был пи­сец. Писцы вели все делопроизводство, выполняли администра­тивные поручения, раздавали продукты, собирали налоги, руково­дили общественными работами. Они были целым сословием, по­пасть в которое было сложно, а должность эта давала, вместе с госу­дарственным статусом, и право на ренту, земельные владения, даже

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

рабов. Египетская знать была порождена государственной службой,

и вельможу нельзя йылп г<*л<> ~

                „иича порождена государственной службой,

и вельможу нельзя было себе представить без служебного поста,

функций, полномочий   п п т, ^     

Военная организация        Еще одной особенностью древнеегипет-

ской   государственной   системы   было

раннее обособление и сильное развитие военной организации. Но­минально верховным руководителем войска был фараон, но уже с самой древности рядом с ним была должность высшего воинского начальника, ответственного за комплектование, снаряжение, обуче­ние войск.

Постоянное войско появилось уже в период Раннего царства, хо­тя вооружено было только медными топориками и щитами. При фа­раонах XII династии (XIX —XVIII вв. до н. э.) обособилась своего рода гвардия, охранявшая царя и столицу; появилась и должность градоначальника столицы. Армия делилась на две части: пешее вой­ско и колесничное (конницы не было, хотя верховую езду египтяне освоили около 1500 г. до н. э.). Половина армии постоянно разме­щалась на юге страны, половина — на севере. Тактической едини­цей был отряд в 50-200 воинов со своим стягом; каждые 5 воинов подчинялись своему старшему. Оружие было государственным и вы­давалось только для похода (в пехоте были стрелки из лука и ко­пейщики). На особом положении были колесничные войска. Корпус колесничих был своего рода военно-дипломатической академией, его было необходимо пройти, чтобы получить высокие должности в армии. В XII в. до н. э. появился профессиональный флот.

Древний Египет дал истории права, пожалуй, первый пример специального военного законодательства, приписываемого фараону Сесострису. Поступившие в военную службу становились сословием воинов, они были обязаны жить сообща, постоянно упражняться во владении оружием и воинском мастерстве. Воины не имели права заниматься другими делами, не должны были отлучаться из мест расположения. Неподчинение начальникам, умышленное дезертир­ство считались тяжкими уголовными преступлениями.

Суд и законы       Египетский суд был значительно обо-

соблен в своей организации, и это было

также важной чертой всего государственного строя. Юстиция в це­лом основывалась на двух принципах: 1) незыблемое хранение при­вилегий царской власти; 2) традиционные привилегии жречества. Судебная деятельность тесно связывалась не с администрацией (хо­тя высшим судьей был главный управитель), а с традициями жрече­ской власти.

Деревенские общины располагали только полицейскими полно­мочиями в отношении своих членов. Полноценный суд был в обла­стях-номах. Для военных был свой особый суд по месторасположе­нию войска (председателями были глава нома и командир отряда).

 

 

47

РАЗДЕЛ I

Суд был бесплатным для подданных (египетское право строго при­держивалось принципа правовой персонифицированности: египет­ский суд и законы только для египтян). Основной категорией дел номовых судов были финансовые и налоговые: ежегодно все египтя­не были обязаны объявить в области о своем имени, местожительст­ве, имуществе и доходах — с этого исчислялись продуктовые или натуральные повинности (до I тыс. до н. э. египтяне не знали денег в собственном смысле слова). Уголовные дела рассматривали специ­альные или более высокие суды: «6 великих палат». Во главе всей судебной системы был Высший суд из 30 судей (в период Позднего царства), в т. ч. 3 главных от столиц: Фив, Мемфиса и Гелиополя. Председатели носили особые знаки — золотые цепи. Египетский суд решал дела без мотивации: только «да» или «нет» в ответ на обвине­ние. Дача показаний обуславливалась принесением присяги, извест­ны случаи судебных пыток (битье палками) для понуждения к «го­ворению истины». В применении права судьи должны были, глав­ное, руководствоваться обычаями и традициями. Идеи о соответст­вии судебного решения точному предписанию закона еще, по-види­мому, не было. Хотя кодифицированные (т. е. объединенные в ко­декс и систематизированные) законы в Египте были. Легендарное начало таких законов приписывалось богу Тоту (Гермесу Тримеги-сту греческой традиции): еще при основании государства древности он якобы вручил жрецам 42 священные книги, из которых книги 2-13 посвящались прерогативам царя и законам правления. К VIII в. до н. э. относится издание фараоном Бокхорисом особого кодекса, где большое место отводилось регулированию сделок, торгового обо­рота, разного рода договорам (весьма своеобразным в египетском праве). Кодексы («свитки») содержались как величайшая святыня в архивах «6 палат»: в одном из древнеегипетских литературных про­изведений, описывавшем перипетии 1-го переходного периода, как о величайшей трагедии говорилось о гибели этих свитков.

Административный строй Древнеегипетского государства отли­чался большей и самостоятельной ролью храмовой администрации, замкнутой на области-номы; именно она главным образом выполня­ла (через писцов) хозяйственно-распределительные и финансовые функции. Общегосударственные задачи центральной власти концен­трировались на управлении дворцом и на развитии усиленной воен­ной организации.

4.3. Ассирийская держава

Во II — I тыс. до н. э. в Верхней Месопотамии и Передней Азии (современные Ирак, Сирия, частью Турция и Иран) сформирова­лось государство семитских народов — Ассирия, — ставшее первой в мировой истории наднациональной империей. Имперский строй Ассирийской державы был порожден особой административной и во-

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

енной организацией, сложившейся в ходе активной завоевательной политики.

Становление и эволюция         На рубеже III — II тыс. до н. э. в Вер-Ассирийского государства        хней Месопотамии, по среднему тече­нию р. Тигр, выделился город-прото-

государство Ашшур. Вначале Ашшур входил в сферу политическо­го господства владык шумерского Ура (см. выше, 4.1). Однако удач­ное местоположение на перекрестье торговых путей Ближнего Вос­тока, использование торговых связей для укрепления единства с со­седними народами, быстрое обогащение города позволило его прави­телям выйти из-под реальной власти Шумера и обособиться в само­стоятельное государственное образование. Этот период истории де­ржавы носит название Староассирийского царства (XX-XVIII вв. до н. э.).

Государственная организация Ашшура этого времени типична для протогосударств, хотя большой вес торговцев в хозяйственной жизни внес в нее некоторые особенности. Правителем города счи­тался   ишшиаккум    (аналогично энси шумерийских городов-храмов). Его деятельность была направлена на организацию иррига­ционного хозяйства,  учреждение храмов. Он же был верховным жрецом. Помимо этого, он осуществлял контроль за внешнеторго­выми операциями, первоначально в пользу шумерийских верховных властителей. Власть ишшиаккума считалась наследственной, с со­блюдением кланово-родовой преемственности. Полномочия главного администратора и судьи в городе выполнял у к у л л у м   (землеуст­роитель). В отличие от правителя его избирали   члены город­ского совета,  в состав которого входили избираемые  (назначае­мые —?) на год городские казначеи —   л и м м у.    Как правило, должности ишшиаккума и укуллума занимало одно и то же лицо.

Выход из-под власти Шумера способствовал внутреннему росту и одновременно внешнему ослаблению Ашшура: он становится лег­кой добычей завоевателя.  Глава одного из  соседних племенных объединений Шамши-Адад (конец XIX — нач. XVIII в. до н. э.) стал основателем первой Ассирийской державы, просуществовав­шей около двух столетий. Под политическое влияние Ашшура по­пали многие окрестные народы, город постепенно становился цент­ром  большой разнонациональной империи.   Шамши-Адад  провел коренную   перестройку   управления   новой   страной:   подвластные земли были разделены на 14 округов с новыми административными центрами — большей частью в крупных крепостях на важнейших реках и торговых путях. Округа управлялись назначаемыми воен­ными наместниками, абсолютно не связанными с прежним населе­нием округа. В их задачи входили сбор налогов и военная админи­страция. Основным рычагом ассирийской государственности стано­вилась армия: появилось постоянное войско (царский полк), специ­альная царская охрана, комплектовавшаяся только евнухами боги-

 

 

49

1'АЧДЕЛ I

ни Иштар, хотя количественно основную часть составляло общин­ное ополчение. В это время входит в употребление и особый титул царя Ассирии».

В XVI-XIV в. до н. э. ассирийская держава растворяется в ново­образовавшемся Митаннийском царстве, подпадает под власть Вави­лонии. Исчезает особая политическая структура царской власти — юродом по-стародавнему правит ишшиаккум. Только к XIV в. до н. э. ассирийским правителям удается возродить величие страны. I ородское самоуправление теряет свое значение, усиливается власть царя, в том числе его роль как военачальника. Государство ставит под контроль общинную организацию: все общины-семьи обязаны выделить (как своего рода налог-повинность) особый надел в распо­ряжение центральной власти. Вначале обработка наделов осуществ­лялась государственными рабами из числа пленных. Позднее вошло в обиход раздавать эти наделы свободным людям в обмен на воин­скую повинность — это стало основной воинской силой державы. На общины налагается повинность предоставлять воинов царю; кроме этого, к вспомогательной воинской службе обязывались царские лю­ди, не имевшие наделов. Это позволило царям Среднеассирийской державы (XIV-XI вв. до н. э.) сформировать огромное по тем вре­менам войско в несколько десятков тысяч воинов (легендарные све­дения говорят даже о 120-тысячной армии), с помощью которой на­чать покорение окрестных народов. Расцвет ассирийской государст­венности приходится на время Новоассирийского царства (IX — VII вв. до н. э.), когда ассирийские владыки подчинили себе боль­шую  часть   народов   Восточного   Средиземноморья,   переустроили внутреннюю организацию империи, создали сильно вооруженную и организованную армию. Основную военную силу ассирийцев соста­вили конница и колесницы. Кроме обычной пехоты (из ополченцев и рекрутов), в ассирийской армии впервые появляются специализи­рованные части: обоз, осадные отряды. Военной организации подчи­нялась и общая административная система державы: страна разде­лялась на области во главе с начальниками, подчинявшимися толь­ко царю как военачальнику; помимо того, специальные администра­тивные единицы составляли «крепости» и их гарнизоны. Государст­венная сила империи основывалась главным образом на прочной во­енной организации.

В середине VII в. до н. э. при царе Ашшурбанипале держава до­стигла пика своего могущества. Была отстроена новая столица — Ниневия, при дворе царя сложилась знаменитая библиотека клино­писных табличек. Однако после его смерти в Ассирии начинается период смуты, и держава попадает под власть сначала Вавилона, а затем персов.

Организация власти           Главой Ассирийской державы считался

царь,  уже в  период первой державы порвавший всякую политическую связь с городской или общинной

 

50

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

«ДЕЛ I

 

51

 

 

 

организацией. Способствовало этому то, что новые правители госу­дарства были выходцами из других этнических кланов, чем истори­ческое население Ашшура. Власть царя была не столько религиоз­ной сколько военно-политической, и армия была главной опорой правителя. В этой власти много было от власти верховного вождя клана. Формально царский трон был наследственным. Но реально наследование подчинялось прежним клановым и племенным тради­циям. Так, с XVIII по XIV в. до н. э. превалировало наследие власти братьями умершего правителя, затем сыновьями братьев; только в Новоассирийском царстве получило преимущество наследие от отца к сыну. При том, что сознание законности, правильности передачи престола и прав военачальника в ассирийской доктрине создавало не внутрисемейное родство, а статус города, откуда происходили прежний царь и его наследник.

Военный строй определил и жесткость иерархического построе­ния общегосударственной администрации Ассирии. Вторым лицом в государстве считался помощник царя, он же командир кре­постей и областной военной администрации; ему также поступали жалобы на судебные решения, которые или решались по существу, или передавались для нового рассмотрения. Следом шел главноко­мандующий армией — тартан, который занимался только веде­нием военных операций и собственно командованием войсками (со­зыв и организация армии были вне его полномочий). Дальнейшее государственное старшинство принадлежало главе царского совета, затем начальнику дворцовой стражи, или главе евнухов, начальнику виночерпиев, глав­ному жрецу. В новоассирийский период появилась специаль­ная должность начальника внутренней стражи государства, зани­мавшегося розыском преступников и другими делами, которые мож­но отнести к внутренним.

Власть царя опиралась на совещательные учреждения, главным образом военного происхождения. При царе было 3 совета: один — из старых воинов и бывших командиров, второй — из обла­стной и дворцовой знати, вельмож; третий — из представителей об­щинных старейшин. Ни в Среднеассирийском, ни в Новоассирий­ском царстве ничего неизвестно о народных собраниях, хотя значи­тельная роль совещательных учреждений и военной организации (построенной на служило-рекрутской системе) позволяла бы это предположить. Но известно понятие о «полноправном ассирийце», пользовавшемся равными правами с другими и особым покровитель­ством законов.

Судебная организация Ассирии также была своеобразна. Низшие суды, по-видимому, не разделялись с областным управлением, а вы­сшие представляли три специальных учреждения: суд по брачно-се-мейным делам (вопросы заключения брака и, особенно, брачных преступлений — неверности), суд для рассмотрения дел о кражах и

 

д по насильственным преступлениям. В отличие от древнеегипет-i ого суд должен был строго придерживаться установленных и запи-ниных законов (которые известны уже с XII — XI вв. до н. э.). Правоприменение в обществе полноправных воинов-ассирийцев прежде всего преследовало цели заставить подчиняться предписан­ным правителем правилам: в ассирийских законах редко встречает­ся смертная казнь, зато широчайшее распространение, даже сравни­тельно с тем, что было обычно для стран Древнего Востока, приоб­рели членовредительские наказания.

В целом, административная организация Ассирийской державы в наименьшей степени охватывала регулирование экономической и хозяйственной деятельности страны. Главное состояло в подчинении ее построения военным и фискально-налоговым задачам. Это созда­вало основу для внешнеполитической силы державы, но это же было явной предпосылкой внутренней слабости государственной органи­зации, распадавшейся под влиянием случайных обстоятельств, сме­ны правителей, внутренних смут.

1