§ 30. Развитие государственной организации в Италии: города-республики

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

Средневековые государства в Италии

Ко времени распада империи Каролин-гов (IX в.) Италия представляла собой множество разных по историческому типу и уровню развития государственности самостоятельных и по­лусамостоятельных государств. Только часть страны (прежнее Лан-гобардское королевство) находилось под властью франкской дина­стии. Южная Италия принадлежала Византийской империи. Вслед­ствие политического союза римских пап с Каролингами в VIII в. об­разовалось особое Папское государство с центром в Риме (просуще­ствовавшее в итоге до 1870 г.). Несколько крупных областей Сред­ней Италии образовали самостоятельные герцогства, которые попе-

ременно были под сластью то Каролингов, то римских пап. Отдель­ные земли или древние итальянские города вообще сохраняли пол­ную (насколько это было возможно) самостоятельность на основе феодальных прав своих сеньоров. В IX в. из обломков империи Ка­ролингов образовалось самостоятельное Итальянское королевство. Существовало оно более номинально. С середины X в. Северная и Средняя Италия стали объектом завоеваний и политических притя­заний Германии, а затем и полностью вошли в Священную Рим­скую империю германской нации. Это в еще большей степени спо­собствовало феодальному дроблению страны.

Новую административную организацию на большую часть стра­ны принесла власть Каролингов: графства, маркграфства, которые контролировали королевские посланцы. Однако с IX в. основной политической и административной фигурой становится епискоП (глава церковного округа); им подчиняются в итоге города, округи, прежние графы и т. п. Епископы приобретали от императоров и ко*-ролей иммунитеты и привилегии, которые становились основой их феодально-сеньориальной власти. В борьбе с этими привилегиями и правами епископов и сформировалась новая итальянская государст­венность — города-коммуны. Их становление пришлось на X —> XI вв.

Важнейшей особенностью развития социальных связей эпохи фе­

одализма в Италии было широкое развитие городов и городского'

строя. Это было связано со своеобразием в том числе и экономиче­

ского уклада: раннего развития торговли, финансового посредниче­

ства, морской торговли, ремесла. На базе нового экономического

подъема страны в XI — XIII вв. ожили многие древние центры го-,

родской жизни — Кремона, Парма, Верона, Болонья, возникли но-;'

вые — Феррара, Венеция, Алессандрия и др. Города постепенно ста-,

новились политическими центрами ближайшей округи, подчиняли^'

своему влиянию феодальные владения вне городов, отдельные обла-{

сти и даже герцогства.       •

Социальные силы, связанные со специфически городской эконо­микой: купцы, объединенные в цехи ремесленные мастера, старый городской нобилитет — сформировали в городах особые поли­тические системы — коммуны. Власть осуществлялась на республи­канских началах: создавались представительные органы с властными и судебными полномочиями, а также исполнительные институты, подчиненные представительным. В организации и реализации власти принимало участие большинство имущего населения городов — это было важным условием социальной стабильности городов в условиях окружавших их феодальных отношений. Однако города не могли долго существовать изолированно от них, постепенно они втягива­лись в сложную систему сеньориальных связей. Городской патрициат смыкался со средним и мелким дворянством. В силу объективной раз­ности социальных интересов жителей, города Италии стали ареной

 

острых политических кризисов, классовых и партийных противоре­чий, иногда продолжавшихся века. В этих условиях коммунальные институты власти оказались недолговечными. И почти во всех горо­дах-государствах Италии коммуны стали основой для формирования в позднее Средневековье синьорий — особой, специфически италь­янской формы государственности. Синьория своеобразно сочетала прежние коммунальные институты и учреждения (даже условную выборность правителей народными представителями) с доминирова­нием единоличного правления в военной и исполнительной сферах, с установлением политического режима самой неприкрытой тирании. Династии новых синьоров-правителей устанавливали особого рода отношения с номинальными носителями высшей власти в Италии — римским папой, императорами, — получали от них признание осо­бых прав, своего статуса, новые титулы.

Переход от коммун к синьориям исторически способствовал ук­реплению централизаторских тенденций в Италии, появлению на месте разрозненных областей и городов более крупных государств монархического типа. Власть в этих государствах приближалась по типу к абсолютным монархиям. Однако наибольшее своеобразие го­сударственно-политического развития Италии в Средневековье и эпоху Возрождения выразили именно республиканские поли­тические институты. Благодаря идейной преемственности многое в них ожило из времен классического Рима. Несколько веков сущест­вовали городские республики в Генуе, Милане, Ферраре, Вероне, Падуе и других. Наиболее крупными и значимыми государствами стали Флорентийская и Венецианская республики.

Формирование Флорентийской    Основанная   как   римское   поселение

коммуны              еще в I в., Флоренция к X в. стала од-

ним из важных торговых и экономиче­ских центров всей Средней Италии. Этому благоприятствовало по­ложение города на стыке торговых путей Италии, особые поли­тические обстоятельства. Экономический подъем укрепил городской строй. В итоге сформировались совершенно новые классы городского населения, интересы которых до некоторой степени противостояли интересам феодальной знати окружавших город областей, феодаль­ной организации империи, власти епископа и оставшегося с франк­ских времен маркграфа. В XI — XII вв. Флоренция обрела поли­тическую самостоятельность города-коммуны.

К XI в. в области Тоскана (центром которой была Флоренция) коллективная собственность на землю стала значимым явлением. В управлении и использовании этой общей собственности начали фор­мироваться ранние институты коммунального управления. Борьба за политическую независимость стала вторым источником комму­нальной самоорганизации. Среднее и мелкое дворянство Тосканы поддержало город в борьбе против епископа. К концу XI в. он оста­вался только номинальным правителем, рядом с ним существовал

 

324

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

РАЗДЕЛ III

 

325

 

 

 

светский вице-управитель. Горожане избирали для своих дел 12 консулов (управлявших коммунальными делами — по два на каж­дые два месяца). Появились собрания («парламенты») горожан. В 1115 г. Флоренция окончательно закрепила политическую самостоя­тельность.

Социальный уклад Флоренции был отмечен жестким расслоени­ем горожан. Причем это расслоение стало играть определенную роль в политической системе коммуны. Богатейшему, но немного­численному слою знати (земельные магнаты, феодалы, крупный городские собственники) противостояли собственно городские слои (торговцы, финансисты, судьи и врачи, ремесленники). В свою оче­редь городское население не менее резко делилось на старших и младших. К XIII в. это разделение нашло прочное правовое закрепление в цеховой организации коммуны — в делении на старшие цехи (их насчитывалось 7) и младшие (до 25), которые располагали различной мерой влияния на управление го­родом.

Различия интересов отдельных классов городского общества в от­

ношении политики германских императоров вызвало особый раскол .

городской  коммуны.  Горожане  сформировали две  сословно-поли-

тические партии —  гвельфов    (противников империи) и   г и -,,

беллинов   (поддерживавших ее, опиравшихся на знать и област­

ное дворянство). На протяжении XII — XIII вв. партии вели отча-р|

янную борьбу за политическое влияние в городе, периодически рас* г

правляясь со своими соперниками.              .J

В это же время начали возникать новые политические институ-н ты. Для руководства военными делами и общей политической дея-+| тельности коммуна приглашала правителя — подеста.   Но ря-» I дом с ним возникла новая магистратура, которую  народ   ком­муны   («пополаны») как бы противопоставлял правителю, связан­ному более с верхушкой города, —   капитан   народа.    При них в качестве распорядительно-совещательных органов стали фор­мироваться разного уровня городские собрания.

После очередного кризиса политики германских императоров, поражения их сторонников во Флоренции, в городе установился политический строй, основанный на господстве народа, объединен­ного в цехи, и на представительных коммунальных учреждениях (конституция 1250 г.). После нескольких политических реформ во Флоренции сформировалось полное доминирование (к концу XIII в.) цехового коммунального устройства. Знать была практиче­ски отстранена от влияния на институты власти.

Своего расцвета коммунально-республиканское устройство Фло­ренции достигло к началу XV в. Тогда же город и объединившиеся вокруг него области Тосканы подошли к пику своего экономическо­го могущества и влияния на дела в Италии. Социальные противоре­чия внутри городской общины, подъем борьбы городских низов про-

 

тив одворянивавшейся верхушки городского патрициата спровоци­ровали кризис коммунальной организации. Несмотря на сохранение внешних форм коммуны, путем частичных реорганизаций в городе периодически устанавливался режим правления патрицианской оли­гархии. Богатая Флоренция вызывала интерес и со стороны укре­пившихся в городе феодальных магнатов. После нескольких десяти­летий внутренней борьбы, военных кризисов олигархия передала власть в городе единоличному правителю — Козимо Медичи (1434). Коммунальная организация сменилась синьорией. Правле­ние династии Медичи продолжалось более трех веков, опираясь на старые институты и новые порядки, приближавшиеся к абсолютной монархии. По конституции 1532 г. Флоренция стала герцогством, коммунальные учреждения перестали существовать. К концу XVI в. город стал центром централизованного абсолютистского Великого герцогства Тоскана.

Государственная организация Флоренции

Система власти во Флорентийской ре­спублике-коммуне была основана на сосуществовании самых разных учреж­дений и институтов — как по своему происхождению, так и по по­рядку образования. Строгого распределения полномочий между ни­ми также не было, скорее было различие функций — причем не только государственного, но и обычного коммунального содержа­ния. При этом, согласно городским уставам 1250, 1282 и 1293 гг. (последний — «Установления справедливости» — надолго стал фактически конституцией коммуны), определяющее политическое влияние сохранили цеховые объединения полноправных граждан Флоренции. Государственная организация тесно переплеталась с самоуправлением.

Номинально высшим правительственным учреждением республи­ки была коллегия правителей (с 1282 г. — приоров, приорат) . Их выбирали путем сложной двойной и тройной процедуры по квар­талам города (по 4 от двух кварталов и по 2 от трех). В основных го­сударственных решениях коллегия была обязана советоваться со старейшинами цехов, т. н. ректорами или консулами. Старейшин выбирали цеховые мастера на 6 месяцев, приоров — на 2, и ни те, ни другие не могли переизбираться. Решения по новым налогам обяза­тельно требовали согласия цехов. Законодательные решения приора­та нуждались в особом одобрении других народных представительств и должностных лиц.

Роль главы исполнительной власти, по сути главы республики, выполнял подеста (должность учреждена в конце XII в.). Вначале это был исключительно глава обороны города и его внешней без­опасности. Его даже обязательно приглашали из негородских жите­лей, чаще — знатных феодалов (специальная комиссия изучала кандидатов) на полгода или год. Город предоставлял подеста дворец, охрану-гвардию, денежное содержание. Его имя ставилось в загла-

 

326

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

РАЗДЕЛ III

 

327

 

 

 

вии городских актов, он считался главой городской юстиции, он воз­главлял прием послов. Однако далеко не все сферы городской жизни и даже исполнительной власти были в его руках. Рядом с ним (с 1292 г.) была учреждена должность капитана и защитника народа, выдвигавшегося органами самоуправления и исключительно из «по-поланов». Капитан считался главой цехового и народного ополче­ния, он же исполнял отдельные правительственные поручения, иногда действия по конкретным декретам приората. Он обладал спе­циальной административной и судебной компетенцией, управлял финансовыми делами.

Ни подеста, ни капитан не могли управлять самостоятельно.

Рядом с ними существовали советы: при подеста — Совет комму­

ны, при капитане — Совет народа. Первый представлял как бы

весь город, и в его состав могли входить гранды. Второй был только

народным, пополанским представительством. Совет народа (в чис­

ле до 150 чел.) избирался на год особой комиссией из членов пра­

вительства и особых советников; каждый квартал имел право на

определенное число голосов (запрещалось только избирать одновре­

менно родственников). Совет коммуны был более многочислен (в

XIII в. — 300 членов: по 50 от квартала). Однако собрания в нем

были жестко дисциплинированы. Регламентировалось время начала

и конца слушаний, число ораторов. Под угрозой больших штрафов

запрещалось прерывать оратора, уходить с собрания, говорить с ме­

ста. Дела управления решались путем голосования при необычной

процедуре — вставанием (сидя — «за», поднявшись с мес­

та — «против»).  ,

Требование жесткой   законности   действий городских влаг стей стало еще одной чертой республиканско-коммунального устг ройства. Граждане обязаны были соблюдать законы города и консти»-, туцию. Со знати даже брали особую подписку о соблюдении их за-себя и семью под угрозой изгнания и большого штрафа. Для контро*-. ля за действиями правительства и должностных лиц создавалис|| особые    комиссии     административной     проверки it своя — для проверки действий приоров, свои — для подеста, для ка*|? питана. Наибольшее значение имел надзор за подеста, для чего Со|| вет избирал особых синдиков.   В случае жалоб граждан на тоЛ что должностные лица вышли за пределы своей компетенции, уста** навливался 15-дневный срок рассмотрения и возражений на это об­винение.

При различных должностных лицах создавались также особые профессиональные магистратуры. Наиболее важными были финан­совые консулы (которых выдвигали цехи менял и импортеров шер­сти). В их ведении были дела о сборе налогов, пошлин и т. д. А так­же чиновники общественного продовольствия, ведавшие закупками для города продуктов.

Совершенно особую роль в городских учреждениях играл гонфа-

 

лоньер правосудия, избиравшийся народом. Он вместе с подеста рассматривал судебные дела и, как считалось, выступал защитни­ком граждан и городских вольностей. В случае, благоприятном для гражданина, его вмешательство было безусловной защитой. В этом гонфалоньер как бы повторил значение народного трибуна эпохи классического Рима. Однако гонфалоньер также обязан был брать на себя руководство народным судом, когда преступление было очевидным и общество требовало саморасправы над преступ­ником. В тяжких преступлениях гонфалоньер выступал как инициа­тор изгнания, конфискации имущества, лично руководил особой ак­цией — срытием дома (для чего при нем существовал даже особый отряд рабочих-саперов).

К XV в. многие учреждения и институты городской коммуны об­рели новый вид и даже названия, но соотношение функций и пере­плетение полномочий остались прежними. При организации высших правительственных коллегий вошло в практику общее изби­рательное право лиц старше 24 лет, включенных в списки цехов (реально это было до 3 % жителей)., После утверждения прав­ления Медичи основная власть сосредоточилась в особых Совете ста и Совете 70-ти. За органами народного представительства сохрани­лась преимущественно роль совещательная и «одобрительная».

Развитие Венецианской республики

Венеция возникла как город на месте нескольких прибрежных поселений на рубеже IX — X вв. Общинное самоуп­равление сформировалось еще ранее. Уже в VII — VIII вв. союзом островов управляли несколько выборных трибунов (по одному от острова), а народное собрание выбирало главу союза — г е р ц о -г а (несколько переделанное название этого титула duce стало поз­днее специальным обозначением правителя города — дожа).

К X в. положение Венеции настолько укрепилось, что Византий­ская империя, которая была господствующей политической силой на Адриатическом море, признала город государственно самостоятель­ным. К середине XI в. завершилось в основном становление город­ской коммунальной организации. В отличие от других городов Се­верной Италии, где коммунальный строй не отличался устойчиво­стью и довольно быстро превращался в олигархическую или едино­личную синьорию, горожане Венеции неуклонно стремились огра­ничить власть и положение собственных правителей. В 1032 г. был положен запрет на выдвижение в дожи по родству с предыдущим (традиция держалась того правила, что своего преемника выдвигает сам правитель). Тем самым был положен предел возможному пре­вращению города в наследственную монархию. В конце XII в. при выборах дожа стали прибегать к народному голосованию путем со­здания особой коллегии выборщиков. С 1192 г. дож обязывался при­носить присягу в верности венецианскому народу.

Социальный уклад венецианской коммуны несколько отличался

 

328

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

, РАЗДЕЛ III

 

329

 

 

 

от других областей Италии. Это сказалось на формировании и фун­

кционировании  республиканских  институтов  в  городе.  Городская

жизнь была практически не связана с крупными феодальными вла­

дениями. Знать была представлена преимущественно городским пат­

рициатом, сложившимся на ростовщичестве и торговле. К X в. вене­

цианский патрициат приобрел социальную однородность, здесь от­

сутствовали  столь  критические  для других  итальянских  коммун

междусословные противоречия. Расширение венецианских владений

в итоге начавшейся морской и колониальной экспансии города, опи­

раясь на созданный мощный военный и торговый флот, позволило

патрициату стать земельными собственниками. Вследствие этих и

многих других причин, хотя венецианское общество и знало типич->

ное для Средневековья деление на знать   и   народ,   первые не

противопоставляли себя второму. Не было здесь и непримиримой

борьбы за власть. Почти на протяжении тысячи лет единственной

социально и политически руководящей силой оставался городской

патрициат. Цеховые организации и самоуправление не приобрели

никакого политического значения и не претендовали на него. Сло4

жившийся на этой основе политический строй не нуждался поэтому/

ни в каких двойных и тройных институтах для выработки компро*£

мисса интересов и отличался высокой степенью стабильности. Ос-»,

новные властные и правительственные институты, которые оформи-1,

лись во второй половине XIII в., почти неизменными просущество-J'

вали до XVIII в., времени заката самостоятельной Венецианской ре*|

спублики.             *'|

Экономическое оживление в Италии XI — XIII вв. благоприятно сказалось на Венеции. Город стал важнейшим политическим и тор-гово-финансовым центром Северной Италии и Адриатики. Росту могущества коммуны способствовали крестовые походы. В результате своей поддержки крестоносцев Венеция не только резко обогатилась, но и приобрела немало новых владений в Италии и во­обще в Средиземноморье. Стала формироваться Венецианская сре­диземноморская империя, особенно окрепшая после победы над Ге­нуэзской республикой в XIV в.

XIV — XV вв. были временем экономического и политического расцвета Венеции. Почти вся Северная Италия, в том числе круп­нейшие города Верона, Мантуя, Кремона и др., подпала под ее власть. Только на востоке борьба за греческие и критские владения с Османской империей шла неблагоприятно для Венеции. Республи­ка стала важным субъектом европейской международной политики и дипломатии, поддерживая нерегулярные политические связи даже с Московским государством. В свою очередь активная внешняя политика и внимание властей к тайной дипломатии по-особому от­разились на республиканских институтах.

 

 

Институты власти в Венеции

Государственная организация Венеции основывалась, во-первых, на функцио­нальном различии институтов власти (это было типично для всех коммунальных республик), во-вто­рых — на значительно более оформленном различении властных органов от правительственных или исполнительных. Этому способ­ствовала социально-политическая замкнутость институтов власти: в 1297 г. было принято решение о допуске только нобилитета к орга­низации высших властей (эта условная политическая революция получила название «Закрытие Большого совета»). В 1315 г. власти составили «Золотую книгу» — список имеющих политические права активных граждан (куда вошло до 8 % населения города).

Главой республики был дож (герцог). Его выбирали пожизненно, следуя нарочито усложненной процедуре: от городских кварталов (или от Большого совета) выделялись выборщики, те образовывали вторую коллегию с привлечением дополнительных электоров, вто­рая — третью, та — четвертую (все разного количественного соста­ва) и только пятая или шестая непосредственно утверждала предло­женного кандидата. Эта система должна была препятствовать поли­тическому сговору и авантюристам, затуманившим бы головы рядо­вым гражданам. Дож обладал преимущественно представительской властью, а также высшей юрисдикцией. Ему определялось содержа­ние от республики, он носил особые знаки отличия. Местопребыва­нием считался особый дворец.

Основным органом государства был Большой совет. В него вхо­дило от 35 (в XIII в.) до 1500 граждан из «Золотой книги». В Совете принимали законы, налоги, осуществляли руководство должностны­ми лицами города и назначали их. Совет проверял деятельность до­жа. Но повседневная правительственная деятельность была в руках Малого совета. Его составляли «6 мудрецов» (от 6 кварталов горо­да). Они практически на профессиональной основе руководили ад­министративно-исполнительной деятельностью республики, осуще­ствляли контроль за судебной и полицейской деятельностью дожа. С первой четверти XIII в. отдельно от советов оформился Сенат ре­спублики (вначале до 40 сенаторов, в XVI в. — до 300 членов). Это был орган, функционально руководивший армией и внешней поли­тикой, финансово-торговыми и дипломатическими делами. Во главе Сената дож принимал послов.

К XV — XVI вв. усложнение правительственной деятельности привело к обособлению ведомств, подчиненных своим должностным лицам. Образовалась, по сути, коллегия министров — финансов, военного, посольств и т. д., всего до 16. При них сложился обшир­ный бюрократический аппарат. Своей многочисленностью в XVII в. он поражал прибывающих путешественников. Особой частью прави­тельства стал Совет десяти (образованный как исполнительный ор­ган Большого совета и поначалу меняемый помесячно). Это был ед­ва ли не первый в истории специализированный орган государствен-

 

330

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

РАЗДЕЛ III

 

331

 

 

 

ной безопасности. Впервые на него была возложена политическая задача «защиты конституции». При совете сложилась разветвленная полицейско-следственная служба, огромный штат доносчиков и про­фессиональных тайных агентов (в учреждениях республики были установлены даже особые ящики в дверях, куда «добровольные по* мощники» могли опускать доносы на граждан). Излишне раннее становление разветвленной бюрократии в Республике св. Марк$ (официальное название Венецианского государства) было одной из внутренних причин кризиса государственности в XVIII в., ее отрыв! от социально изменившегося населения республики.

i--

Государственность итальянских республик-коммун при всех раз-^ -личиях характеризовалась общим свойством: впервые в государств венной истории здесь было осуществлено последовательное разгра* ничение собственно законодательной и правительственной власти of( органов и институтов исполнительного значения, получивших к то-»' му же завершенную профессионально-бюрократическую организа-» цию.

1