§ 47. Развитие феодального государства в Японии

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

Японская цивилизация начала свое формирование в I тыс. до н. э. Первые поселения людей в этой части Восточной Азии появи­лись намного раньше — около 40 тыс. лет до н. э., еще до отделения

Японских островов от азиатского материка. Долгие столетия Япония была почти замкнутым — в культурном и политическом отноше­нии — миром. О самом существовании народа и государства знали только в соседних Китае и Корее, с которыми издавна сложились непростые отношения. Влияние китайской цивилизации на раннее становление Японии было значительным, даже иероглифическая письменность пришла из Китая. Однако в последующем японская цивилизация сформировала собственную и своеобразную традицию государственного и правового уклада, в котором выразились и свое­образие культурно-религиозного мира нации, и особенности военно-феодального строя, подчинившего с раннего времени социальную организацию Японии. Влияние древних традиций на последующее развитие государственной организации было особенно значитель­ным. Это сделало японскую государственность эпохи Средних веков одной из наиболее устойчивых и самобытных.

Формирование японской государственности

В I-II вв. население южных Японских островов (где значительны были груп­пы переселенцев из Индонезии, Кореи и др.) находилось на стадии формирования надобщинной админист­рации. Основу социальной организации составляла клановая «семья» в несколько тысяч членов (известны и семьи численностью до 60-70 тыс. чел.). Возглавлял ее старейшина-патриарх, считав­шийся одновременно жрецом клана. В семьях сложилась устойчивая социальная иерархия: низшие ( г э к о) и «большие люди» (дай-д з и н) . Иногда целые малые кланы находились в зависимом по­ложении от высших. Было известно и рабство, однако рабы были до­роги и редки. Семьи-кланы представляли обособленные объедине­ния, и китайские летописи эпохи писали о японцах: «Они распада-ются на более чем сто государств. Они ежегодно приезжают к нам и приносят нам дань».

С рубежа II-III вв. социальная иерархия в кланах стала довольно быстро превращаться в протогосударственные институты. Полномо­чия правителей стали наследственными, их освящал религиозный авторитет. Возрастанию роли правителей способствовало признание вассалитета по отношению к Китаю, а также военные походы. По­степенно сформировалось превосходство одного из таких племенных союзов. По имени такого союза получило название начальное госу­дарственное образование в Японии.

Объединение Ямато (сер. V- нач.VII в.) было типичным протого-сударством. Сложилось оно под значительным китайским влиянием. Особенно возросло это влияние с VI в., после распространения в Японии буддизма; роль буддийских монастырей в укреплении оча­гов государственности была велика.

Власть главы господствующего союза постепенно была признана общегосударственной. Царь ( о к и м и ) приобрел титул т э н н о («небесного государя», императора). Правитель соединял в себе и

 

религиозную, и собственно государственную власть. Постепенно ему были предоставлены и полномочия верховного судьи.

К VI в. местные клановые правители превратились в представите­лей центральной власти. Упрочила эту иерархию, уже вполне госу­дарственную, система социальных рангов — к а б а н э (учрежден­ная в cep.V в.). Главы влиятельнейших родов и кланов закрепили за собой ранги, связанные с обособляющими функциями управления: оми — придворные, мурадзи — военные, и т. д.; всего выделилось до 9 таких специализаций. Племенные кланы стали превращаться в провинции со своими управляющими; число провинций достиг­ло 120, они подразделялись на общины. В 569 г. зафиксирована пер­вая перепись земель и повинностей зависимого населения. Налоговая система перешла от периодических подношений к регулярному обло­жению (рисом) и трудовым повинностям. Путем роста хозяйственно­го принуждения основной массы крестьянского населения у родовой власти стали формироваться крупные владения, а прежние сопле­менники — превращаться в полусвободных ( т о м о б э ) с закреп­лением профессиональных занятий и функций.

На протяжении VI в. выдвинувшиеся в результате образования протогосударственной администрации знатные роды вели острую борьбу за лидерство. Борьба продолжалась примерно до 587 г., когда возобладал мощный клан Сога, захватив в свои руки императорский трон. Были предприняты централизаторские реформы в китайском духе, направленные на укрепление ранговой иерархии, формирова­ние чиновничества, нового налогового аппарата.

С правлением принца-регента из дома Сога Умаядо связано по­явление первых законов — 12 Статей (603) и Законов 17 Статей (604-622). Законы были не столько правовыми нор­мами, сколько сводом политико-моральных поучений. Однако они были положены в основу государственной деятельности. Кланы при­зывались объединиться и служить общему благу. Все население де­лилось на три класса: правители — вельможи — народ. Правитель считался уже не просто главой высшего клана, а единоличным вла­стителем с особыми полномочиями власти. Соответственно китай­ским образцам, он выражал «всеобщий закон», считавшийся осно­вой правопорядка. В целях такого правопорядка правитель имел право требовать безусловного подчинения от низших должностных лиц. Вместе с тем правителя не признавали совершенно самовласт­ным: при нем обязаны быть советники. Провозглашалось, что «дела не должны решаться единолично государем».

С конца VI в. объединение Ямато стало стремиться к высвобож­дению из-под сюзеренитета китайской империи Сун (весьма услов­ного) и превращаться в самостоятельное раннее государство.

Окончательное формирование государственной организации было следствием преобразований, получивших название переворота Тай­ка (645—646).

 

480

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

РАЗДЕЛ III

 

481

 

 

 

Используя недовольство крестьянской массы, другие кланы свер­гли режим правителей Сога и установили новую императорскую ди­настию. Самым важным социальным поворотом было объявление всей земли только государственной (императорской) собственно­стью. Была установлена государственная система наделения землей, следуя иерархии традиционных и заново установленных рангов. Это положило начало новому сословному строю страны.

Вследствие политических перемен во второй половине VII в. сло­жилась центральная администрация. Верховное управление осуще­ствлялось Государственным советом (дадзекан), куда входили главы правящих кланов и высшие администраторы. Реаль­ную работу по текущему управлению вершил государствен­ный секретариат из 2-х подразделений: правого и левого (по китайской традиции). Секретариат руководил 8 ведомствами: наказаний, сокровищ, военным, двора, центральных дел, чинов, уп­равления, народных дел. Помимо этого, были особые ведомства: по делам культа синто и по расследованию преступлений (дадзедан). В деятельности чиновной администрации практически воплощалась вся государственная организация. Ее правильному течению власть уделяла особое внимание. В конце VII в. был издан специальный ад­министративный кодекс; старые ранги были отменены, на их месте сложилась новая разветвленная чиновная система (из 48 рангов). В конце VII в. в правительстве утвердилась должность первого министра.

Страна обрела новое жесткое деление на провинции, уезды и де­ревни. Деревни (до 50 дворов) стали основой новой налоговой и воен­ной рекрутской системы. В местном управлении также ликвидирова­лись родовые традиции, и управление вверялось назначенным чинов­никам. Основой существования разветвленной государственной орга­низации стала т. н. триада обложения, известная с древне­го Китая: налог с земли, подати с крестьянских промыслов, трудовая повинность (по постройке зданий, дорог, оросительной системы).

По своей внутренней структуре монархическое государство р и ц у р е (закона), установившееся после переворота Тайка, было подобно европейским варварским государствам. И так же, как в Ев­ропе, новое государство стало стимулом для переформирования со­циального строя в направлении феодальных отношений.

Феодально-ленная система. Сёгунат

Централизованная власть, сложившая­ся в VII-VIII вв., была условной. Соб­ственно централизация ограничивалась

единой системой сбора налогов, ведением земельного учета и конт­ролем за наместниками провинций, которые ставились не из родо­вой знати, а из подвластных императору. Вся эта организация де­ржалась на государственно-надельной системе землепользования. Как только эта система стала распадаться, влияние центра сущест­венно ослабло.

 

С VIII в. наследственные наделы воинов и чиновников средних

и высших рангов стали превращаться в вотчины (сеэн). Госу­

дарственный контроль над вотчинами ослабевал (хотя налогового

иммунитета в Японии не было). К X в. в стране стали распростра­

ненными отношения типа западноевропейской коммендации (см.

§ 23), которые стали охватывать и крестьянство, и слои провинци­

ального чиновничества, и воинов многозвенной социально-правовой

иерархией. Главной обязанностью патрона в таких отношени­

ях становилась охрана от посягательств извне на его сеэн. По­

скольку переоформление надела в вотчину-сеэн требовало участия

губернаторской власти, губернаторы стали как бы условными цент­

рами таких коммендационных отношений. Губернаторские управы

делались основными органами управления и суда. Провинциальная

власть стала назначать уездную. При губернаторах стали формиро­

ваться свои армии — из отрядов на провинциальном, уездном, об­

щинном уровнях. Основные вопросы государственной деятельности

(распределение земель, налоги, воинская служба) также перешли

на провинциальный уровень. Этим была сформирована важная

предпосылка формирования феодального по внутренней структуре

государства.         ;

Новой социальной опорой формирующейся власти феодальных магнатов стало сословие воинов — самураев. За счет богатею­щего крестьянства, путем наделения землей младшего чиновничест­ва, сыновей аристократии низших рангов с X в. сложилось довольно многочисленное сословие феодально обязанных воинов, несущих службу за рисовый «паек» и поместье. Самураи объединялись в от­ряды и в более крупные группы, нередко по родственному признаку. Такая традиционность формирования сословия в соединении с осо­бенностями синтоистской религии, национальной культуры, а также с жизненной бесперспективностью при потере сюзеренитета воспи­тала в самурайском сословии особую привязанность к феодальным морально-правовым ценностям — кодекс бусидо («путь вои­на») . Культивируемая бусидо жертвенность вассалов стала важней­шим инструментом в развернувшейся политической борьбе магна­тов.

В XI-XII вв. возникло большинство средневековых японских го­родов. Их население стало еще одним фактором в развернувшейся борьбе за сословные привилегии. С XI в. известны первые ремеслен­ные и торговые объединения — цехи (дза). Тогда же определи­лось в сословном отношении духовенство. Буддийские монастыри стали крупными феодалами, содержателями значительных вассаль­ных дружин, отрядов самураев.

Формирование феодально-сословного строя сопровождалось рез­ким падением политической значимости императорской власти. С конца VII в. императорский престол находился под контролем од­ного из крупнейших аристократических кланов — Фудзивара. С

 

482

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

РАЗДЕЛ III

 

483

 

 

 

VIII в. клан обязал императора брать жен только из их дома. В IX в. захватил в свои руки посты принца-регента и первого министра (с общим титулом секкэна) , поставив под контроль государст­венную администрацию. Государственное управление приобрело вид неофициальной диктатуры секкэнов. Положение император­ской власти свелось до религиозно-придворного главенства. С кон­ца X в. под нажимом регентов императоры стали регулярно отка­зываться от престола в пользу малолетних детей, с тем чтобы ре­альные полномочия власти удерживались секкэнами. Сложился своеобразный институт экс-императоров (или «монашествующих императоров», поскольку правители удалялись в монастырь). Слу­чалось, некоторые императоры правили сами, без Фудзивара. Од­нако к XI в. нити государственного управления прочно были захва­чены новой системой регентского правления.

Окончательное утверждение нового своеобразного двоевластия произошло к концу XII в. После длительного соперничества не­скольких знатных феодальных домов (и семейных кланов), среди которых выделялись дома Тайра и Минамото, победу одержали Ми-намото (1185). Глава рода был пожалован императором в ранг «ве­ликого полководца, покоряющего варваров» (сейи-тайсегун), се­гуна. Реально в руки полевой ставки полководца-сегуна баку-ф у перешли основные рычаги управления государством. Прежняя раннефеодальная центральная администрация практически распа­лась, сохранились только ведомства и советы, связанные с придвор­ными делами и священно-религиозными правами императора. Такая новая государственно-политическая организация получила название сегуната. Опорой режима сегуната стала военно-служилая феодаль­ная иерархия, прежде всего сословие самураев, превратившихся в прямых (гокенины) или опосредованных вассалов сегуна.

В период Камакурского сегуната (1192-1333) императорский престол был поставлен под прямой контроль сегунов. Даже престо­лонаследие императорского дома требовало согласия и своеобразного утверждения в бакуфу. Вводилась особая должность советника сегу­на при дворе (1221), которому подчинялась особая дружина и в обя­занности которого вошло «политическое покровительство» импера­тора. В XIII в. правители нового клана Ходзе инициировали раздел дома Фудзивара на 5 ветвей, которым по очереди давались звания секкэнов. Тогда же и сам императорский дом был поделен на юж­ную и северную ветви, с правом поочередного наследования престо­ла. Гарантом этой разветвленной системы монархии выступали се­гуны. Таким образом установилась реальная военно-политическая диктатура новой власти.

Управление в рамках сегуната стало осуществляться через новую систему местных представителей: с ю г о , . которым поручались по­лицейские и военно-вассальные дела (с 1190), и д з и т о , земельных представителей по контролю за налогами, в том числе и в вотчинах-

 

сеэнах (с 1185 г.). Со временем сюго стали как бы военно-полицей­скими губернаторами в провинциях, обладая в том числе и судебны­ми правами. Сегун считался «главой сюго и дзито», тем самым со­средоточивая у себя военную и полицейско-судебную власть. Цент­ральное управление страной осуществляло бакуфу, в которой выде­лилось несколько ведомств: Административное (мандокоро), Судеб­ное (монтюдзе), Военное (самурайдокоро). Ведомства были одновре­менно и судебными инстанциями по искам вассалов (гокенинов). Для надзора за знатью был создан специальный совет из 10 высших

вассалов сегуна.

В конце XIII в. военная диктатура сегунов обрела более откры­тый вид. От Государственного совета правители Ходзе перешли про­сто к домашним совещаниям клана. Реальное положение секкэнов упало, был ликвидирован государственный секретариат. Росту зна­чения военной организации способствовала длительная борьба с на­шествием монгольского флота, разгромленного в том числе благода­ря «священной помощи» тайфуна (камикадзее), разметавшего вра­жеские корабли.

Система управления Камакурского сегуната усугубила стремле­ния разных кланов, и теперь уже территорий, к сепаратизму. После мощных мятежей, реставрации временной власти императоров в стране установился режим сегуната дома Асикага. Этот второй сегу-нат Муромати (1335-1573) способствовал общей децентрализации страны. В Японии сформировалось до 250 княжеств, подчиненных своим д а и м ё , которые были не только самыми богатыми феода­лами, но и располагали особым сословным статусом, исключитель­ными судебными и административными правами. На протяжении XV в. страну раздирали постоянные междуусобные войны, крестьян­ские восстания. Государственная власть и управление ограничива­лись пределами феодальной группировки, в той или другой период собиравшейся вокруг сегунов.

Централизация страны. Сегунат Токугава

В последней четверти XVI в. крупней­шие феодалы Центральной Японии по­вели борьбу за политическое объедине­ние страны. В этой борьбе они опирались на возросшее недовольство феодальными раздорами крестьян и горожан, а также на менявшее­ся сословие самураев. Война против режима прежнего сегуната при­обрела характер политической реконструкции страны под руковод­ством лидера оппозиционных групп феодалов и самурайства Тоэто-ми Хидееси (1536-1598). Военные успехи оппозиции были дополне­ны рядом централизаторских реформ. В ходе земельной   ре­формы   была осуществлена податная перепись на новых принци­пах, в число подпадающих под налогообложение было включено большинство крестьянского населения, само обложение упорядочено и унифицировано. Сословной   реформой   в стране устанав­ливалось новое сословное подразделение на три сословия: самураев,

 

484

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

РАЗДЕЛ III

 

485

 

 

 

 

 

крестьян и горожан, для каждого закреплялись свои предписанные занятия и связанные с этим обязанности и привилегии. Крестьянст­ву запрещалось владеть холодным оружием. Согласно указу 1588 г. началась т. н. «охота за мечами» в стране, которые, по изъятии, должны были пойти на гвозди и заклепки для постройки статуи Будды. Была запрещена миссионерская деятельность христианских проповедников (начавших проникать в Японию с сер. XVI в., после ее «открытия» португальцами). В целях создания единого финансо­во-экономического пространства страны ликвидировались внутрен­ние таможни, вводились единые меры и весы, начата денежная ре­форма.

Для обеспечения преемства власти в своей семье и предотвраще­ния новой межфеодальной войны Хидееси образовал особый Со­вет регентов (1598) из пяти главных министров-князей ( т а и р о ) , которые должны были править до совершеннолетия сына Хидееси. Однако в 1600 г. наиболее влиятельный и богатый из князей-регентов Токугава Иеясу разрушил установленную систему, разгромил оппозицию других князей и стал единоличным военным правителем страны. К 1603 г. император даровал Иеясу титул и полномочия сегуна. Тем самым в стране установился новый ре­жим сегуната, охвативший всю централизованную страну. Оконча­тельно новый политический и административный режим упрочился в сер. XVII в., при третьем сегуне династии, после целого ряда пра­вовых и административных преобразований.

В ходе социально-правовых реформ была упрочена и частично преобразована прежняя сословная структура общества. Она получи­ла название си-но-ко-се. Высшее сословие было представлено саму-райством (си), среднее — крестьянством (но), ремесленниками (ко) и торговцами (се). Дворянство также не представляло единой кате­гории. Высший, слой составила придворная аристократия (кугэ), свя­занная только с императорской семьей и лишенная реальных бо­гатств и влияния. Главную и значимую часть дворянства образовы­вали военные дома (букэ), среди которых выделялись -владе­тельные князья — дайме, и рядовое дворянство. Сохранив владения и влияние дайме, Токугава преобразовал сословие по составу. Были проведены значительные конфискации владений и переселение кня­зей (до 1/2 всех земель страны поменяли владельцев). Перераспре­делялись земли, также учитывая внутренние категории дайме: род­ственников сегуна, его прямых вассалов (приверженцев), опальных и враждебных. Только из первых двух категорий формировались го­сударственные органы, заполнялись вакансии наместников в про­винции. Для удержания дайме в повиновении была введена практи­ка заложничества (1635), когда князья предоставляли сегуну своих родственников в обеспечение верности. Вместе с тем князья оста­лись единственными, кроме государства, земельными собственника­ми; в остальном поместья-сеэн были ликвидированы. Самурайское

 

сословие получало условные земельные владения, разные по статусу для тех", кто относился к~личным вассалам сегуна, вассалам других князей. Особенно многочисленную прослойку составили деклассиро­ванные самураи — р о н и н ы , практически единственными права­ми которых оставались ношение оружия и свобода незамедлительно расправиться с обидчиком, не прибегая к суду.

К середине XVII в. сложилась новая центральная администра­ция, сохранившаяся без существенных изменений в течение всей эпохи Токугава. Основной орган составляло правительство (родзю) из нескольких высших министров (обычно пяти). В их ведении на­ходились практически все государственные дела, включая надзор за императорским двором, финансы, отношения с князьями (кроме во­енных). Назначали их из высших феодалов, приверженцев сегуна, и правили они по месяцу, сменяя друг друга. Следующий круг прави­тельственной бюрократии составляли начальники ведомств ставки-бакуфу, градоначальники и др. (буге). Трое буге считались важней­шими: финансов, храмов и монастырей столицы Эдо. Всего же ве­домств центральной администрации насчитывалось до 60 в столице (Эдо) и в других городах до 40 (в т. ч. занимавшиеся вооружением, чеканкой монеты, флотом и т. д.). Члены родзю, родственники сегу­на, члены регентского совета образовывали также нерегулярный со­вещательный орган — г о е б э я (названный так по залу, где про­ходили заседания).

Каждое княжество представляло собой самостоятельную админи­стративную единицу, в которой было свое малое правительство (ки-ро). Как правило, в княжествах было до 4-х основных ведомств, за­нятых финансами, религией, судом и полицией. Надзор за деятель­ностью князей-дайме осуществляли полицейские инспек­торы (мэцке) сегуна во главе со старшими полицейскими. Об их должностях и деятельности был даже принят специальный закон (1632). По-особому строилось управление в домене сегуна: здесь ос­новными фигурами были управляющие (дайкины) и старосты воло­стей. В городах ставились специальные правители из самураев. Кро­ме того, образовывались городские советы из торговцев и богатых ремесленников (участие в таком совете давало право на ношение меча). Как органы внутригородского самоуправления, они занима­лись водоснабжением, чистотой улиц, сбором налогов и т. п.

Сегунат не облагал княжества налогами. Но существовала прак­тика принесения правителю «даров» пропорционально богатству провинций, количеству городов и, соответственно, уровню вассаль­ных отношений.

Военно-полицейское управление сегуната составляло главную, но не единственную сторону японской государственности. Сохраня­лась система традиционной монархии с собственной системой управ­ления и собственными полномочиями.

Император был номинальным главой страны. Его полномочия

 

S1

VI

 

486

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

РАЗДЕЛ III

 

487

 

 

 

ограничивались собственным двором и религиозными делами. Со­гласно особому «Завещанию Иеясу» все реальные государственные полномочия передавались сегуну, власть его признавалась наследст­венной в собственном роде. Император был обязан предоставлять се­гуну своего сына в заложники. При императоре находился особый представитель сегуна — сесидай (с 1600 г.), считавшийся одновре­менно наместником столицы Киото. Без его участия не приводились в исполнение приказы императора, выходившие за пределы его дво­ра. В 1615 г. были установлены специальные правила для импера­торского двора, согласно которым обязанности императора направ­лялись на изучение древней истории, стихосложение, изучение це­ремоний и соблюдение традиций.

Несмотря на то что в течение двух с половиной веков сегуны даже не были в столице (чтобы не выказывать «унижающего» поч­тения к императору), влияние их на дела императорского двора было огромным. Даже выбор наследника престола подлежал согла­сованию с бакуфу. Императоры могли вступать в брак лишь с не­вестами из пяти традиционных домов высшей знати. В финансовом отношении зависимость была также значительной: императорскому двору выделялся рисовый паек и никаких собственных доходов иметь не полагалось. Императорский домен представлял автоном­ное от бакуфу хозяйство, но также находящееся под его верховным надзором.

Императорский двор располагал собственной административной организацией. В составе императорского (бывшего Государственно­го) совета были должности первого министра, левого и правого ми­нистров, других высших сановников, традиционно пополнявшиеся только из семей высших аристократов (кугэ). Однако их роль огра­ничивалась дворцовыми церемониями, религиозными и научно-об­разовательными делами в столице.

Исторически сформировавшееся двоевластие — императора и се­гуна — составляло наиболее своеобразную черту феодальной монар­хии Японии. Режим сегуната поддерживался в главном средневеко­вым сословным строем, влиянием служилого слоя самураев. Как только исторически старая сословная система стала распадаться, на­ступил и государственно-политический кризис власти.

1