§ 32. Формирование феодальных государств у славянских народов

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

Славяне в I тысячелетии

Славянские народы составляли вместе с германцами и балтами единую нео­литическую культуру. К началу I тыс. они осели на территории Центральной и Юго-Восточной Европы. Продвижение германских племен, Великое переселение народов в III — IV вв. вызвали даль­нейшую колонизацию славян, раздробили их на западную и восточ­ную, а затем и южную ветви, окончательно обособив в своем исто­рическом развитии от западноевропейских народов.

К середине I тыс. западные и южные славянские племена нахо­дились на той же стадии социального развития, что и германские народы, — завершения формирования политико-пра­вовой общности. Отсутствие прямого взаимодействия с Рим­ской империей, ее порядками и институтами, предопределило исто­рическое запоздание в становлении ранних государственных образо­ваний. К концу I тыс. славянские племена каждой ветви еще не со-

ставляли единых народов и сохраняли в основном родовые порядки с весьма слабой надобщинной администрацией. В отличие от герман­цев, однако, у славян большее общественное значение имели крепо­сти-городища, которые были не только военными опорными пункта­ми, но и торговыми, а также культовыми центрами племен или воз­никавших более крупных союзов племен. «Всеми этими племенами, — замечал средневековый хронист, — не управляет один отдельный властитель. Рассуждая на сходке о своих нуждах, они единогласно соглашаются относительно того, что следует сде­лать. А если кто из них противоречит принятому решению, то того бьют палками, а если он и вне собрания открыто противится поста­новлению, то либо имущество его предается огню и разграблению, либо он уплачивает в собрании определенную сумму денег, сообраз­ную с его состоянием»*.

Важнейшее культурное и политическое значение для славянских народов имело принятие ими в IX—X вв. христианства. Христиан­ство пришло к славянам разными путями: западные (поляки, чехи) приняли его по римско-католическому образцу, южные (болгары, сербы) — по византийско-греческому. Это усугубило культурные и политические различия, связало славянские народы с разными тра­дициями государственности. Вместе с христианской церковью к сла­вянам пришла и надплеменная политическая организация. Это ус­корило оформление собственной государственности. Общий фон ис-торико-политического развития Европы, объективная вовлеченность славянских народов в международные отношения конца I тыс., в конфликты и военные столкновения существенно повлияли на то, что переход от протогосударственных образований к ранним госу­дарственным формам на основе феодального уклада был историче­ски коротким и занял не более двух-трех веков.

Становление Польского государства

На протяжении IX в. в землях, засе­ленных польской ветвью западных сла­вян, сформировались два более или ме­нее прочных центра надобщинной администрации в объединениях племен, называвшихся княжествами: Вислицкое с г. Крако­вом и северное — Княжество полян (которые позднее и дали само­название Польши). Социальная дифференциация в княжествах бы-, ла незначительной: военные походы сформировали устойчивый класс рабов в польском обществе, общинная знать только обознача­лась. Княжеское правление было только военным руководством и не имело государственного характера.

Постоянная военная опасность со стороны германских соседей стимулировала военный и политический союз польских племен вок­руг наиболее прочного княжества — Польши. Во второй половине X в. княжество развилось до уровня протогосударства, на рубеже

* Титмар Мерзебургский. Хроника. VI.25.

 

X — XI вв. получившего имя Полонии. Становление военного един­ства и протогосударственной администрации было связано с правле­нием польского государя Мешко I (960 — 992).

Раннее польское протогосударство обладало типическими для варварского королевства чертами внутренней организа­ции власти. Правитель — князь, с 1025 г. король — обладал только военной и общеадминистративной властью. В решении важных воп­росов короли опирались на совет знати. В этом собрании правящей элиты, куда входили люди из окружения короля, земельные прави­тели и королевские министериалы (получившие от монарха земли или города в «уряд» — управление), а также духовенство, обсужда­лись вопросы войны и мира, наиболее значимые судебные дела. В городах сохранялись вечевые собрания, где предлагаемые знатью решения получали поддержку населения.

Общегосударственной администрации не существовало, управле­ние   основывалось   на    дворцово-вотчинном     начале. Важнейшим из королевских назначенцев  («урядников») был  на­дворный   комес,    который управлял дворцовым хозяйством, судил суд от имени короля, а затем стал и командующим войском (воеводой).   С начала XII в. появилась должность к а н ц л е -р а ,    который был хранителем печати, вел официальную коррес­понденцию. Некоторые должности не были постоянными или огра­ничивались чисто дворцовыми делами (чашник, стольник и т. п.). Королевство подразделялось на округа во главе с наместником — каштеляном,   власть которого вполне соответствовала графам

западных королевств.

В середине XIII в. единое Польское королевство перестало суще­ствовать, раздробившись на несколько самостоятельных княжений и областей. В отношениях между правителями поначалу присутство­вал принцип сеньората, согласно которому старшему по роду из князей, помимо наследственного удела, вручалось в управление центральное княжество и признавалось его верховенство над други­ми. Попытки отдельных правителей укрепить сеньорат, сделав власть полностью наследственной, встречали оппозицию знати. В середине XIII в. все уделы были признаны равнозначными, а князья — равными друг другу.

Все уделы подлежали разделу после смерти правителя. Это вы­звало потерю королями безусловного наследственного преимущест­ва, а затем и установление принципа выборности монар­ха. С избранием на трон, которое осуществлялось феодальными ве­чевыми собраниями, было сопряжено рождение первых земских и сословных привилегий (с конца XIII в.). В XIII в. нормальным явле­нием стали феодальные съезды (епископов и вельмож), где реша­лись дела, общие для разных территорий. К началу XIV в. из этих съездов стало формироваться общенациональное представительство служилых людей и знати — сейм.

 

342

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАНл

 

РАЗДЕЛ III

 

343

 

 

 

К середине XIV в. сложились социальные и внешнеполитические предпосылки централизации Польского государства. Объединение государства, решительные успехи которого связаны с правлением Казимира Великого (1333 — 1370), сопровождалось признанием нового внешнеполитического статуса Польши: отпала протекция римских пап над страной, а также претензии на верховенство со стороны германских императоров. Восстановленное Королевство Польское сложилось в форме сословной монархии. Королевская власть в ней была в особенности зависима от сословных институтов и предоставленных ранее привилегий.

Доминирование сословных интересов выразилось в становлении принципа нераздельности Польской Короны*. Верховенство связы­валось не с конкретным монархом, а с идеей вечного и постоянного существования Короны. В случае смерти монарха без наследников суверенитет и верховенство переходили к «народу», т. е. к дворянст­ву: в истории Польши были значительные периоды «бескоролевья». Важнейшими соучастниками государственной деятельности станови­лись тем самым сословные представительства: общенациональный вальный сейм (с начала XV в.), выросший из местных феодальных съездов, а также земские и провинциальные сеймики. Здесь реша­лись дела о налогах, важные судебные споры, крупные поли­тические вопросы. Сословные представительства оказывали влияние и на формирование королевской рады (совета) — правительствен­ного органа, куда вместе с королевскими сановниками входили мес­тные правители, высшее духовенство, титулованные магнаты.

Особые отношения короны и сословий были закреплены в «Ген-риховых артикулах» (1573), ставших своего рода конституцией польской сословной монархии. (Приняты они были в период резкого ослабления власти короля и коррткого правления французского принца Генриха.) Артикулы утвердили неизменность выборов оче­редного короля шляхтой и существенные ограничения его власти. Без согласия сейма не могли решаться военные вопросы. Сейм изби­рал правительство — 16 сенаторов, без участия которых король не мог вести внешних дипломатических отношений, заключать брак, решать текущие дела. Нарушение статей конституции освобождало ! подданных от повиновения королю. Другой важнейшей гарантией ' прав сословий было отсутствие в Польше постоянной армии: войско организовывалось по принципу сословного ополчения, во главе сто­ял лишь номинально подчиненный королю великий гетман. Высшие военные чины наследственно закреплялись за немногими родами знати.

В XVI в. Польша оформила государственную унию с соседним Великим княжеством Литовским (литовско-русским государством), образовав вместе с ним Речь Посполитую (1569). Это было своеоб-

* Правовое понятие «Короны», обособленной от личности монарха и как бы выража­ющее национальное единство, родилось в Англии в XII в.

 

разное объединение: феодальная федерация, в которой был единый монарх, избираемый одновременно общим националь­ным сеймом. Но каждое из государств сохраняло свою администра­тивную организацию, суд и армию. Единство обеспечивалось общи­ми правами сословий и единым законодательством.

Государственные порядки сословной монархии, установившиеся в XVI в., в основном сохранились в Польше до конца XVIII в. Они и были одной из важнейших причин падения польской государствен­ности.

Развитие чешской государственности

По сходному с польским историческо­му пути развивалась государственность у чешской ветви западнославянских народов: от раннефеодальной монархии к сословной. Развитие это было осложнено тем, что с X в. Чехия попала в орбиту влияния Священной Римской империи и политического верховенства герман­ских императоров. Такая связь быстро привела к утрате Чешским государством своей политической самостоятельности.

Внешнеполитический фактор осложнял формирование государст­венности у чешских славян с самого периода ее становления. Посто­янные набеги кочевников с территорий соседних земель, прежде всего Паннонии, стимулировали образование раннего протогосудар-ственного   объединения   —   державы    Само    (вторая    четверть VII в.) — еще тогда, когда внутренние предпосылки для перераста­ния надобщинной администрации в ранние государственные формы не сложились. Держава Само (названная по имени франкского куп­ца, возглавившего отпор славян окрестным кочевникам) представ­ляла чисто военное объединение племен, а не хозяйственную и тем более не политическую организацию. Просуществовав немногим бо­лее четверти века, она распалась, не оставив по себе никаких сле­дов. Более четким обликом протогосударства обладало Великомо-равское государство (IX — X вв.), объединившее под властью ус­тойчивой княжеской династии отдельные чешские, моравские и сло­вацкие племенные союзы. Великоморавское государство было ти­пичным    варварским    королевством,     в   котором   по­лучили развитие некоторые элементы феодального общества: наде­ление правителем своих подвластных землями вместе с администра­тивными полномочиями, феодальная служилая иерархия. Ко време­ни первых моравских князей относится принятие чехами христиан­ства, а вместе с этим и утверждение церковной организации. Внеш­няя угроза сыграла решающую роль в судьбе ранней государствен­ности чешских славян: натиск германцев, а затем венгров-кочевни­ков положил конец раннефеодальному королевству.

Падение Великой Моравии дало толчок внутренней консолида­ции чешских племен по отдельным областям. В результате сформи­ровалось собственно Чешское раннефеодальное государство, или де­ржава Пржемысловичей (по имени княжеской династии). В 950 г.

 

344

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

РАЗДЕЛ III

 

345

 

 

 

держава вошла составной частью в Священную Римскую империю, несколько позднее сформировалась церковная администрация Пражской епископии. В XI в. за чешскими князьями был признан пожалованный римским папой королевский титул; в XII в. титул был признан германским императором. Это дало чешским королям право быть включенными в число князей-избирателей и гарантов строя Священной Римской империи. Чешские короли присоединили к собственно Чехии земли Моравии, некоторые области Силезии, немецкие области.

Укрепление ранней государственности стимулировало углубле­ние феодализации чешского общества в XI — XIII вв. В это время быстро росло сеньориальное землевладение, особенно церковное, сформировался довольно многочисленный слой феодалов — па­нов и владык. Однако здесь не появилось мощного слоя зе­мельных магнатов. Поэтому в дальнейшем, даже при ослаблении единой королевской власти, в Чехии не произошло законченного дробления государства на уделы. Не сложилась в полной мере и сеньориальная монархия. Укрепление городского строя, а также не прекращавшаяся внешняя опасность стимулировали быстрый воз­врат к более централизованному государству уже к XIV в.

В период укрепления централизованного государства сложились основные институты и учреждения сословной монархии в Чехии. Власть короля в особенности стала зависящей от политического во­леизъявления сословий: духовенства, дворянства, городов. Короли вступали на престол по избранию. Случалось, что их свергали по усмотрению сословных учреждений. Нередки были и вполне свобод­ные выборы короля, когда сословия не считали нужным даже при­держиваться династической преемственности. Король делил с сосло­виями военную власть, судопроизводство, законодательство, управ­ление, распоряжение финансами. Большинство судов в Чехии пере­шло в руки дворянства. Основным государственным органом стал земский снем, или съезд трех сословий: панов, рыцарей и городско­го патрициата. Первые два съезжались на личном праве, города присылали представителей. Снемы рассматривали королевские предложения, но и сами обладали инициативой в государственных делах. Постановления подписывались королем, но и записывались в особые земские доски, которые считались как бы хранили­щем права нации. Аналогичные снемы собирались и в отдельных чешских землях. Наиболее крупные дела решались на генеральном снеме королевства, где присутствовали представители-делегаты всех сословий и областей.

В 1526 г., после прекращения собственной королевской династии, в Чехии на престол был избран представитель австрийского дома Габсбургов. Это стало началом подчинения другому государству. Уже в середине XVI в. сословия стали испытывать давление на свои права со стороны королевской власти. Обострению противоречий

 

способствовала Реформация. Чехия раскололась на протестантский и католический лагери. Законодательное урегулирование дел рели­гии (в т. н. Майестате   Рудольфа,   1609 г., которым проте­стантам гарантировалась религиозная свобода и возможность ее за­щищать особыми учреждениями) только ускорило кризис. Пытаясь отстоять сословные вольности, чешский снем принял новую консти­туцию (1619), фактически ликвидировавшую реальную монархию. | Восстание в ее поддержку было разгромлено. И с 1620 г. Чехия по-[теряла   политическую   самостоятельность,   став   наследственными [владениями Габсбургов. Права сословий были сведены только к уча-(стию в обсуждении налогов. Были отменены законы, гарантировав­шие сохранение чешского языка, официальной религией стал като­лицизм. В XVIII в. австрийский абсолютизм ликвидировал остатки и собственной чешской администрации.

Болгарское царство

С  начала  VI  в.  славянские  племена южной ветви проникли на земли Бал­канского полуострова, которые находились под властью Византии. Местное население было вскоре ассимилировано, а часть вытеснена на запад Балкан. Славяне, вторгшиеся в Византию, находились на стадии формирования у них надобщинной администрации. Необхо­димость военной борьбы с империей стимулировала ее становление. К VII в. сложился Союз Семи племен, который не был еще государ­ственным образованием, а только военным союзом. Но в его рамках ускорилось образование властных институтов. Во второй половине VII в. в земли Семи племен вторглась кочевая орда протобол-г а р   — народа тюркского происхождения. Главе кочевников хану Аспаруху удалось возглавить военные действия Семи племен против Византии и затем встать во главе нового межплеменного союза. Ос­лабленная в то время Византия признала самостоятельное положе­ние объединения племен. Так образовалось Первое Болгарское цар­ство (680 — 1018).

Первое Болгарское царство постепенно охватило значительную часть Балканского полуострова. Оно не было вполне государством по внутренней организации, в нем отсутствовали важнейшие инсти­туты единой государственности. Царство было протогосудар-с т в о м   со всеми особенностями, которые обуславливались господ­ством военной знати кочевых племен. В IX в. в Болгарском царстве приобрел отчетливые формы социальный процесс феодализации: по­явилась землевладельческая знать —   б о л я р е ,    связанные вас­сальными отношениями с ханами. Однако это никак не отразилось на становлении государственной организации. Более существенным событием стало принятие в 865 г. христианства по византийскому православному образцу. Это положило начало утверждению в Бол­гарии монастырей, а затем и церковного управления. К IX — X вв. отчетливые формы обрел процесс этнического становления болгар как народа с преимущественно славянским элементом в языке, в

 

346

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

347

 

 

 

культуре, в общем социальном укладе жизни. Появились города, иг­равшие роль военно-политических центров для племен.

В начале X в. Болгария добилась почти полной независимости от Византии. Было провозглашено отделение болгарской церкви. Одна­ко усиление царской власти в Болгарии, определенное военными удачами IX в., вызвало в кругах военной и земледельческой знати напряжение — тем большее, что занятое военными походами цент­ральное правление никак не приобретало черт государственной ад­министрации с хозяйственными функциями (что необходимо для эволюции протогосударства). В середине X в. Болгария распалась на два царства: Западное и Восточное. Претерпев разрушительные по­ходы сначала русских славян под предводительством князя Святос­лава, а затем и Византии, в 1018 г. Болгарское царство перестало существовать. Его основные территории стали провинцией Визан­тийской империи.

Период византийского господства стал для болгар временем рас­пространения у них феодального уклада и администрации визан­тийского образца. В слоях привилегированных землевладельцев прижились новые формы условных феодальных держаний, сокра­щалось число свободных крестьян-общинников. Ко второй половине XIII в. среди болгар сложилась феодальная иерархия: царь — вели­кие боляре — малые боляре — и сеньориальные иммунитеты. Од­нако феодальные права и богатство привилегированных сословий в Болгарии были невелики. А под византийским влиянием сформиро­валась разветвленная придворная и финансовая администрация. Поэтому для институтов сеньориальной монархии здесь не было места. И, освободившись от византийского владычества (после крупного восстания 1185 — 1187 гг. и нового кризиса в самой Ви­зантии), Болгария пошла по пути своеобразной раннефеодальной монархии.

Второе Болгарское царство (1187 — 1396) было особым вариан­том варварского королевства, время которых в Европе уже прошло. Его государственные институты сложились во взаимо­связи с феодальной иерархией, но государственная администрация была создана византийским влиянием и была значительно прочнее, чем это было типично для варварских государств. В начале XIII в. Болгарское царство достигло своего расцвета: держава простиралась почти на все Балканы, началась чеканка своей монеты, восстанови­лась болгарская патриархия, сложилось правильное управление про­винциями царства.

По византийскому образцу, правитель (ранее — хан или князь) Болгарии с X в. звался царем. Власть его была на­следственной. Царю принадлежало право на высший суд, военная власть, руководство администрацией. При царе существовал сове­щательный совет — синклит, членами которого были высшие при­дворные чины, «великие боляре», а также патриарх. При наруше-

 

нии  обычного порядка  престолонаследия  синклит превращался в расширенный феодальный съезд, который избирал нового царя.

Особенностью центральной администрации была ее двойствен­ность: наряду с официалами царского двора существовали государ-I ственные чины, которые традиционно занимали высшие из боляр и I духовенства.   Последние   и   управляли   государственными  делами. Важнейшее место занимал  л q г о ф е т   — канцлер и руководитель дипломатии.   Протобестиарий    заведовал финансами,   ве­ликий   воевода   (протостратор) руководил царскими дружина­ми и ополчением. В отдельные области были назначены царские ад­министраторы — д у к и ;    особая администрация была в городах.

В XIII — начале XIV в. Болгарское царство попало во внутрен­ний кризис, обострились феодальные распри.-Серьезный удар нанес­ло монголо-татарское вторжение в Европу в середине XIII в.: Болга­рия стала распадаться на отдельные княжества, а затем и царства. Единая царская власть ослабела. Окраинные области подпали под влияние других соседних государств. В 1393 — 1396 гг. остаток Бол­гарии — Тырновское царство было порабощено Османской импе­рией (см. § 45).

Югославянские государства

Формирование    государственности    у славянских племен,  поселившихся на западе Балканского полуострова, было более продолжительным, чем в Болгарии. Славянское вторжение даже замедлило становление го­сударственной организации у местных народов, которые с I в. нахо­дились под властью сначала Рима, затем остготов, а с VI в. — Ви­зантии и с VIII в. постепенно начали самоопределяться в поли­тическом отношении. Области, примыкавшие к Адриатическому по­бережью, почти полностью находились под контролем Византийской империи, хотя здесь и не было установлено регулярной местной ад­министрации. Еще одним фактором, существенно повлиявшим на формирование государственности, была разноэтничность населения. Славяне не везде преобладали, на северной части Балканского по­луострова велико было влияние образовавшегося около 1000 г. Вен­герского королевства. Только к X — XI вв. обозначилось разделение на народности хорватов,   сербов,   черногорцев,   само­определение которых находило выражение и в образовании своих межплеменных протогосударственных союзов.

Юго-западные славянские народы прочнее других сохраняли об­щинные и клановые устои догосударственного быта. Основой обще­ственного уклада у большинства народов была задруга — осо­бая большесемейная община, которая представляла не только проч­ный хозяйственный коллектив (с общими владениями и даже общим потреблением), но и военно-административную единицу. Во главе задруги стоял глава рода (домачин, господарь), кото­рый вместе со своей женой управлял всеми делами большой семьи (ее члены были родней 2 —3 поколений или приемными) и имел

 

348

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

раздел hi

 

349

 

 

 

неограниченную власть над се членами, включая право суда и рас­правы. Византийское владычество в особенности способствовало консервации задруги, превратив ее и в административную и финан­совую единицу. Сложные условия жизни в горной местности пре­пятствовали распаду задруг. А все вместе тормозило феодализацию югославянских народов.

Объединения десятков и сотен задруг в рамках прежнего племен­ного союза или новой территориальной области составляли жупу во главе с жупаном — князем. К X —- XI вв. эти объединения приняли форму ранних государств (или протогосударств — в зави­симости от степени сложности административных и хозяйственных связей). Стабильность и некоторую политическую прочность ран­ним государствам придали города, которые активно росли в особен­ности на адриатическом побережье. Такими ранними государствами стали Хорватское королевство (X — XI вв.), Сербское княжество (середина X в.). Наиболее значительным образованием стала Зет-ская держава, ядром которой были земли Черногории, но которая включила временно и все сербские области (середина XI в.). Как правило, полную политическую самостоятельность протогосударства приобретали вместе с освобождением из-под власти Византии.

В начале XII в. началось возвышение одной из- сербских жуп — Рашки (вокруг средневекового города Раса). Территориальный рост и внутреннее укрепление княжества были взаимосвязаны с укорене­нием в сербском обществе феодальных связей по' византийскому об­разцу, крупной земельной собственности, духовных владений. Важ­ную роль в строительстве государственности играла церковь (в IX — X вв. югославянские народы приняли христианство в основном по греческо-византийскому типу; в Хорватии, тяготевшей к Венгрии, больше распространился католицизм). В правление жупана Стефа­на Неманя (1070 — 1096) Рашка обрела единство государственной власти и монархических установлений. Стефан стал и основателем новой династии — Неманичей, с которыми было связано появление и расцвет нового крупного государства.

Держава Неманичей (1170 — 1371) объединила под властью сербских монархов большинство областей и народов Западных Бал­кан. В 1180-е гг. в нее влилась и Зетская держава, а с упадком Ви­зантии — и многие греческие области. С 1217 г. держава была про­возглашена королевством, что изменило статус ее правите­лей. Пика своего могущества государство достигло при Стефане Ду-шане (1331 — 1355). При нем феодальная монархия приобрела осо­бый вид деспотовины — государства с крайне сильной вла­стью центрального правителя при весьма относительной поли­тической централизации страны.

Законодательная, административная и военная власть в державе Неманичей находилась в руках короля (с 1345 г. — царя «сербов и греков»). Царь считался и патроном церковной организации, кото-

 

рая также получила самостоятельность от Византии и даже собст­венный    патриархат.     Церковь   обладала   многочисленными привилегиями, закрепленными в законах, и была одним из финан­совых и судебных рычагов государственной власти. В делах законо­дательства важную роль играли съезды феодалов — саборы (собо­ры). В отличие от западноевропейских феодальных съездов, югосла­вянские саборы были прямыми продолжениями прежних родовых и общинных сходок — вече,   последние из которых собирались еще в конце XII в.  (Первые сословные собрания-саборы появились в Хорватии в 1273 г.) Центральная администрация строилась в основ­ном   по  византийскому   образцу.   Главной  фигурой   был   лого­фет   — канцлер. Но в целом значение центральной администра­ции было небольшим (это еще одна особенность деспотовины). Ос­новная тяжесть финансового управления, ведения военных дел и надзора за юстицией лежала на местных правителях-наместниках, назначаемых царем, — жупанах,   севастах.   При Стефане Душане была сделана попытка заменить власть наместников полно­стью бюрократическим управлением. Полномочия севастов и других жестко регламентировались законами. Идею неукоснительной  за­конности   как исполнения высшей воли правителя сербское го­сударство переняло из Византии и проводило последовательно.

Расцвет державы Неманичей был недолгим. Укрепление царской власти вызвало обратный процесс: отпада несербских областей во главе с собственными феодальными правителями. В 1389 г. объеди­ненные войска сербов и славянских княжеств были разбиты армией османов-турок. Королевство было поставлено в вассальную зависи­мость от Турции, а с 1459 г. полностью включено в состав новой империи с ликвидацией всех самостоятельных административных и судебных институтов.

1